20idei
СЕЙЧАС -20°С
Все новости
Все новости

Белые нитки дела ЧитГУ

И в воздух чепчики бросали - ректор ЧитГУ уволил директора института «за аморальный поступок». Директор института намерен обратиться в прокуратуру...

В конце января город облетела весть – уволен директор престижного энергетического института Читинского государственного университета Олег Куприянов - кандидат технических наук, доцент, заслуженный деятель науки и техники Читинской области. В это же время на городском форуме пользователи создали специальную ветку «Внимание! Узаконенный произвол? Что происходит в ЧитГУ?». Форумчане самостоятельно пытались выяснить причины увольнения директора. Было известно, что Куприянов попросил студента одного из институтов снять шапку. Тот отказался, директор пытался вывести нарушителя из здания, студент, в свою очередь, оскорбил преподавателя. Как итог – увольнение Куприянова с должностей директора института и доцента. Форумчане размышляли – да, Куприянов жёсткий человек и крепкий хозяйственник, не допускающий нарушения дисциплины и правил в стенах энергетического института, но, как опытный педагог, избить студента не мог. Всё это время из университета не поступало никакой информации. Ни ректор, ни пресс-служба ЧитГУ не подтверждали, ни опровергали этот факт.

Как стало известно ИА «Чита.Ру» от самого Олега Куприянова, конфликт произошёл почти месяц назад. 17 января, в воскресенье Куприянов занимался с заочниками. В это же время первокурсники института социально-политических систем пришли на занятия по математике. Первокурсники стояли в тупиковом коридоре, по которому проходил директор института. В центре толпы студентов стоял молодой человек в шапке. Куприянов снял с него шапку, в ответ тот оскорбил директора. Куприянов попытался вывести нарушителя из института. Студент, конечно, начал сопротивляться. По словам директора, он вызвал охранников, которых попросил взять со студента объяснение о нарушении правил поведения в институте – в вузе лица мужского пола должны снимать головные уборы, таким образом проявляя уважение ко всем окружающим. Это прописано в правилах внутреннего распорядка и указано на специальных плакатах и памятках, которые развешаны в институте.

«Студент не стал писать объяснительную. Он два часа находился на посту охраны. Всё это время, по словам охранников, звонил родителям и ещё кому-то. Он отказывался называть свою фамилию, имя, номер группы. Спрашивал охрану – видны ли на шее какие-нибудь следы, боясь, что они пройдут до приезда родителей. Хотя во время инцидента я его держал только за куртку. Вечером того же дня мне поступил звонок от декана моего института. Декан сказала, что студент сказался оскорблённым, и что я его якобы побил. Она сообщила, что разбирательством займётся директор института социально-политических систем Михаил Швецов, и он будет держать нас в курсе дела», - рассказывает о конфликте Олег Куприянов.

На следующий день была планёрка в ректорате, на которой Куприянов встретился со Швецовым. «Я спросил у него, как идёт разбирательство, а он ответил, что как бы со мной разбираться не пришлось. Но я не придал этому значения», - продолжает рассказ Куприянов.

Через три дня из командировки вернулся ректор университета Юрий Резник. Во время своей встречи с Олегом Куприяновым он сказал директору, что мать студента написала заявление в милицию о том, что директор неоднократно избивал её сына. «Ректор заявил – пиши заявление по собственному желанию, это дикий поступок, и в прессе выльется огромное количество грязи на университет, а у вуза и так много проблем. Ректор сказал, чтобы я делал всё, чтобы родители студента забрали заявление из Ингодинского отдела милиции. Мне нужно, наверное, было сразу обращаться к адвокату в этой ситуации и говорить о том, что студент меня оскорбил, а не пускать это дело на самотёк», - вспоминает Куприянов.

По словам Олега Куприянова, он попытался встретиться с родителями студента. Декан одного из факультетов Анна Русанова вызвала мать и студента для беседы в институт. Она позвонила Куприянову и тоже пригласила его на эту встречу. Когда Куприянов ехал в институт, она вновь позвонила ему и сказала, чтобы он не приезжал.

«Я поднялся к директору института Швецову. Позвонил ему. Но тот сказал не приходить, а я ответил, что уже стою за дверью. Он сказал, чтобы я подождал. Через какое-то время вышел, побеседовав предварительно с мамой и студентом. Швецов начал меня отчитывать, что я тяну всё на себя и свой институт, никогда не помог ему. Видимо, он говорил о борьбе за ресурсы – что я постоянно ставил вопросы перед администрацией университета, а не сидел и ничего не делал. Я, выполняя указание ректора, извинился перед студентом и его матерью, но встречных извинений не дождался. Спросил, можно ли поговорить с отцом. Мать спокойно начала назначать мне встречу. Швецов в этот момент сказал, что не надо ни с кем встречаться, и они сами во всем разберутся», - вспоминает Олег Куприянов.

В деканате Куприянову сказали, что в этом же институте работает тётя студента, которая в тот момент отсутствовала на работе и дали номер её телефона. Куприянов сразу позвонил ей и попросил посодействовать его встрече с родителями.

Олег Куприянов рассказывает дальше: «Тетя студента спокойно мне ответила: «Да, такая проблема есть. Я вас уважаю, но..» и звонок оборвался. Я набрал второй раз – думая что связь прервалась. Отвечает уже другой человек и говорит: «Вы извините, она не может с вами разговаривать, потому что к ней пришёл врач». Потом оказалось, что тётя студента написала заявление на имя ректора, о том, что я ей угрожал увольнением из университета, если родители не заберут заявление, чем повлиял на ее здоровье. Но ведь она от меня административно никак не зависит, поэтому вопрос о ее увольнении - явно вне пределов моей компетенции».

Для разбирательства в вузе была создана специальная административная комиссия, в состав которой вошли председатели профкома студентов Татьяна Киреева и работников Надежда Добрынина, начальник юридической службы университета Елена Стародумова, директор института социально-политических систем Михаил Швецов и проректор по учебной работе Николай Филиппов. Куприянова не стали спрашивать, что произошло на самом деле, а просто попросили написать объяснительную. Но директор написал заявление, в котором описал события 17 января, указав, что извинился перед матерью и студентом, и что, в свою очередь, тоже считает себя оскорблённым: «Я признал, что снял с него шапку и после полученного оскорбления сначала попытался сам вывести его из корпуса, но получил сопротивление, поэтому нарушителя пришлось передать вызванному по телефону охраннику. Но, конечно, не избивал его. Я уже около двадцати лет в этом вузе, ранее сам был и студентом и аспирантом, и никогда силовых разборок с моим участием не было и быть не могло. Студентов уважаю, поэтому не без оснований рассчитываю на встречное уважение», - рассказывает Олег Куприянов.

27 января Куприянову в кабинет принесли два приказа на увольнение – как директора института и доцента, которые он не стал подписывать. Олег Куприянов в этот же день встретился с ректором Резником. Тот заявил уже бывшему директору, что если он напишет заявление на увольнение по собственному желанию, приказы будут уничтожены.

«Я спросил: «Я не устраиваю вас как директор или у меня институт плохой?» Ректор ответил, что, как директор, я его устраиваю, но против меня будет пресса и профком. Мы договорились, что в период его предстоящей командировки я продолжу выполнять свою работу. А по его приезду продолжим разбираться», - отметил Куприянов.

28 января у Куприянова было плановое совещание. В это же время ректорат объявил, что администрация энергетического института должна собраться в зале заседаний. Исполняющий обязанности ректора Евгений Малышев ознакомил под подпись коллектив института с приказами об увольнениях Куприянова. Самого директора попросили сдать ключи и освободить от личных вещей рабочий кабинет. Куприянов, сославшись на договорённость с ректором, отказался выполнять эти требования.

"Я попросил сотрудников института остаться, чтобы прояснить ситуацию. Они не знали, что происходит. Малышев был недоволен, что люди остались. В течении часа мы беседовали, я рассказал, как всё происходило. Люди ушли в недоумении, потом они писали письма в ректорат и профком, потом эти письма куда-то исчезли. 1 февраля я написал заявление в комиссию по трудовым спорам. В этот же день в обед ко мне в кабинет пришли сотрудники охранного предприятия «Кольчуга», показали приказ руководителя Олега Казанцева, в котором предписывалось, чтобы меня не допускали на охраняемые объекты ЧитГУ, ссылаясь на приказ об увольнении из университета. Я говорю – это глупость, что я, как частное лицо, могу пройти в федеральное учреждение. Они в ответ – нет, у нас такой приказ и силой вывели меня", - говорит Куприянов.

8 февраля Куприянова вызвали к ректору вуза. По словам Куприянова, Резник ещё раз повторил, что если он напишет заявление по собственному желанию, не будет увольнения по статье, можно будет остаться работать в вузе преподавателем. И сказал, что Куприянов вместе со своим учителем, первым проректором ЧитГУ Сергеем Ивановым вносят раскол в коллектив.

10 февраля прошло заседание комиссии по трудовым спорам. Из восьми членов комиссии двое во время заседания находились в командировках, один проголосовал против увольнения Куприянова, остальные поддержали решение ректора.

Многие сотрудники университета в личных беседах советовали не бороться со «служебной машиной» ЧитГУ: «Где твой инстинкт самосохранения?».

Итог событий знают теперь многие. Олег Куприянов как директор энергетического института уволен «за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального поступка, несовместимого с продолжением данной работы (пункт 8 части первой статьи 81 ТК РФ), а как доцент кафедры «Тепловые электрические станции» «за применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника пункт 2 части первой статьи 336 ТК РФ)».

Ректор государственного университета прокомментировал ИА «Чита.Ру» сложившуюся ситуацию: «Куприянов Олег Егорович допустил поступок в отношении студента нашего вуза, который несовместим с продолжением работы в должности как директора, так и доцента кафедры. В связи с поступлением заявления от матери студента в университете была создана комиссия для проверки фактов, которая и пришла к решению об увольнении. Все нормативные документы - Трудовой кодекс РФ, закон об образовании, должностная инструкция, оговаривают подобные действия однозначно: как основание к прекращению трудового договора. Мы очень сожалеем, что сотрудник вуза, который являлся всегда ответственным работником, талантливым преподавателем, допустил действия подобного характера».

Но до сих пор в этой истории остаются открытыми множество вопросов: почему на студента в деканате не были оформлены документы, и почему он числился в одной группе, а обучался в другой, нет свидетельств студентов, которые могли видеть, как директор избивал неоднократно студента, до сих пор не опрошены охранники, которые были прямыми свидетелями происшествия, и почему Олега Куприянова ещё пару месяцев назад тот же ректорат и учёный совет вуза рекомендовали на получение нагрудного знака «Почётный работник высшего профессионального образования РФ»?

Олег Куприянов, несмотря на то, что проходит курс лечения в клинической больнице, настроен решительно – намерен обратиться в прокуратуру и трудовую инспекцию. Не отрицает, что хоть и замечал раньше давление ректората вуза на себя и институт, но не мог или не считал нужным на него реагировать. Сожалеет, что теперь энергетический институт, который всегда был на хорошем счету, из-за сложившейся ситуации могут поливать грязью.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter