СЕЙЧАС +13°С

«Тайны истории»: Воин и… переговорщик — навести порядок без кровопролития

Наведя без особого кровопролития порядок в Чите и на Забайкальской железной дороге, новый губернатор не проводил без нужды особых карательных мероприятий.

Четырнадцатым военным губернатором в истории образованной 170 лет назад Забайкальской области был Аркадий Валерианович Сычевский. Этот человек, так же как его предшественник на этом посту Иван Васильевич Холщевников, пробыл в должности всего несколько месяцев. Но если Холщевников продемонстрировал растерянность и откровенную административную слабость в условиях революционных потрясений, то Сычевский в таких же условиях был полной противоположностью. При этом по своему образованию это был первый, хотя и военный, юрист по образованию и опыту работы.

Военный юрист и настоящий солдат

Родился Аркадий Сычевский 21 января 1860 года в дворянской семье в Санкт-Петербурге. Отец – отставной генерал, а потому и Аркадий начинал свою военную биографию достаточно типично. В 1877 году 17-летним юношей он вступил в службу юнкером 1-го Павловского военного училища. Через два года прапорщик гвардии Сычевский поступил в Павловский лейб-гвардии полк.

Почему офицер поступил не в обычную военную академию, а в Александровскую военно-юридическую, стоит только гадать. Закончил он её блестяще в 1886 году. С 1887 по 1904 год он занимался юридической деятельностью в Московском военном округе, причём с мая 1900 по декабрь 1904 года он был военным следователем этого округа, и вероятно, следователем, как и до того сотрудником военной прокуратуры округа, хорошим.

В 1893 году его наградили орденом святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, в 1896 году – орденом святой Анны 3-й степени, в 1902 году – святого Станислава 2-й степени.

А потом началась Русско-японская война.

Русско-японская война

Русско-японская война

Поделиться

В 1904 году полковника Сычевского командировали в китайский город Ляоян для усиления Приамурского военно-окружного суда, который действовал и на территории Маньчжурии. Но военная ситуация и убыль офицеров привели к тому, что Аркадий Валерианович был переведён в 17-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. За участие в штурме укреплений так называемой Путиловской сопки в октябре 1904 года он был награждён орденом святого Георгия 4-й степени, который вручали исключительно за личное мужество.

Путиловская сопка

Путиловская сопка

Поделиться

Один из офицеров, оставивший воспоминания о той войне, Леонид Николаевич Белькович позже писал: «Здесь в первый раз я познакомился с этим благороднейшим человеком и всегда буду благодарен судьбе за то, что она в это тяжёлое время подчинила меня такому разумному и внушающему к себе полное уважение человеку, каким был Аркадий Валерианович Сычевский».

Оказалось, что юрист был действительно хорошим боевым командиром. С декабря 1904 года по март 1905 года генерал-майор Сычевский командовал 19-м Восточно-Сибирским стрелковым полком, а потом – 2-й бригадой 9-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. Был награждён орденом святой Анны 2-й степени с мечами и святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Позже его наградили медалью в память о той войне на Георгиевской и Александровской ленте и Георгиевским оружием.

Полковник Аркадий Валерианович Сычевский

Полковник Аркадий Валерианович Сычевский

Поделиться

Закалённый в боях военный юрист был включён в отряд барона Павла Ренненкампфа, которому была поставлена задача выбить «читинскую пробку», из-за которой застопорилась отправка военных эшелонов из Маньчжурской «бутылки» в Центральную Россию. Недовольство подлежащих демобилизации солдат росло и могло стать серьёзной проблемой. Надо было действовать быстро и решительно.

По-настоящему военный губернатор

Когда карательная экспедиция барона Ренненкампфа ещё только приближалась к Чите, 8 января 1906 года Аркадий Валерианович Сычевский был назначен военным губернатором Забайкальской области. Некоторые горячие головы в Петербурге считали, что два боевых генерала должны просто «раскатать» мятежную Читу огнём своей артиллерии. Но боевые генералы так не думали. Они не собирались воевать с собственным народом, а потому, где надо, действовали решительно, а где была возможность, вступали в переговоры. И главным переговорщиком с мятежниками стал только что назначенный губернатор.

Аркадий Валерианович Сычевский

Аркадий Валерианович Сычевский

Поделиться

«22 января 1906 года рабочие Читы начали сдавать оружие. Коварную роль в разоружении города сыграл генерал Сычевский, начальник бригады 9-й Восточно-Сибирской дивизии, ближайший помощник Ренненкампфа, — писал в изданной в 1985 году в Благовещенске монографии «Первая русская революция на Амуре» историк Николай Шиндялов. - Прибыв в Читу 20 января, он начал переговоры с руководителем революционных организаций, одновременно подтягивая из пригородов надёжные части 17-го Восточно-Сибирского полка.

В ночь с 21 на 22 января четыре роты этого полка окружили казармы и разоружили части железнодорожного батальона, вызвав растерянность и замешательство в рядах защитников города, таким образом была сорвана организация вооружённой обороны Читы».

Но есть и иное описание тех же событий. Тогда Аркадий Сычевский взял с собой жандармского ротмистра, полицмейстера, адъютанта и 10 казаков и направился в Читинские главные железнодорожные мастерские, в которых находилось несколько тысяч вооружённых рабочих. В конторе чиновники были на рабочих местах, пригласили руководителей забастовщиков. Генерал с офицерами сняли шашки, по их примеру забастовщики убрали винтовки. Аркадий Валерианович остался наедине с руководителями восстания, офицеры ожидали в соседней комнате.

«Как потом рассказывал генерал Сычевский, — вспоминал Леонид Белькович, — между всеми этими представителями революционеров только и был один человек, по-видимому, довольно образованный и начитанный. Кажется, это был студент какого-то университета, который, собственно, и вёл переговоры, остальные были здесь в качестве статистов. Разговор не привёл к соглашению. Закопёрщики упирались, однако большинство приняло мысль о ненужности кровопролития. Во всяком случае после этого разговора немногие стали приходить на митинги, оружие побросали, боевые группы распались…

Генерал Сычевский рад и доволен, по-видимому, он чувствует, что взятая им на себя миссия, столь рискованная и опасная, выполнена им, хотя революционеры не выказали ему окончательно своего намерения положить оружие. Но они были сильно поколеблены его основательными доводами, и он был вполне уверен в том, что когда последует приказание о выдаче оружия, то оно будет выдано.

И действительно, так и получилось на самом деле: через два-три дня мы снова были на вокзале и на этот раз уже расхаживали по мастерским, в которых так недавно собирались тысячи вооружённых людей и раздавались речи ораторов, старавшихся заставить этих людей прибегнуть к силе выданного им на руки оружия».

Наведя без особого кровопролития порядок в Чите и на Забайкальской железной дороге, новый губернатор не проводил без нужды особых карательных мероприятий.

Вот что, к примеру, вспоминала в 1934 году соратница левой эсерки Марии Спиридоновой Ревекка Рачинская (Фиалка), которая была в 1906 году в группе направленных на каторгу в Забайкалье молодых террористок: «Очень большая демонстрация была в Чите. Когда мы подъехали к Чите, никого не было, было пустынно. Нас это очень удивило. Оказывается, их всячески обманывали и указывали неверное время нашего приезда. Но всё-таки, когда Чита узнала о нашем приезде, нас задержали, и тут была менее удачная и менее обширная демонстрация, но всё-таки она и в Чите была».

От себя добавлю, что никто эту демонстрацию разгонять не стал.

«Положение в Чите оставалось ещё долгое время неспокойным: забастовки, спекуляция продовольственными товарами, грабежи, — писал в статье об этом губернаторе краевед Валерий Павлович Филоненко. — Но в целом ему удавалось поддерживать порядок. В последний раз Сычевский справился с такой ситуацией в начале августа 1906 года, когда в очередной раз начались беспорядки в читинских железнодорожных мастерских, с которыми он справился быстро и, как всегда, лично, а главное — без кровопролития».

Та же история по-другому была описана в «Очерках истории Читинской областной организации КПСС», изданных в 1975 году.

«Рабочие Главных железнодорожных мастерских избили предателя и провокатора мастера Кизерецкого. Об этом доложили генерал-губернатору (в данном случае авторы имели в виду то, что он был и губернатором, и генералом – авт.) Сычевскому, — рассказывалось в «Очерках». - Губернатор сам приехал в мастерские в сопровождении роты солдат и арестовал 29 человек.

Рабочие потребовали освободить арестованных. «Я, — писал позже Сычевский командующему войсками на Дальнем Востоке генералу Гродекову, — приказал командиру 3-й роты 18-го полка открыть огонь, но люди сего приказания не исполнили и винтовок не зарядили, вызвав энтузиазм толпы; пережил унизительные минуты». На донесение Гродеков ответил: «Относительно 29 арестованных рабочих как бы не сделать ошибки... Рекомендую спокойнее относиться к рабочим и без нужды их не раздражать. Прежде чем предъявить к ним требование, надо его тщательно взвесить».

Так или иначе, кровь и в этот раз не была пролита.

Из губернаторов на… фронт

Опытного администратора перевели в Амурскую область, где ситуация в тот момент была более сложной, чем в успокоенной Забайкальской области.

Историк из Благовещенска Тамара Фоминична Колыхалова в изданной в 1979 году в Томском университете монографии «Социал-демократическое движение на Амуре в период революционной борьбы с самодержавием (янв. 1905 – февр. 1917 гг.)» отмечала: «...военным губернатором стал Сычевский — правая рука Ренненкампфа, «герой расправ над читинскими рабочими». Сычевский, пытавшийся первое время лавировать, вскоре отдал приказ зейскому горному исправнику в чисто треповском духе:

«При употреблении оружия во время беспорядков не должны производить выстрелов боевыми патронами вверх, а действовать в таких случаях согласно высочайше утверждённым 7 февраля 1906 года правилам о призыве войск для содействия гражданским властям».

Начались аресты в городе и области. Были арестованы участники нелегального казачьего съезда и забастовки почтовиков. Всех их в срочном порядке вывезли во Владивостокскую крепость. В сентябре 1907 года Приамурский военный суд приговорил их к длительным срокам каторги и ссылки. На этом посту А. Сычевский находился до 23 июля 1910 года.

Далее, согласно «Рукописным спискам по старшинству генералов, штаб- и обер-офицеров Амурского и Уссурийского казачьих войск 1880–1917 гг.», Сычевский в 1910 году был начальником 10-й Сибирской стрелковой дивизии, затем в 1913 году начальником Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи.

А потом началась Первая мировая война, которую современники назвали «Великой» или «Второй Отечественной».

Сычевский во время Первой мировой войны

Сычевский во время Первой мировой войны

Поделиться

Ни Татьяна Константинова, ни Валерий Филоненко не писали о том, кем же был бывший забайкальский губернатор на той войне. А вместе с тем и в той войне Аркадий Валерианович показал себя хорошим военачальником. Ещё в феврале 1914 года он стал командиром 2-го Сибирского армейского корпуса, с которым он и вступил в ту войну. На его корпус, как отмечают историки, пришлась основная тяжесть Варшавского сражения в сентябре 1914 года.

В декабре генерал-лейтенанту Сычевскому за отличия было присвоено звание генерала от инфантерии (в настоящее время это звание соответствует генерал-полковнику). В мае 1915 года его назначили командовать 4-м Сибирским армейским корпусом. И именно этот корпус под его командованием смог ликвидировать Свинтянский прорыв. В тот год его наградили орденами святой Анны 1-й степени с мечами и Белого орла с мечами.

Генерал от инфантерии А.В. Сычевский, командир 4-го Сиб. арм. корпуса, с офицерами

Генерал от инфантерии А.В. Сычевский, командир 4-го Сиб. арм. корпуса, с офицерами

Поделиться

С октября 1915 года ему доверили новый корпус – 23-й армейский, а через год – в октябре 1916-го – 7-й армейский. С ним он встретил Февральскую революцию 1917 года. Понятно, что он её не принял, а Временное правительство не приняло его.

5 апреля 1917 года генерала от инфантерии Сычевского, которому было 57 лет, зачислили в резерв чинов при штабе Одесского военного округа, а через месяц уволили «с мундиром и пенсией».

Валерий Павлович Филоненко написал: «Последующие же дни жизни генерала Сычевского остаются пока тайной. Он служил Отечеству так, как считал должным, не роняя честь и достоинство, сохраняя верность раз и навсегда данной присяге».

И тайной, действительно, остаётся, кем же он был в годы Гражданской войны и как с юга России в конце концов добрался до Харбина. Это удалось установить современным историкам из Благовещенска. В справочнике об офицерах Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск «Верой и правдой служа Отечеству», изданном в 2018 году, констатируется, что с 1923 года Сычевский жил в Маньчжурии. В Харбине старый русский генерал и скончался 22 ноября 1927 года.

Да, не всё удалось узнать о жизни и деятельности этого верного присяге офицера и генерала, но когда-то о нём вообще ничего не было известно.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter