Страна и мир Об истории Забайкальского края «В кармане кителя нашли пакет со следами крови». Военкор из Забайкалья погиб в последний день короткой войны

«В кармане кителя нашли пакет со следами крови». Военкор из Забайкалья погиб в последний день короткой войны

Он рвался на Западный фронт

Девятого августа 1945 года началась и буквально через несколько дней закончилась Советско-японская война. Войска трех фронтов, в том числе и Забайкальского, стремительной и грамотной атакой разгромили миллионную Квантунскую армию. И это не была легкая прогулка, каждый день сопровождался тяжелыми боями. Безвозвратные потери Красной армии составили более 12 тысяч человек. Среди тех, кто первыми вступал в бой с противниками, были танкисты, артиллеристы, пехотинцы, десантники… и военные корреспонденты — военкоры. Как пелось про них в песне, «с лейкой (так назывались фотоаппараты. — Прим. авт.) и блокнотом, а то и с пулеметом, первыми врывались в города».

И даже в такой недолгой войне потери были и среди военкоров. Точнее такая потеря на Забайкальском фронте была одна — Павел Михайлович Бесов, капитан, военкор газеты «На боевом посту» (в тот момент она называлась «Суворовский натиск», но это отдельная история, о которой речь пойдет в следующем материале).

Павел Бесов был военкором на Советско-японской войне

Танкист, ставший журналистом

Родился будущий военкор Павел Бесов 22 января по старому стилю (4 февраля) 1913 года: по одним данным, в Чите, по другим — в Нижегородской губернии. Но вот в армию в 1934 году он был призван Читинским городским военкоматом.

О том, как офицер-танкист стал военным корреспондентом, подробно рассказал бывший в период Великой Отечественной войны ответственным редактором газеты Забайкальского фронта «На боевом посту» Михаил Мельянцев.

«Помнится, — писал Михаил Фролович, — еще в предвоенные годы газета начала печатать его заметки из отдаленного гарнизона Забайкалья. Бесов тогда служил лейтенантом в одной из танковых частей. В то же время он активно сотрудничал в газете, присылал интересные и содержательные материалы. Мы предложили ему стать журналистом, перейти на работу в редакцию. Бесов согласился. Отдел боевой подготовки обрел корреспондента-организатора, имевшего опыт командной работы. Наш выдвиженец быстро оправдал оказанное ему доверие. Он с энтузиазмом ездил по гарнизонам, организовывал военкоровские материалы. Когда же округ стал фронтом и изменился штат редакции, его назначали начальником отдела. Тогда еще с большим энтузиазмом он принялся за освещение жизни и учебы войск».

Припомнил бывший редактор еще одну особенность Бесова: «Положение начальника не ослабило в нём стремление бывать в войсках. Наоборот, его еще чаще видели в запасных бригадах, военных училищах, тылах фронта. Бесов делал всё возможное для того, чтобы через печать готовить резервы для сражений с врагом, чтобы воины-забайкальцы достойно выполняли свой долг перед Родиной».

Когда все рвались в бой…

На Забайкальском фронте подавляющее большинство солдат, офицеров и генералов рвалось на Западный фронт, где шли тяжелые бои с нацистами. Порой дело доходило до тяжелых случаев. Например, бойцы бежали из своих частей, чтобы стать дезертирами и быть направленными на любой из западных фронтов.

Бесов как-то столкнулся со случаем, когда боец, чтобы попасть в штрафники, отрубил себе один палец на руке. Павел понимал подоплеку этого поступка и не стал его осуждать на страницах газеты. А вот редактор Михаил Мельянцев осудил его. В итоге между ними произошел конфликт, чуть не закончившийся увольнением Бесова.

Их коллега, журналист той поры Алексей Котенев, ставший в мирное время писателем, вспоминал:

«Редактор назвал его бузотером, разлагателем забайкальской обороны и решил отчислить из редакции. Маркову (Георгий Мокеевич, еще до начала войны ставший известным сибирским писателем, служил в газете «На боевом посту» с 1941 года. — Прим. авт.) не понравился такой оборот дела. А уж когда ему что не нравилось, не таился, открыто высказывал мнение, вступал в спор с кем угодно, если этого требовали интересы дела.

— Вы не имеете права наказывать человека за похвальное стремление сражаться на фронте, — сказал он редактору.

— Это что еще за адвокаты появились у нас? — рассердился тот. — Не вмешивайтесь не в свое дело!

— У человека просто сдали нервы.

— Я не намерен каждый день выслушивать его глупости.

— Но он талантливый журналист.

— Этот талантливый журналист скоро доведет меня до инфаркта.

— В семье у него не всё в порядке. Жена больная… Потому и нервничает.

Трудный разговор длился около часа. В конце концов редактор поостыл и оставил Бесова в редакции».

Эту историю не забыл и полковник Мельянцев, правда, написал о ней в несколько иной плоскости: «Конечно, Бесов и сам рвался на фронт. Он не раз заходил ко мне и просил:

"Походатайствуйте, чтобы отправили меня в действующую армию (так в Забайкалье называли любой фронт в Европейской части СССР. — Прим. авт.), на запад". Приходилось отказывать ему. Ведь мы тоже были фронтом и каждую минуту могли ожидать нападения империалистической Японии. Наши войска стояли на границе, готовые в любой момент дать врагу отпор. Из Забайкалья уходили и эшелоны войск на запад, чтобы сражаться с гитлеровцами».

По мнению Георгия Маркова, именно эти истории аукнулись позже.

С танкистами и десантниками

Когда 9 августа 1945 года началась война с милитаристской Японией, капитана Басова как бывшего танкиста направили в 9-й механизированный корпус, которым командовал генерал-лейтенант танковых войск Михаил Волков. Маньчжурская стратегическая операция развивалась стремительными темпами. Уже 12 августа, на четвертый день наступления, танковые части заняли город Тунцюань. Затем были заняты город Таонань и железная дорога Цицикар — Мукден. С боями за несколько дней было пройдено 800 километров.

Павел Бесов служил в танковых войсках, а потом стал военкором

В это время редакция «Суворовского натиска» остановилась в городке Ванъемяо (ныне Улан-Хото). Павел Бесов, участвовавший в боях, не успел написать очерк о своих танкистах. Части разгромленной Квантунской армии отступали к портам Ляондунского полуострова. Поэтому командование Забайкальского фронта приняло решение выбросить на Чаньчунь, Мукден и Порт-Артур воздушные десанты. С десантниками полетели и военные журналисты, в том числе и Павел Михайлович Бесов.

Материал был собран богатый и оперативный. Его срочно надо было доставить в редакцию. Вроде бы Павлу повезло, его согласился взять с собой направлявшийся в штаб фронта военный переводчик, майор, профессор, известный китаист Георгий Кара-Мурза.

Этот полет обернулся трагедией. Недалеко от китайского городка Ванемяо самолет потерпел аварию и упал. Все члены экипажа и пассажиры погибли. Произошло это в последний день этой короткой войны.

Погиб Павел во время полета в последний день войны

«Погиб как солдат, верный воинскому долгу, — вспоминал его товарищ по редакции Алексей Котенев. — В его планшетке лежал пакет с краткой надписью: "Доставить срочно в редакцию!" Марков тяжело переживал смерть боевого товарища и, как это бывает в горе, винил даже себя в его гибели. Ведь Павел мог бы уцелеть, если бы отчисленный из редакции командовал где-нибудь танковой ротой… Чтобы унять и заглушить в себе острую боль, Марков заторопился в редакцию, которая была к тому времени уже в Чанчуне».

Это произошло 22 августа 1945 года.

Его последний репортаж все-таки дошел до редакции, до газеты, до читателей.

Последний репортаж военкора

Упавший самолет не разбился. Поэтому под его обломками удалось обнаружить тела погибших, в том числе и одетого в форму танкиста Павла Бесова.

О том, что произошло дальше, написал полковник Михаил Мельянцев: «Корреспондент погиб, а материал его пришел в редакцию и сразу же был напечатан. В нем наш сотрудник капитан Павел Бесов сообщил о взятии города Чанчуня — резиденции командования японской Квантунской армии и пленении императора-марионетки Пу И, о капитуляции вражеского гарнизона и первом дне работы советского военного коменданта».

«Пришел этот материал необычным для редакции путем, — вспоминал бывший редактор газеты "На боевом посту". — В те дни она двигалась в походных колоннах войск Забайкальского фронта… Те, кто извлекал погибшего Павла Бесова из-под обломков самолета, нашли в кармане его кителя пакет в редакцию со следами крови. На нём помимо адреса стояла надпись "Вручить немедленно". И этот пакет добрые люди доставили по назначению и очень быстро. Он сразу попал ко мне. В нём была хорошо сделанная корреспонденция, которая тут же пошла в номер. На другой день ее читал весь фронт. Траурная кайма вокруг подписи говорила, что автора уже нет в живых, что журналист погиб как солдат на своем боевом посту».

В «Наградном листе» было сказано: «Капитан Бесов в период военных действий на фронте борьбы с японскими захватчиками проявил себя мужественным офицером и энергичным и оперативным военным корреспондентом. Дважды командировался в действующие войска и образцово выполнял возложенные на него задания. Посланный с задачей показать действия наших войск по овладению Чаньчунем, тов. Бесов погиб при авиационной катастрофе во время возвращения обратно в редакцию, везя пакет с подготовленным к печати материалом. За самоотверженную работу и верность своему воинскому долгу до конца своей жизни тов. Бесов достоин награждения орденом Отечественной войны 1-й степени».

Военный совет Забайкальского фронта назвал капитана Павла Бесова «пламенным патриотом, верным до конца жизни воинскому долгу, любимой Родине».

Военкора Павла Бесова вместе с профессором Георгием Кара-Мурзой и членами экипажа похоронили на кладбище в Чите, позже была установлена стела, на которой выбиты их имена.

На кладбище в Чите установлена стела, где выбито имя Павла Бесова

В Чите в редакции газеты «На боевом посту» был установлен бюст военкора, капитана Павла Бесова, а для журналистов газеты была учреждена премия его имени.

Жена и дети Павла Бесова рядом с его бюстом

История газеты «На боевом посту» была завершена в 2019 году. И, к сожалению, судьба бюста неизвестна. Куда он делся после ликвидации Сибирского военного округа (СибВО) и редакции газеты «На боевом посту», непонятно. Во всяком случае, ни в музее Дома офицеров Забайкальского края, ни в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова его нет. Возможно, он до сих пор стоит на прежнем месте.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
2
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Люди должны знать про успехи». Главы районов Забайкалья собрались рассказать, что на селе — хорошо
Редакция «Чита.Ру»
Мнение
Лабиринт, джем на полу и девять яиц в десятке. Как работает «Пятерочка» в Чите
Анонимное мнение
Мнение
Увез бабушку в госпиталь и продал квартиру. Три истории о том, как собственники теряли жилье
Екатерина Торопова
директор агентства недвижимости
Мнение
«Не исправишь двойку — не выйдешь неделю гулять». Почему советских детей воспитывали лучше
Анонимное мнение
Рекомендуем
Объявления