СЕЙЧАС +10°С

Как горит степь

Двигаясь по кромке, наткнулись на инспекторов заповедника с ранцевым опрыскивателем и воздуходувкой. Красные от жара, чумазые от гари, они продирались сквозь небольшой кустарник, откуда выскочил ошалелый заяц. Машины были. Две. МЧС.

- На той стоянке не успели – катон сгорел, сено сгорело. Дом отстояли. Кто чем — кто метлой, кто лопатой, - Дулма, жительница села Лоха Агинского района, перекрикивает порывы ветра, рвущего фразы и разбрасывающего их над обгорелой степью, гул раскалённой пламенем земли.

28 марта, в пятницу, журналисты экологического пресс-клуба «Берлога» сопровождали директора Даурского заповедника Вадима Кирилюка в Кулусутай. Там, в сельской администрации, накрывали «фуршет», готовились встречать гостей бутербродами и благодарить за воздуходувку.

По программе ООН

Эффективный прибор для тушения степных пожаров заповедник закупал на средства программы развития ООН и Глобального экологического фонда «Совершенствование системы и механизмов управления особо охраняемых природных территорий в степном биоме России». К слову, в эту программу в России вошли четыре модельных региона, где есть степные заповедники. Кроме Забайкалья, это Республика Бурятия, Курская и Оренбургская области.

Десяти поселениям, что граничат с заповедником, повезло. Раздаваемые «Даурским» воздуходувки заправляются водой и работают при большом давлении. С их помощью можно тушить сильный степной пал. Они жизненно необходимы, ведь кроме непрофессиональной дружины добровольцев, в сёлах, как правило, нет достаточных средств для борьбы с пожарами – какие-то десятки тысяч рублей, едва хватающих на горючее в транспорт. Или есть сухие китайские воздуходувки, которые эффективны только при низком пламени.

- С Даурским заповедником у нас отработано взаимодействие, они добрые, надёжные партнёры, - благодарит за подарок глава Кулусутая Галина Иринчинова. – Я видела, как действуют эти воздуходувки, это, конечно, колоссальная подмога. Есть ещё у нас мотопомпа, установленная на технике СПК «Рассвет». Он заинтересован в тушении степных пожаров, у него большая площадь сенокосная. Есть 12 человек в добровольной пожарной дружине. Умельцы уже приспособились – цепляют к тракторам волокуши, ими «заметают» пожары. Друг за другом по кромке огня сбивают сразу. Чабанские стоянки — посты, они звонят, как заметят огонь, мы высылаем народ.

Поделиться

На деле, в степной зоне животноводческие стоянки горят часто. Такому несерьёзному отношению властей к степным пожарам удивляется и Вадим Кирилюк, вспоминая выстроенную Валерием Шаховым три года назад мощную систему пожаротушения:

- Первые год-два не очень тушили, но после противопожарная служба тушила просто отлично. Теперь «Забайкаллесхоз» отвечает за тушение не только лесных пожаров, но и пожаров степного фонда. При этом, пожарно-химические станции до конца не сформированы. Многочисленные реорганизации и передачи имущества расшатали систему. Приезжала Забайкальская противопожарная служба. Ну, а что она сделает? Пожарные машины в степи бесполезны — это просто ёмкость для перевоза воды. Ранцевые огнетушители — тоже малоэффективны. Проигрывают огню в скорости. И степные пожары регулярно заходят в леса.

«Брошенный в миске салат»

29 марта утром ещё одну воздуходувку отвезли в Соловьёвск. В обед пришло сообщение о пожаре. Собирались спешно с кордона Уточи на Зун-Торее. «Берлога» едва поспевала за «таблеткой» с Кирилюком, ныряющей в степи, а позже и вовсе отстала, потеряв сопровождающих в густом дыму. Наткнувшись на кромку пожара, остановились, похватали из машин брезент, лопаты и сколько могли, тушили пламя. Но выхватить бок из растущего вширь пожара не вышло. Да и невозможно было.

Ветер расходился с каждым часом, примерно к четырём дня небо, до этого вылизанное им до эмалевого блеска, заволокло дымом. Двигаясь по кромке, наткнулись на инспекторов заповедника с ранцевым опрыскивателем и воздуходувкой. Красные от жара, чумазые от гари, они продирались сквозь небольшой кустарник, откуда выскочил ошалелый заяц. Метнулся зигзагом и пропал из виду. За ними пламя гасло, но впереди – десятки километров пути.

К маленькой бригаде подъехали местные жители. Два трактора, заправленные за собственный счёт, тащили волокуши из старых покрышек и проволоки. Следом шагали двое мужчин с половичками, ветошью, старой курткой, добивали вспыхивающие искрами пучки обгорелой травы. На ближайшей чабанской стоянке в доме – брошенный в миске салат, ложки, дверь нараспашку – все на тушении.

Этот пожар закончили тушить в 6 утра. В воскресенье степь загорелась снова. Сгорело 840 из 1 100 гектаров заповедного участка Адон-Челон, 5 900 гектаров заказника «Долина дзерена», юго-западная окраина Цасучейского бора возле села Урта-Харгана – Уртинский лес. Тоже полностью сгорел. Пострадали пять чабанских стоянок. Погибли два человека.

А были ли «огнеборцы»?

«Забайкаллесхоз» на пожар не выезжал. Информацию пресс-службы Государственной лесной службы Забайкальского края косвенно подтвердил на заседании комитета законодательного собрания края по развитию производительных сил, инфраструктуры и инновациям и.о. руководителя Гослесслужбы Руслан Балагур.

- Раз вы были там, вы знаете, какой ветер был – 20-25 метров в секунду. В такой ветер из-за угрозы жизни выводятся все люди.

Начальник ГУ МЧС России по Забайкальскому краю Александр Сидоров на этом же заседании смог ответить, что МЧС всегда выезжает на тушение пожара, если огонь заходит в пятикилометровую зону поселения. Лоха обгорела по опашке, по самой границе посёлка. В метрах двухстах от домов. Александр Ильич заверил: «Наши были, если был вызов».

В пресс-службе управления на проверку «а был ли вызов» выделили неделю: базу звонков поднять, расшифровать – дело трудозатратное.

- Машины были. Две. МЧС. Уже селу не угрожало, они постояли-постояли. У нас как раз упали опоры линии электропередачи, света нет, воды - нет. Мы уж просили-просили нам воду дать. Вот одну цистерну-то они нам слили да уехали, - рассказывает очевидец событий, житель Лохи Саян.

Степные пожары - не в приоритете. Степные районы - малонаселённые. МЧС дежурит, а трава - трава же вырастет.

Вот-вот проснутся в обгоревших бутанах тарбаганы - есть будет нечего. Негде вить гнёзда птицам. Кому-то негде теперь пасти скот. Очевидно, что существующая на сегодняшний день в Забайкалье система пожаротушения не эффективна. Ранняя весна заволокла край термоточками. У выбрасывающих окурки из машины, поджигающих сухую траву на дачных участках не хватает ума этого не делать. Чего не хватает власти для борьбы с сюрпризами природы и человеческой глупостью?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter