20idei
СЕЙЧАС -20°С
Все новости
Все новости

Похоронная команда

...учёные, которые умудряются современных представителей сибирских этносов непременно определять как аборигенов или туземцев, полагая, что это будет восприниматься ими позитивно.

«Одни из них уже замечены, но не поняты, на другие – закрываются глаза, третьи – вообще не осознаются», - историк Михаил Константинов добавил к терроризму ещё три источника повышенной опасности в этносоциальной сфере. Статья «Этносоциальная ситуация: источники повышенной опасности» была написана в порядке подготовки к выступлению, состоявшемуся на Гражданском форуме.

В первой части доктор исторических наук неожиданно представал футбольным болельщиком, во второй — приводил историю борьбы с черносотенцами. Сегодняшняя, заключительная часть- об этнологах, которые стремятся похоронить целые этносы.

Панихида по этносам

В данном случае я имею в виду не кладбищенских работников, а этнологов, которые стремятся похоронить этносы как ненужное и мешающее создавать единую гражданскую нацию. Эти этнологи действуют в соответствии со своим манифестом, созданным академиком Валерием Тишковым и названным «Реквием по этносу» (М.: Наука, 2003. – 544 с.). Несмотря на всю сложность, объёмность и внешнюю диалектичность изложения книги, суть её отчетливо и откровенно запечатлена в названии, призывающим исполнить панихиду по этносам как проявлениям прошлых эпох. Главное для Тишкова и его сторонников – создание единой гражданской нации. Кто бы оспаривал благородность этой задачи, но всё дело в том, что гражданская нация состоит не из граждан и не из групп населения, а из этносов, составляющих в соответствии с Конституцией Российской Федерации «многонациональный народ», а в современной научной интерпретации – «гражданскую нацию». Исходя из теории Валерия Тишкова, создание гражданской нации – дело государственное (может быть, и нацию в этом случае надо назвать государственной? – М.К.), а этносы – это дело самих этносов и входящих в них индивидуумов. По моим наблюдениям, теория академика Тишкова оказывает определяющее влияние на руководство страны. Скорее всего, именно поэтому в нашей стране и нет системно выверенной осознанной по целям этнической политики. Об отсутствии таковой напрямую свидетельствуют заседания двух Госсоветов, посвящённых национальным вопросам, которые состоялись в Москве (27 декабря 2010 года) и Уфе (11 февраля 2011 года). Подавляющее большинство членов Госсовета в своих выступлениях по этим вопросам выглядело беспомощно, не раскрывало суть проблем и уходило в сторону от наиболее острых вопросов. Никто из чиновников высшего ранга не вспоминает великий закон Гегеля о «единстве и борьбе противоположностей», определяющий источник и движущие силы развития; исходя из этого закона, совершенно понятно, насколько опасны для общества взятые по отдельности как всеобщее единство, так и непрекращающаяся борьба. Никто из представителей элитной политической среды не знает кропоткинскую теорию о взаимной помощи как факторе эволюции, определяющую значение поддержки и сотрудничества, братства и дружбы, начиная с глубокой древности и до современности. Создаётся впечатление, что члены Госсовета, как говорится, классиков не читали, а собственных размышлений на эту тему не имеют. За заседаниями госсоветов не последовало существенной корректировки в этносоциальной политике, не был привлечён к анализу сложных проблем широкий круг учёных. Существенный недочёт состоит как раз в том, что забыты роль и значение этносов. И почему-то никак не может выйти на авансцену этносоциальной политики простой и надёжный лозунг «Дружба народов – гуманистическая основа процветания Отечества». Возникает вопрос: если государство считает правомерным заботиться, например, о семье и школе, то почему оно не должно заботиться и создавать условия для процветания этносов, также являющихся социальными (точнее биосоциальными) структурами?

В чём конкретно может проявляться государственная этнополитика?

Приведём некоторые примеры.

В сложном положении находится такой малочисленный народ, как эвенки. Цивилизационный натиск «наградил» их немалую часть такой болезнью, как алкоголизм, с которым они сами справиться не могут. В связи с этим эвенкам необходима полноценная медицинская помощь. Бюрократические законы препятствуют развитию охоты и оленеводства, отнимая у эвенков «естественное право» на традиционные занятия и образ жизни. Сверхпрогрессивная национальная программа «Образование» отбирает у эвенков одну школу за другой, заставляя перемещать детей в интернаты и тем самым отрывая от родителей. Спрашивается, кто придумал, что в тех местах, где живут эвенки, соотношение «учитель – ученик» должно быть такое же, как в населённых районах?

Но поддержка и понимание требуются не только слабым, но и сильным народам. Так, забайкальские буряты обеспокоены весьма заметным угасанием родного для них языка, особенно в городской среде. Найти выход из этой ситуации возможно, если открыть в региональном университете отделение бурятской филологии, где студенты будут изучать бурятский, а заодно монгольский, а также русский и английский языки. Это отделение будет пользоваться популярностью, если принимать на него для обучения на бюджетной основе.

Весьма важно разобраться в этносоциальных дефинициях. Печально выглядят и политики, и учёные, которые умудряются современных представителей сибирских этносов непременно определять как аборигенов или туземцев, полагая, что это будет восприниматься ими позитивно. Точно также совершенно неправомерно современное русское сибирское население называть пришлым. Русские сибиряки, в генеалогии которых 15–20 поколений русских предшественников давно уже укоренились в Сибири, а укоренившееся население, бесспорно, имеет те же основополагающие права, как и коренное.

Весьма полезно государству обратить особое внимание на население приграничных районов вне зависимости от его этнической принадлежности. Так, в забайкальских приграничных районах всё больше закрывается школ, больниц, клубов, библиотек. Исчезает из сел интеллигенция. А местами в полном развале пребывают брошенные военные городки, например, Даурия и Мирный. Убогим и грязным остается Забайкальск – витрина бестолковости российской региональной политики, что особенно наглядно выглядит на фоне процветающей китайской Маньчжурии, где, буквально в нескольких километрах от границы, с видом на российскую территорию, построен великолепный университетский комплекс по типу МГУ, что полностью подтверждается при его посещении.

В заключение следует отметить, что в российской этносоциальной ситуации существуют весьма серьёзные перекосы, просчёты и факты умолчания. Они проявляют себя весьма масштабно по территории и разнообразно по формам – от столичных стадионов до эвенкийских чумов. В их возникновении повинны не только некие объективные обстоятельства, но и субъективные ошибки как политиков, так и учёных. Они усиливаются в связи с углублением социальной пропасти между богатством и бедностью, властью и народом, столицей и провинцией, городом и деревней. Если эти противоречия не устранять, а проблем не решать, то государство и общество так и не проторят друг к другу связующую дорогу. Вот тогда во всей силе и зазвучит трагический реквием – и по этносам, и по гражданской нации! Но кому нужно исполнение столь безысходных прогнозов?!

Михаил Константинов

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter