СЕЙЧАС +23°С

Пьяные «дрифтоманы» на памятнике участникам ВОВ — обзор районных газет

Близится 9 Мая — хороший повод напомнить о неуважении к памяти. Близится 9 Мая — хороший повод напомнить о неуважении к памяти.

По ночам в посёлке Чернышевск Забайкальского края на улицы выезжают любители дрифта и отправляются к памятнику участникам Великой Отечественной войны, поскольку там недавно уложили ровный асфальт. Теперь, по мнению «полупьяных дрифтоманов», как их назвали в газете «Наше время», там можно накручивать круги, поднимая клубы дыма от покрышек.

Житель Чернышевска Владимир Курагин, чьё письмо опубликовала газета, вдохновился материалом из мартовского номера «Нашего времени», где корреспондент Любовь Шемелина пыталась объяснить, почему из Чернышевского района уезжают люди. Тогда журналист указывала на отсутствие хороших мест для развлечения, пассивность местных депутатов и то, что никто не занимается озеленением дворов.

Курагин продолжил список, резко перескакивая с дрифтеров и плохо уложенного на центральных дорогах асфальта на низкосортное интернет-соединение.

«Почему нет местного телевидения и радио, почему не горит городское освещение на улице Чернышевской, почему...? Много вопросов, на которые хотелось бы получить ответы», – закольцовывает письмо автор, но «Новое время» оставляет читателя с этими вопросами одного. Нет позиции местной администрации, нет комментария подрядчика, укладывающего асфальт, нет даже попытки всё это получить. Но хотя бы ясно,

Зато своим правом обратиться за информацией к властям воспользовались «Улётовские вести» после того, как глава села Улёты Сергей Алексеев не стал проводить встречу граждан с районной администрацией. Объяснил это чиновник тем, что на сход приходит слишком мало людей. Журналист Евгений Суходолин сделал с Алексеевым интервью, где, в частности, спросил про возможность поднять минимальный размер оплаты труда бюджетникам в Улётах, как это поручил сделать по всей стране президент.

«Не знаю, как у других бюджетников, но у муниципальных служащих зарплата не повышалась уже несколько лет. Из-за этого у нас сейчас ещё и проблема с кадрами. Не можем, например, найти хорошего бухгалтера. Если по краю средняя заработная плата 24–25 тысяч рублей, то специалист администрации с высшим образованием, стажем работы получает 16-17 тысяч», – сказал глава села, ловко увернувшись от ответа про МРОТ.

Зато с гордостью рассказал об участии в федеральной программе по формированию комфортной городской среды. Из местного бюджета на неё даже 500 тысяч рублей выделили. А вот для организации сбора и вывоза мусора денег уже нет, как раньше. Сергей Алексеев просит

— Какова финансовая ситуация в поселении, как выглядит его бюджет по итогам первого квартала 2018 года?

- Финансовая ситуация сложная, но из положения выходим, больших долгов сейчас не копим, со всеми своими кредиторами рассчитываемся. Рассчитались за коммунальные услуги, по зарплате, задолженности по фондам, налогам нет. Есть небольшие текущие долги за месяц-два, но и их закроем. То есть держимся.

Не знаю, что будет дальше, улучшится положение в стране или ухудшится (что, естественно, повлияет и на нас), но на местах тоже надо искать какие-то выходы. Мы живём только за счёт собственных доходов, поступающих в бюджет поселения, дотаций нам никаких нет. Есть одна так называемая подушевая дотация, рассчитываемая на каждого жителя, но она во всех поселениях, а больше – ни дотаций, ни субвенций нет.

Наши собственные доходы складываются из налогов на землю, имущество и отчислений по НДФЛ. Налоги на землю и имущество законом регулируются, и мы вводим свои коэффициенты. Чтобы снизить нагрузку на предпринимателей, пошли на изменение коэффициента налога на имущество на меньший. Коэффициент налога на землю (который вытекает из её кадастровой стоимости — чем она выше, тем больше мы получаем) остаётся неизменным несколько лет.

Увеличение собственных доходов может произойти, таким образом, только за счёт роста отчислений по НДФЛ (проще говоря, подоходного налога). Но до 2015 года отчисление по НДФЛ в бюджет поселения было 10%, а с 2015 года, когда у нас забрали некоторые полномочия, осталось 2%. А это была основная статья в доходной части нашего бюджета. Если в 2014 году по ней получили 6,5 миллиона рублей, то в 2015 только 1,5 миллиона. И в этом году будет примерно столько же.

— А как же увеличение МРОТ, повышение зарплат бюджетникам, о которых все говорят?

- Не знаю, как у других бюджетников, но у муниципальных служащих зарплата не повышалась уже несколько лет. Из-за этого у нас сейчас ещё и проблема с кадрами. Не можем, например, найти хорошего бухгалтера. Если по краю средняя заработная плата 24–25 тысяч рублей, то специалист администрации с высшим образованием, стажем работы получает 16–17 тысяч.

Если мы говорим о бюджете поселения, то его хватает на коммунальные расходы и заработную плату. Что-то значимое сделать (в плане благоустройства и т. д.) из-за нехватки финансов невозможно. Хотя стараемся реализовывать какие-то планы, проекты по мере поступления средств. Например, получили определённую сумму на освещение районного центра, закупили светильники, заключили договоры с подрядчиками, сейчас их устанавливаем.

— На ближайшее время что вы планируете прежде всего сделать, какие планы?

- Администрация поселения работает в рамках своих полномочий. Из них выделяю самые важные, направленные на защиту нашего населения, в частности, это пожарная безопасность. Обязаны мы работать и по благоустройству сёл, развитию сферы культуры, спорта и так далее. Но сейчас, я подчёркиваю, мы особое внимание уделяем противопожарной безопасности. Содержим технику, нанимаем людей для тушения пожаров, которым оплачиваем по факту выполненных работ. Должны предоставить все условия для немедленного забора воды в случае необходимости технике из пожарной части. Пока нареканий по этому поводу не было. Вопросов по противопожарной безопасности, связанных с обязанностями администрации поселения, где есть государственная пожарная часть, много. И это разговор отдельный.

Благоустройство. Мы попали в сферу программы комфортной городской среды, разработанной в России (у нас на муниципальном уровне тоже такая программа была принята). Согласно ей до 2022 года работы по благоустройству Улёт разбиты на несколько этапов, и, я думаю, мы с ними справимся.

— Хорошо, что вы строите те же детские площадки. Но кто должен следить за их состоянием? По улице Пионерской (район так называемой Санта-Барбары) возвели отличную площадку, сейчас она разрушается, уже качели сломали...

- Я считаю, что следить за порядком могут жители того микрорайона, где она находится. Всё имущество должно передаваться на обслуживание или управляющей компании, или ТСЖ. В этом микрорайоне Улёт в двух многоквартирных благоустроенных домах вообще ничего не создано, и эта площадка повисла, как говорится, в воздухе. Никто за неё целиком не отвечает. Деньги на её строительство поступали из разных источников (в том числе и из бюджета нашего поселения), а одного владельца нет. Невозможно собрать жителей многоквартирного дома, чтобы провести собрание и определиться с системой управления недвижимостью. Так кто виноват?

В этом году на реализацию программы по улучшению комфортной городской среды нам выделяют 5 миллионов рублей (из нашего бюджета мы тоже заложили 500 тысяч — сумма большая). Дизайн-проект готов, сметы заказаны, если всё будет нормально, летом работу начнём.

— Сергей Владимирович, вы скажите людям раз и навсегда – будете собирать мешки с мусором по Улётам или нет? Народ выносит в мешках хлам и ставит за забор, а машины нет.

- Сколько раз об этом можно говорить? Мы и постановление по этому поводу в газете публиковали, где говорится, что бытовой мусор жильцы должны сами вывозить на свалку или нанимать кого-то. Да, раньше, когда у нас была машина, были деньги, мы занимались сбором мусора от домов в мешках. Сейчас этого себе позволить не можем.

Поэтому обращаюсь через газету к жителям Улёт – не захламляйте мешками улицы, не создавайте проблем ни себе, ни другим. Собирать мешки никто не будет. Наша обязанность – следить за чистотой и порядком на общественных территориях.

Евгений Суходолин. «Улётовские вести» №27 от 17 апреля

В газету «Ононская заря» обратился житель села Нижний Цасучей Николай Беломестнов – он уже больше 6 лет добивается, чтобы местные власти привели в подобающий вид могилу заслуженного работника культуры РСФСР, почётного жителя Ононского района Зинаиды Устиновой. На могиле с августа 2011 года стоит временный крест. «Да, упустили, да, забыли, и в ближайшее время вопрос этот даже без вмешательства руководства района и выделения каких-то средств будет решён», – заявила автору письма в 2014 году начальник управления культуры района Татьяна Монкина. Руководитель ведомства с тех пор сменился, но временный крест остался,

За свой многолетний, добросовестный труд, помимо обычных грамот и поощрений, ей было присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР», а на местном уровне она была удостоена высшей награды, звания «Почётный гражданин Ононского района». Правда, этот почётный гражданин, вернее, гражданка, прожила всю жизнь в «хибаре» размером 5 на 6 метров, и на все её просьбы как-то помочь с ремонтом, кроме пустых обещаний, так до самой смерти ничего и не дождалась. Но это так, к слову.

