СЕЙЧАС +21°С

«Культурный слой»: Любовь к детству Аллы Озорниной

В рубрике «Культурный слой» вы можете не только узнать мнение писательницы о детстве, литературе и фестивале «Забайкальская осень», но и прочитать рассказы «Что подумает Хлебушкина?», «Сорок два с половиной» и «Подстреленный лебедь».

Детская писательница, дочь писателя Георгия Граубина Алла Озорнина вспоминает о детстве с неохотой. Всегда занятому литературой и общественной жизнью отцу было не до детей, и уж тем более он не желал видеть кого-то из них продолжательницей литературной династии. Поэтому сам факт того, что Алла Озорнина не только стала писательницей, но и посвятила своё творчество детству, можно назвать подвигом. В рубрике «Культурный слой» вы можете не только узнать её мнение о детстве, литературе и фестивале «Забайкальская осень», но и прочитать рассказы «Что подумает Хлебушкина?», «Сорок два с половиной» и «Подстреленный лебедь».

Отца своего мы с сестрой в детстве мы практически не знали, Георгию Рудольфовичу было не до нас. Если он был дома, что случалось редко, то закрывался в кабинете и писал, нам в эти дни было запрещено даже разговаривать вслух. Полноценно общаться мы с ним начали только тогда, когда меня появились свои дети.

Поделиться

В пятом классе я прочитала Фенимора Купера и узнала, что писать он начал в 40 лет. Тогда я подумала, что к сорока годам я успею многое. Но отец даже слушать не хотел о моём желании стать писателем и я решила прорываться в литературу сама.

Георгию Рудольфовичу удалось меня убедить в том, будущему писателю нужно познать жизнь «с изнанки», а это можно сделать связав свою жизнь с медициной. Он был уверен, что со временем я просто забуду о своей детской мечте. Я поступила в медицинский, но о мечте не забыла.

Я стала несчастным человеком на целых 18 лет, не считая обучения в институте.

Уже в зрелом возрасте, ушла работать на телевидение, и произошло чудо: времени стало значительно меньше, ведь у врачей рабочий день до 16 часов, плюс командировки, но откуда-то появилась и энергия и мысли. Стала писать, начали выходить книги, в результате в конце 90-х меня приняли в Союз писателей России.

Поделиться

Свой жанр я не искала, он нашёл меня сам. Какое-то неизрасходованное ребячество во мне осталось с детства. У меня вообще всегда хороший контакт с детьми. Так что детская литература для меня — естественная среда.

Мне всегда интересна новая детская литература. Моя лучшая подруга, Наталья Соломко, лауреат Всероссийской премии «Заветная мечта», по её произведениям поставлено несколько фильмов и театральных постановок. Она первая читает мои рукописи, порой ругает, порой хвалит. Иногда общаюсь с писателями Мариной Москвиной, Валерием Роньшиным, Еленой Бородицкой. Жаль, что живут они очень далеко – в Москве и Питере, поэтому встречаемся очень редко.

Сегодняшние дети совершенно отличаются от детей ХХ века. Раньше ребятишки на встречах с писателями боялись ручонку поднять. Нынешние могут задать любой вопрос, они стали раскованными и с ними теперь очень интересно. А самое поразительное, что чем дальше в глубинку, тем дети интереснее. Так что никакой катастрофы с современными детьми не происходит, они очень хорошие.

Несколько лет я не писала книг вообще, хотя со словом дружила — работала в газете, писала в центральные СМИ. Сказывалась болезнь отца, за которым приходилось ухаживать. Сейчас вожусь с внучкой, ей год и восемь месяцев. Времени по-прежнему мало, работаю урывками, и всё же за год удалось написать две книги: «Пилюля на палочке» и «Ночь в библиотеке». В работе следующая повесть для детей.

Ещё недавно в детской литературе был вакуум. А сейчас появилось много сильных писателей, которые по другому пишут. Язык стал другим, ярким, сочным. Характеры стали другими, диалоги. Раньше ведь какие были диалоги? Один говорит полстраницы, потом другой столько же, и абсолютно одинаковым языком. Сейчас диалоги ближе к разговорной речи. Очень нравится творчество Елены Нестериной, Екатерины Неволиной, книги, написанные в соавторстве Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак.

По сравнению с тем, что представлял собой фестиваль «Забайкальская осень» в 1965 году, нынешний — это лишь небольшой ручеёк. Видимо, чтение перестаёт быть массовым и приобретает какой-то камерный характер. Но с конца 1990-х всё-таки дела идут немного лучше. Забайкальские писатели много выступают, ездят по районам. В этом году посетим Александрово-Заводский, Нерчинско-Заводский и Газимуро-Заводский районы. Хочется верить, что после нашего посещения у некоторых ребятишек проснётся интерес в книге.

Читать рассказ Аллы Озорниной

Читать рассказ Аллы Озорниной

Читать рассказ Аллы Озорниной

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter