СЕЙЧАС +17°С

Леди Гага, Семён как Земфира, шоколадные конфеты из официоза – в интервью со «Студией Шоколат»

«…Катя отвечает за уют в доме, а я на ваши вопросы!»

Год назад студия «Шоколат» сняла свой первый сюжет. Сегодня их около сотни, и будет больше. За это время супруги Тереничевы с камерой и микрофоном побывали на лыжнях и концертах, ДТП и пожарах, флеш-мобах и фестивалях КВН, заставили петь губернатора и опросили, наверное, каждого пятого жителя нашего города. Почему Катя отвечает за уют в доме, а Денис на наши вопросы – в интервью «Чита.Ру».

- Какие сюжеты вы бы взяли в портфолио, если надо бы было его составить?

Денис: О!

Катя: Будет, наверное, ложью сказать, что любой…

Денис: В принципе, нам никто не запрещает здесь лгать... Давай скажем, что любой?!

Катя: У нас есть, конечно же, какие-то любимые сюжеты. Но, если говорить навскидку, то кажется, что последние точно лучше первых, поэтому что-то из последнего, в зависимости от того, сколько их надо в портфолио. Во всяком случае, ни за один нам не стыдно.

Денис: Но самый первый – это все-таки было убожество. Его точно в портфолио не надо.

- Трудно ли делать «конфетки» из официоза?

Денис: Трудно, но возможно.

Катя: Вообще же «конфетки» легко делать из шоколада и орехов, вот если они есть, то тогда точно получится.

- Умеете ли вы работать по отдельности? Что делает Катя, когда Денис снимает?

Денис: Умеем. Но в «Студии Шоколат» мы, вроде бы, ни разу не работали по отдельности, если брать весь цикл производства продукта. Может быть такое, что я один еду на съемку, а Катя в это время монтирует, но это все равно получается вместе.

- Какое чувствуете к себе отношение со стороны горожан, героев сюжетов, чиновников?

Денис: За год к нам уже успели попривыкнуть. Все реже задаются вопросы «где смотреть?» и «почему шоколаТ?».

Катя: Отношение неизменно разное, горожане могут как послать, так и с улыбкой ответить на вопросы вне зависимости от того кто снимает – мы или коллеги из телекомпаний города. С героями отношения обычно, как минимум, хорошие. Мы вообще дружелюбные.

- Что ваши родители говорят о вашей работе? Смотрят или не смотрят? Оценивают или не оценивают?

Денис: В нашей работе родители нам доверяют, поэтому особо не оценивают.

Катя: То есть оценивают, наверное, как-то там по своим критериям, но, и тут включается пунктик про доверие, думают, что то, что мы делаем – это лучшее. Мы, конечно, тоже так думаем, но к своей работе относимся более критично.

- Как вы объясняете знакомым и незнакомым людям, чем вы занимаетесь?

Денис: Ну, знакомые, друзья, родственники уже привыкли, что последние лет 13, с небольшими перерывами, мы по отдельности или вместе или играли в КВН, или работали на телевидении. Поэтому им объяснять ничего особенно не приходится. Новые знакомые появляются именно благодаря работе студии, а с незнакомыми мы не разговариваем.

Катя: Обычно со старыми знакомыми диалог такой:

- Привет! Сто лет не виделись. Ну чем ты сейчас занимаешься?! Где работаешь, чем муж занимается?

- Привет! Мы с мужем работаем вместе. У нас есть своя «Студия Шоколат». Снимаем сюжеты, ролики…

- Мммм…А где работаете-то?

Иногда говорю, что я индивидуальный предприниматель, но от этого диалог особо не меняется.

- Бывают ли полноценные выходные?

Денис: Очень редко.

Катя: Вообще нет, потому что, так или иначе, приходится думать о работе. Если не о съемках, то об отчетностях в налоговую.

- На сколько заведён будильник?

Денис: Ну обычно он заведен где-то за час до того времени, на которое у нас назначена ближайшая встреча. Если же таковых нет, то в зависимости от того во сколько этот будильник ставится, где-то от 11.00 до 12.00 или не ставится вовсе. Ложимся спать в интервале от 3.00 до 7.00.

Катя: Рекорд был в 8.00 два дня подряд

Денис: Да, ну это уже совсем издевательства были.

- Чем сложны опросы на улице?

Катя: Напрягает, когда при виде съемочной группы люди делают так:

1) «Ой-ой-ой, мне некогда!» Резко прибавляют шаг, проходят шагов десять, останавливаются и начинают смотреть в нашу сторону, тыкать пальцами, и это всё видно в кадре. Отсматриваем материал – ржака.

2) «Ай нет. Я стесняюсь, боюсь, не буду. Только не у меня. Вон у Пети спросите». Мы отворачиваем объектив, и человек тут же вновь начинает в него заглядывать. Уж не знаю зачем. Спрашиваешь опять - та же история. И так по кругу.

- Бывает, что хочется всё бросить, взять дипломы и пойти работать по специальностям?

Денис: Бывает, что хочется отдохнуть, но не бросить точно. Дипломы мы сожгли, чтобы не было искушения взять их и пойти работать по специальности.

Катя: Частично мы и работаем по специальности. Я - управленец, Денис - программист.

- Как делится работа? Кто за что отвечает? Понимаете ли друг друга с полуслова? Спорите ли в работе?

Денис: Работу делим честно. Один готовит ужин, а второй моет посуду. Катя отвечает за уют в доме, а я на ваши вопросы. Фразу «А если серьёзно…» не любим, поэтому и не будем её говорить.

Катя: Друг друга с полуслова понимаем, иногда понимаем без слов, но зачастую я его вообще не понимаю.

Денис: На работе, конечно же, спорим, иногда ругаемся, а бывает, что даже миримся.

- Кого снимать просто? Кого снимать интересно? Кого снимать надоело? За съёмку кого вы готовы сами заплатить, лишь бы поработать?

Денис: Я не знаю, кого снимать просто. Наверное, хорошо освещённый объект просто снимать.

Катя: Ну, тогда интересно снимать плохо освещённый объект.

Денис: Я бы сказал, необычно освещённый… Но, вообще, интересно снимать многих. Во всяком случае, мы и стараемся снимать именно то, что нам интересно. Пожалуй, тут ответ банален – интересно снимать то, на что и без нашей съёмки интересно посмотреть… Кого надоело снимать?..

Катя: Молчи!

Денис: Ладно, помолчу…

Катя: Наверное, никому за возможность съёмки мы не готовы платить. В большей степени потому, что у нас нет таких денег, которых стоят такие люди.

Денис: Ну, Гаге клип снять, например. Хотя мы бы не отказались снять, и чтобы нам ещё и заплатили. Это явно лучший вариант.

- Куда вы дели «Семёна»?

Денис: Семён взял творческий отпуск.

Катя: Он - как Земфира.

Денис: Мы не забыли о «Семёне», но будем ли продолжать его снимать когда-либо, не знаем. К сожалению, некогда просто думать над актуальными темами. Например, идея Семёна-бомжа, который решил отстреливать мэров городов, пришла в голову недели через три после информационного повода.

- Обвиняют ли вас в том, что вы продались «Мегаполису»?

Денис: Таких обвинений мы не слышали, наоборот, читали в интернете, то ли на сайте «Мегаполиса», то ли в группе «Вконтакте», что люди обеспокоены отсутствием такого сюжета, например, с открытия «Мегаполис-спорт», и мы его действительно не снимали. Просто заказа на эту съемку не поступало.

Катя: С Мегаполисом мы дружим. Там есть яркие проекты, которые по-настоящему интересно снимать. Но, если признаться честно, то мы по-белому завидуем ребятам, которые сейчас там занимаются и выступают. Ведь в период нашей школьной и студенческой жизни там, на тот момент ещё филармонии, таких условий, конечно, не было.

- Чему вы хотите научиться? У кого? А не в работе?

Катя: Мы вообще много чему хотим научиться. Сейчас, например, я уговариваю Дениса дистанционно отучиться в высшей школе телевидения.

Денис: Я пока отбрыкиваюсь. Не очень уверен, что дистанционное обучение что-то даст. Ну а если желания свои ничем не ограничивать, то мы хотим научиться, я во всяком случае, у клипмейкера леди Гаги снимать клипы леди Гаге.

Катя: Я хочу в ближайшее время научиться варить мыло и готовить красивые роллы, а то пока они у меня не очень приглядного вида получаются.

Денис: Но зато вкусные.

- Как на вас реагируют съёмочные группы «Альтеса» и ГТРК, с которыми пересекаетесь на мероприятиях?

Денис: Со многими мы знакомы, с кем-то работали вместе, с кем-то пересекаемся на съёмках уже не в первый раз. Иногда общаемся. По большому счёту никакой особенной реакции я не замечал.

Катя: В любом случае, в глазах у них не читается немого вопроса «А это кто?». Они прекрасно знают, кто мы. Приятно, что от многих коллег мы слышим в свой адрес добрые слова.

Денис: Бывало такое, что некоторые коллеги просились к нам. Но мы закрытая, как британская разведка, организация. Очень много сложностей с разными тестами, проверка службы безопасности. Короче, пока мы вдвоём.

- Почему именно такие ценники за работу?

Денис: Потому что именно столько стоит наша работа за минусом процентов 50-70. В Чите, честно говоря, еще не привыкли платить адекватно за такую работу. Стараемся потихонечку воспитывать.

- О чём мы вас не спросили, а вы хотели бы сказать?

Денис: Ну, я люблю очень сильно Катю.

Катя: А я - Дениса.

Денис: А ещё мы бы очень хотели поблагодарить Женю Харченко, который помог нам в период создания студии. Первые сюжеты мы снимали на старенькую камеру, которую он брал где-то у друзей. Своего у нас не было ничего.

Денис, Катя: И - та-да-да-там!… - Спасибо «Чита.Ру»!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter