Павел Фадеев: Туберкулёз перестанет существовать

Что означает 2050 год для российских граждан, как проба Манту спасает жизни, а наработки советских фтизиатров перенимает западная медицина, в интервью «Чита.Ру» рассказал главный врач Забайкальского краевого клинического фтизиопульмонологического центра, главный внештатный специалист по фтизиатрии министерства здравоохранения Забайкальского края Павел Фадеев.

Фото: Диана Арнольд

— Смотрите, вот флюорограмма, на ней заметны небольшие изменения — при таком состоянии человек чувствует себя абсолютно нормально, не кашляет, не температурит, но уже болеет туберкулёзом. Только с помощью снимка мы можем заподозрить процесс. Ранняя диагностика, а именно регулярная флюорография — это опыт советской фтизиатрии, его более нет ни в каких странах.

— Но у нас есть.

— В разрезе каждого муниципального образования, в разрезе каждого сельского поселения у нас отлажена схема мониторинга здоровья забайкальцев. В тех районах, где что-то сбоит, или по каким-то причинам власти не справляются, мы проводим селекторные совещания, выездные медсоветы, выясняем причины, по которым население не дообследуется, помогаем справиться с проблемами. К работе обычно подключаются все — и главы районов, и главы сёл. Потому что каждый понимает значение ранней диагностики туберкулёза.

— Это касается и детей, верно?

— Разумеется. В Забайкалье высокий процент туберкулинодиагностики (туберкулин используется для проб Манту — Е.Р.). Ещё 2 года назад в регионе были серьёзные проблемы с туберкулином, охват диагностики был низкий, но сейчас и служба, и все мероприятия финансируются в полном объёме. Это заслуга правительства края: мы не испытываем дефицит ни с противотуберкулёзными препаратами, ни с диагностическими системами. По прошлому году показатель охвата туберкулинодиагностики детей — 97%.

Для детей до 7 лет — это проба Манту, от 7 до 14 — это диаскинтест. Каждый ребёнок раз в год должен её пройти, и это не должно пугать родителей. Это действительно важно и нужно. Уже создан прецедент в Бурятии: Верховный суд отстранил ребёнка от посещения детского сада, потому что родители отказались от проведения туберкулинодиагностики.

Нужно понимать, что если у ребёнка выявится инфицированность (на это укажет положительная проба), мы вовремя проведём лечение, назначим курс препаратов, и он будет здоров. Если мы не узнаём об инфицированности, то процесс может прогрессировать до серьёзных форм туберкулёза.

Фото: Диана Арнольд

— Много детей в крае болеют туберкулёзом?

— Детская заболеваемость в Забайкалье невысока, если говорить в абсолютных цифрах, то в 2017 году заболели 19 детей, взрослых — около 620. Умирают от туберкулёза 60-70 человек. Это те люди, которые ведут асоциальный образ жизни, злоупотребляют алкоголем, не обращаются за медицинской помощью, курят. Курение в 20 раз повышается риск заболеваемости туберкулёзом, у курильщиков страдает иммунологическая система бронхов.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

Фото: Диана Арнольд

— Где в Забайкалье лечат туберкулёз?

— В крае два специализированных учреждения: фтизиопульмонологический центр в Чите — головное учреждение. Здесь устанавливается диагноз, проводится дифференциальная диагностика различных заболеваний лёгких, необходимые операции, в том числе эндоскопические, клапанная бронхоблокация, применяются новые медицинские технологии. Здесь же проходят лечение вич-положительные пациенты: у них на фоне слабого иммунитета риск заболеть туберкулёзом огромный, при этом процесс развития болезни — стремительный. Поэтому и флюорографию они проходят чаще — раз в полгода.

Фото: Диана Арнольд

В посёлке Агинское находится Забайкальская краевая туберкулёзная больница. Это современное учреждение, построенное в 2007 году, одно из лучших по современной базе, практически не имеющее аналогов в России. В основном в больнице проходят лечение пациенты с лекарственноустойчивыми формами туберкулёза. Процесс выздоровления у таких пациентов значительно дольше: обычный туберкулёз лечится в среднем 2 месяца в условиях стационара и 2 месяца больной принимает таблетки, лечение лекартсвенноустойчивого туберкулёза занимает до года в стационаре, и человеку приходится в течение 2 лет принимать таблетки. Чтобы не запускать болезнь до такой степени, важно регулярно проходить флюорографию.

Фото: предоставлены рекламодателем

В нашем центре применяются высокие технологии, и в этом смысле мы являемся одними из лидеров по Сибири. Мы проводим практически все виды хирургического лечения, которые применяются в ведущих институтах страны, берём всё самое новое, ежегодно приглашаем специалистов из Новосибирского научно-исследовательского института туберкулёза, наших кураторов. Приезжают хирурги, доктора наук, профессора, проводят показательные операции, и наши хирурги по 1-2 новых операций берут себе на вооружение.

Фото: предоставлены рекламодателем

Если раньше это были большие полостные операции, то сейчас это малоинвазивные операции. С помощью лапароскопичской стойки, мы применяем резекцию лёгких через небольшие проколы в грудной клетке, а пациентам с запущенными формами туберкулёза — торакопластику (сдавливаем полости распада за счёт того, что резецируются задние отрезки рёбер).

Фото: предоставлены рекламодателем
Фото: предоставлены рекламодателем

Что касается клапанной бронхоблокации, то мы применяем её с 2010 года, и количество их растёт с каждым годом. В среднем, проводим около 100 манипуляций в год, а ведь это те пациенты, которых раньше можно было только оперировать. Теперь же с помощью эндоскопов мы ставим резиновый клапан в бронх под местной анестезией с минимальным риском для пациента в течение 10 минут. Затем за год область распада обычно закрывается, прекращается бактериовыделение, пациент становится неопасен.

В прошлом месяце я с коллегами из новосибирского НИИ ездил в Чеченскую республику, где мы проводили показательный мастер-класс по бронхоблокации. Выполнили 12 операций, теперь местные врачи смогут самостоятельно применять этот метод лечения.

Фото: предоставлены рекламодателем

Должен отметить, что у нас используется современное оборудование — это и видеостойки, и томограф, а бактериологическая лаборатория оснащена аппаратом ускоренной диагностики туберкулёза, который на молекулярном уровне выделяет за 2 часа ДНК микробактерии туберкулёза и наличие лекарственной устойчивости. Ещё один аппарат Bactec обнаруживает микробактерии на жидких питательных средах. Он единственный в Забайкальском крае.

Фото: Диана Арнольд

— Что ещё необходимо фтизитарической службе Забайкалья?

— В 2017 году мы вошли в программу социально-экономического развития Забайкальского края со строительством туберкулёзной больницы, на 95% профинансированного из федерального бюджета. Здесь, в Чите, детский корпус 2001 года постройки, а взрослый — аж 1967 года. Конечно, необходимо здание, отвечающие требованиям современной медицины, нужно больше площадей, чтобы обеспечить лучшие условия для пациентов и врачей-фтизиатров.

— Хватает вам специалистов?

— Последние 2 года к нам приходят молодые специалисты, очень сильные. К примеру, исполняющая обязанности заведующей детским отделением краевого фтизиопульмонологического центра, сотрудник кафедры туберкулёза ЧГМА Екатерина Богодухова в 2017 году заняла первое место во Всероссийском научном конкурсе «Туберкулёз-минус: молодёжные инновации XXI века».

Фото: предоставлены рекламодателем
Фото: предоставлены рекламодателем

Многие врачи проходят переквалификацию, проработав какое-то время терапевтами, педиатрами. В этом году два молодых доктора получат сертификаты фтизиатра. Вообще, у нас работает замечательная команда, очень крепкий и профессиональный коллектив. Очень нам помогают лечебные учреждения Читы и края. Выявление туберкулёза — это тот пласт работы, за который отвечают они. И в других субъектах нет такого тандема, который есть у нас. Нам они подмога, правая рука.

Фото: предоставлены рекламодателем

И мы для них. Я сам за год объезжаю половину районов Забайкалья: мы вместе разбираем все проблемные вопросы службы, помогаем лечебным учреждениям, вмешиваемся, если есть проблемы, разрабатываем дорожную карту в случае необходимости. Делимся этим опытом с регионами.

Фото: предоставлены рекламодателем

Забайкальский край действительно сильное звено в цепи российской фтизиатрической службы. У нас молодая команда, высокий уровень зарплат (вырос на 30%), высокие показатели раннего выявления туберкулёза, технологичная помощь.

Что предполагает дальнейшее развитие центра?

— Из казённого учреждения мы стали бюджетным — начали оказывать платные услуги. В основном ими пользуются иностранные граждане. Забайкальцы идут за услугами, которые не входят в программу государственных гарантий, те, кто изъявляет желание пройти обследование самостоятельно, те, кому нужно быстро, сейчас. Тем не менее, мы финансируемся из средств бюджета, и наша цель — войти в систему обязательного медицинского страхования в части, не связанной с туберкулёзом, по таким направлениям, как торакальная хирургия, эндоскопия, дифференциальная диагностика других заболеваний.

— То есть мы можем говорить о стабильном снижении показателей заболеваемости, верно?

— Эпидемиологическая ситуация в Забайкальском крае, как и в Российской Федерации, существенно улучшилась. Мы отмечаем ежегодное снижение заболеваемости в среднем на 15-20%, смертности — на 12-15% на протяжении нескольких последних лет. И эта тенденция сохраняется. По Сибири у нас одна из самых благополучных ситуаций, и одна из самых стабильных в разрезе Российской Федерации. Это ещё и потому, что в сибирских регионах, например в Кемеровской области, Республике Тыва, Иркутской и Новосибирской областях уровень заболеваемости значительно выше.

Почему у нас такие показатели? У нас очень хорошая выявляемость, а уровень заболеваемости напрямую зависит от выявляемости. К примеру, в прошлом году 86% забайкальцев старше 15 лет прошли флюорографическое обследование. Этот скрининговый метод диагностики остаётся единственным, который помогает на ранних стадиях заподозрить туберкулёзный процесс. И показатели выявляемости в крае выше, чем по России.

Фото: Диана Арнольд

— Благодаря чему?

— Постоянной работе с населением. За последние 2 года мы приобрели пять мобильных рентгеновских комплексов. Сейчас они распределены по районам Забайкалья. Один такой комплекс очень компактный, он помещается в небольшой ящик в автомобиль скорой помощи и практически без труда разворачивается в любом помещении села, посёлка, небольшой деревеньки — в фельдшерско-акушерском пункте или доме культуры. Для работы комплекса достаточно обычного напряжения электросети. При этом у него очень большая пропускная способность — практически до 400 человек в день. Мы получаем снимки в цифровом качестве, и если есть патология, то направляем пациента на дообследование. Благодаря мобильным рентгеновским комплексам мы имеем колоссальное преимущество перед другими субъектами.

Есть шанс, что туберкулёз исчезнет вовсе?

— Я скажу больше. Перед Россией стоит задача к 2050 году ликвидировать туберкулёз. В 2017 году в Москве прошла конференция Всемирной организации здравоохранения — первая глобальная конференция по туберкулёзу. Москва как площадка была выбрана не случайно — все наработки по борьбе с заболеванием в России признаны мировой фтизиатрией. И если в целом страны мира показывают улучшение эпидситуации (снижение заболеваемости и смертности) в среднем на 2%, то в последние десятилетия Россия показывает результаты в 4-5%.

Фото: предоставлены рекламодателем
Фото: предоставлены рекламодателем

— Я правильно понимаю, что это в том числе благодаря регулярной флюорографической диагностике?

— В том числе. Скрининговые тесты — не в зарубежной практике. Там существует понятие кашляющего человека: если окружающие обратили внимание на кашель, то ему предлагается сдать мокроту на анализы, которые подтверждают или опровергают диагноз. Но кашель уже свидетельствует о запущенной форме туберкулёза. При этом человек уже становится бактериовыделителем, и уже непонятно, сколько он с таким процессом ходит. В нашем случае мы успеваем предотвращать подобные истории.

Так вот, возвращаясь к теме конференции — на ней была принята Московская декларация по ликвидации туберкулёза, которая предполагает, что к 2030 году мы должны на 95% снизить уровень заболеваемости и смертности по отношению к показателям 2015-го. То есть мы стремимся к единичному уровню заболеваемости, это означает 5-6 случаев на 100 тысяч человек.

После этого состоялось заседание Генеральной ассамблеи ООН, на котором Россию представлял министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, министр здравоохранения Вероника Скворцова и главный фтизиатр страны Ирина Васильева. На заседании Московская декларация была утверждена. И вместе с ней высокая ответственность страны за её выполнение. Россия несёт бремя туберкулёза, наши показатели в два раза превышают европейские, мы на уровне Индии, Китая, Южной Африки. Поэтому предстоит (и уже выполняется) серьёзная работа по борьбе с туберкулёзом.

Фото: предоставлены рекламодателем

— Это какая, например?

— Туберкулёз — социальная болезнь. Мы не можем повлиять на неё только медицинским вмешательством. И Московская декларация подразумевает глобальную административную поддержку, которая выражается в финансировании всех противотуберкулёзных мероприятий — обеспечение лекарственными препаратами, социальная поддержка больных туберкулёзом. За последние 2 года в Забайкалье финансирование увеличилось в три раза и составляет порядка 12 миллионов рублей.

— Что следует знать о туберкулёзе забайкальцам?

— Источником инфекции является больной человек, который выделяет микробактерии туберкулёза. Предрасполагающие факторы — сильный стресс, недоедание, несбалансированное питание, курение, злоупотребление алкоголем. В совокупности этих обстоятельств и при наличии тесного контакта с источником инфекции можно заразиться. Чтобы вылечиться, нужно вовремя обратиться за помощью и соблюдать рекомендации врача. А чтобы сделать этот вовремя — нужно раз в год пройти флюорографическое обследование.

Лицензия № ЛО-75-01-001065 от 14 января 2016 года.