Р!
12 ДЕКАБРЯ 2019
11 декабря 2019

Разобьются ли нацпроекты Путина о клуб в Адриановке

Из Москвы не видно щебёночно-непонятно-какой дороги без песка, с кочками и камнями, что ведёт в богатую когда-то станцию Адриановка на Забайкальской железной дороге. Впрочем, если бы Владимир Путин решил поехать из Владивостока в Читу не на жёлтой «Ладе Калине», а на поезде и сделать крюк из Читы на юг Забайкалья в урановый Краснокаменск, то мимо Адриановки он бы не проехал.

На моей карте Адриановка — это лето 1996-го, кажется, года, летний лагерь на сопочке рядом с селом, большая общественная баня, первые медленные танцы на вечерней дискотеке и широкая спина одного из местных парней, который был старше и серьёзнее. Но у «Википедии» всё строже: основанный в 1740 году посёлок, к которому в 1900 году добавилась железнодорожная станция. Население в 2010 году — 1 165 человек. Названа именем инженера-путейца Григория Васильевича Адрианова, проектировщика железнодорожной ветки, много сделавшего и для развития посёлка.

Говорят, у площадки около дома культуры в Адриановке когда-то были фееричные вечерние драки на дискотеках, хотя где же их не было. Сегодня тут сохранилась часть лавочек, а часть, возможно, была отодрана в порывах самообороны или нападения. Хотя, может, со скуки оторвали.

Знаменитости смотрят в пустоту

— Пойдёмте-пойдёмте, — торопится к нам вышедший из-за поворота Сергей Павлович Лобанов, глава администрации посёлка.

Мельком смотрит на приехавших, высыпавших из микроавтобуса: сколько! И все проверяющие? И так же ходко поднимается по лестнице к клубу, долго возится с замком.

Дом культуры в посёлке по нынешним меркам огромный, с помещением библиотеки, где ровными рядами стоят книги и висят встречавшие читателей плакаты. На стене библиотеки до сих пор — ошкурёная, покрытая лаком вешалка во всю стену с номерами у крючков, на которых вот уже 5 лет не было одежды. Есть здесь общий зал и зал со сценой — хороший ДК. Был.

— От отопления отключили в 2014-м, потому что содержать уже не могли, — объясняет Сергей Павлович. — Отапливали от железнодорожной кочегарки, в сезон больше миллиона рублей надо было. А у меня бюджет всего 2 миллиона.

Он как будто смущается и говорит тихо, хотя люди говорят, бойкий.

С Адриановкой, когда-то богатой и самодостаточной, в 90-е случилось то, что произошло со многими железнодорожными станциями в России. Когда их строили и жили на них при СССР, никто из работавших здесь не подозревал, что работа и безопасность железной дороги из приоритета в государственной политике страны станет частной собственностью, что железная дорога будет чем-то отдельным от сёл, посёлков городского типа и городков. Но так случилось.

Железная дорога начала передавать муниципалитетам ненужные ей здания, а, так как вся инфраструктура посёлков была создана базой для железнодорожной станции, муниципальные власти часто оказывались в безвыходном положении: тащить такое имущество многим было просто не под силу. А когда из сёл начали уезжать люди, так ещё и незачем.

— У нас когда-то было два детских сада, железнодорожный и муниципальный. Оба снесли в 90-х, сейчас детсада в Адриановке нет. Он нам сейчас очень нужен, — говорит глава посёлка журналистам.

Уже на улице он махнёт рукой на пустырь: «Вот тут железнодорожный стоял».

Яма ПСД

Раньше в каждом муниципалитете был градостроительный план, часть которого даже засекречивалась, потому что в плане было расписано всё вплоть до того, где какая труба проходит и как её перекрыть при необходимости. С началом перестройки эти документы обновляться перестали, а после утратили актуальность. Какое-то время назад по всей стране глав поселений обязали разрабатывать генпланы, которые стоили таких миллионов, что в сёлах отродясь не видывали. Генпланов от этого вряд ли стало сильно больше, а вот фонды штрафов тогда пополнились ощутимо. А потом некоторые оштрафованные плюнули на всё, ушли с должностей, и вдруг выяснилось, что работать на селе почти некому: старых обученных работников посокращали, а новых с 1991 года как-то не собирались учить, да и штаты заметно урезали.

Приходившие к власти часто хотели что-то поменять к лучшему, но не знали элементарных требований. Зажатые между полномочиями, которых стало намного больше после вступления в силу 131-го федерального закона при не изменившихся дотациях, вечной нехваткой денег, надзорными органами и большой вероятностью из кресла руководителя отправиться на скамью подсудимых руководители или уходили, или предпочитали не высовываться. А тут на тебе, бабушка, нацпроекты.

В Забайкальском крае и других регионах страны ещё до них участие в федеральных программах срывалось по одной простой причине: в посёлках и районах не осталось специалистов, у которых есть знания и время работать с проектно-сметными документациями, архитекторы в Забайкалье стали почти вымершим видом. Поэтому чаще всего брали типовые проекты на федеральных сайтах — разработанные под отдельный заказ стоят на порядок дороже и не по карману бюджетам.

Специалистов по госзакупкам и подготовке документации того или иного проекта почти нет ни в районных, и точно не найти в сельских администрациях. Поэтому на подготовку проекта и корректировку ошибок уходят месяцы и годы на переписку между ведомствами, и населённый пункт просто не успевает освоить средства за отведённый ему год. Можно сколько угодно винить муниципалитеты, но знаний от этих ударов сверху не добавится. Властям края, возможно, нужно позаботиться о том, чтобы на краевом уровне типовыми проектами стала заниматься одна структура, специалисты которой при необходимости смогут консультировать работников администраций в районах. Это нужно для проектов, которые точно и в короткие сроки пройдут госэкспертизу.

Хотя бывает и так, что сроки не срываются.

— Объявляется аукцион, его выигрывает компания, например, из Санкт-Петербурга, специалисты которой даже не выезжали на место. А потом начинается, что или подрядчик недоработки в проекте обнаружил — проект-то типовой, усреднённый для всей страны, — или подрядчик всё сделал так, как в проекте, но в нём много чего не учтено, — рассказывают в забайкальском региональном отделении Общероссийского народного фронта.

При этом проект выполняют не архитекторы, а те, кого специалисты фонда называют скорее дизайнерами: при подготовке ПСД делается симпатичное здание, но совершенно не учитывается, как оно впишется в инфраструктуру.

С большой долей вероятности угроза неосвоения средств в Забайкальском крае висит над национальными проектами, завязанными на строительство и ремонт зданий по федеральным программам. И вот вам пример дома культуры в Адриановке.

Обрыв имени больших проектов

Середина весны, но внутри так холодно, что не помогают даже карманы: невозможно набрать сообщение в телефоне.

— От холода облетела, — бросает Сергей Лобанов.

Краска салатовыми хлопьями засыпала перекошенные доски пола. Сверху на всё это с галереи портретов смотрят знаменитые советские и российские актёры, мужественный железнодорожник Григорий Адрианов и устанавливавший советскую власть в Забайкалье и на Дальнем Востоке и по легенде живьём сожжённый японцами в паровозной топке Сергей Лазо, чей штаб находился в Адриановке.

Дому культуры необходим капитальный ремонт, его оценили в 7,5 миллиона рублей, и деньги по федеральной программе вроде бы как в 2019 году должны быть. На покупку типовой проектно-сметной документации, кстати, потратили всего 40 тысяч рублей — сравнительно мало, если учитывать, что на ПСД в среднем тратится 1-10% от стоимости проекта.

В феврале начали готовить проект, в марте отправили его на госэкспертизу, а 19 апреля пришёл отказ: специалисты из района допустили ошибку и не расписали бюджеты, из которых ремонт клуба будет финансироваться. Сейчас дорабатывают, снова отправят на госэкспертизу, но это ещё около двух месяцев. То есть на торги проект в лучшем случае выйдет в июне-июле. Пока они пройдут — уже август. Точно ли можно успеть капитально отремонтировать здание за полтора осенних месяца?

Но самое интересное в другом. Допустим, все всё успевают, дом культуры ремонтируют, а дальше? Дальше он всё также остаётся на балансе муниципалитета, только на его содержание и отопление посёлок снова должен будет тратить больше миллиона рублей в год, а этих денег в Адриановке нет. И это главная беда, боль или задача нацпроектов: огромные деньги вкладываются в ремонт и строительство зданий, а потом все они отдаются тяжёлым грузом на плечи, где и так одежды нет. И сил. И денег эти здания тащить.

— Потянете? — спрашиваю у Лобанова.

— Нет, — качает головой, смотрит в сторону.

— А что делать будете?

— Кто ж бы знал…

НазадВперёд
6 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А нужен ли этот клуб Андриановцам? По крайней мере в том виде и значении, к которым мы все, рожденные и жившие в великой стране с названием Советский Союз, так привыкли? Мы сейчас живём в совершенно другом мире, в котором даже вновь построенный детский сад, ляжет непосильным бременем на и без того дистрофичный бюджет посёлка (хотя в сложившихся социально-экономических условиях видимо правильно говорить "поселение"). 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зачем Андрей спрашивает? Мог бы и сам сразу ответить что не потянут.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Смысл восстановления? Хорошо всё сделают, даже отремонтируют. А содержание этого клуба будет превышать бюджет всего посёлка.Сами представьте-отопление, вода, зарплата, налог на имущество с кадастровой стоимости и так далее и так далее. Тут даже экономистом не надо быть, что всё содержание будет 3-3,5 млн в год. А другие задачи как решать? Ведь полномочия на содержание посёлка по 131 ФЗ никто не отменял, а прокуроры так и смотрят как глав за неисполнение этого закона поймать. И то что денег элементарно нет, никого не волнует. Вот тебе и вертикаль власти

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ребята, вы о чем? Там живут такие же граждане России, которые имеют право на нормальные социальные условия жизни. А как содержат муниципальные учреждения в сёлах, где количество жителей не превышает 300-500 человек?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А району то какая разница в каких условиях живут другие люди лишь бы они хорошо жили и получали хорошие зарплаты. В селах ведь всё не рентабельно содержать детские сады, клуб, библиотеку, да и ФАП на фиг нужен деревне и так просуществуют, а вот детскую площадку за 3 миллиона у себя в Карымской построить это рентабельно, это пожалуйста даже деньги есть и доли софинансирования указывают правильно и грамотно. Это ж район они хитрые и наглые.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вполне согласен с тобой. Некоторые служащие в пенсионном возрасте доживают свой век в чиновничьих креслах, а с народом уже им не хочется работать, вот и закрывают учреждения в сёлах, чтобы не было никаких проблем в их "РАБОТЕ"

ПОПУЛЯРНОЕ