А дальше случилось то, что со временем происходит с каждым из нас. Немного не дожив до своего 80-летия, Зинаида Николаевна в августе 2011 года ушла из жизни, и на её могиле установили мало-мальскую оградку и деревянный крестик. Как объяснили в то время прежние руководители района, временно. Лишний раз убеждаюсь, что в России нет ничего более постоянного, чем временное. Прошло около 3 лет, и как-то в разговоре с Т. А. Монкиной – это было в апреле 2014 года – я поинтересовался по поводу этого «временно». Вы не поверите, но реакция Татьяны Афанасьевны растрогала меня до слёз. «Да, упустили, да, забыли, и в ближайшее время вопрос этот даже без вмешательства руководства района и выделения каких-то средств будет решён», – клятвенно заверила она. Напомню, в то время Монкина руководила отделом культуры. Не буду утомлять вас ходом дальнейших переговоров, скажу просто, она меня обманула, сославшись на Господа Бога. Шло время... Монкину сменила Светлана Алексеевна Перевозчикова, и здесь я наивно полагал, что со сменой руководителя в сфере культуры наконец-то вопрос этот с мёртвой точки сдвинется и будет решён. Прошло уже более 2 с половиной года, а Перевозчикова периодически уверяет и руководство района, и совет района, куда я обратился в январе 2018 года через депутата И. Б. Лазо, что всё решено. Вот и на очередной сессии совета района в конце февраля 2018 года Светлана Алексеевна заверила депутатов во всеуслышание, что всё сделано, осталась чистая формальность, и до конца марта памятник Зинаиде Николаевне Устиновой будет установлен...

Сегодня вторая половина апреля, и как вы думаете, обещание Светланой Перевозчиковой исполнено? Как вы, наверное, догадались, ничего не сделано, да я уже и сомневаюсь, что всё-таки будет.

Заканчиваю письмо небольшим обращением. Светлана Алексеевна, как вы думаете, память о достойных людях кому нужна больше – мёртвым или живым? И какова же после этого цена вашим обещаниям и заверениям?

Николай Беломестнов, житель с. Н.Цасучей. «Ононская заря» №28 от 20 апреля.

Любовь Иванова из краснокаменской газеты «Слава труду» впервые стала донором крови и написала об этом. Особо впечатлительным читать следующую цитату не рекомендуется: «За разговорами незаметно подошла моя очередь, с чувством лёгкого волнения захожу в зал и устраиваюсь на свободной кушетке. Мне завязывают резиновый жгут на плече левой руки и дезинфицируют область локтевого сгиба. Начинаю работать кулаком и совсем не замечаю, как игла входит в вену. Боли нет». Собственно, я привёл самый неприятный (для меня, по крайней мере) отрывок из всего текста. В основном материал рассказывает о процедурах перед сдачей крови, и в нём остро не хватает человеческой истории. Но как минимум появляется желание узнать собственную группу крови.

– Ежегодно отделением заготавливается 550 литров крови. Всего у нас зарегистрированы 500 доноров, которые регулярно сдают кровь. Граждане, сдавшие бесплатно кровь 40 и более раз, награждаются нагрудным знаком «Почётный донор России» и имеют право на ежегодную денежную выплату, таких 428 человек. Для многих доноров становится семейной традицией сдавать кровь, и они приводят к нам своих детей, а потом и внуков.

Краснокаменское отделение обеспечивает кровью не только краевую больницу №4, но и юго-восточные районы Забайкальского края: Борзинский, Забайкальский, Приаргунский, Александрово-Заводский, Газимуро-Заводский, Нерчинско-Заводский, Калганский, Шелопугинский.

Как отмечает Алла Юрьевна, среди медицинских работников Краевой больницы №4 много активных доноров.

Фельдшер «Скорой помощи» Ксения Ерохина:

– Я сдаю кровь уже 11 лет, «Почётный донор России». Всех своих родственников, друзей и коллег я призываю приходить и сдавать кровь вместе со мной, потому что быть донором значит спасать жизни.

Заведующая лабораторией, врач клинической лабораторной диагностики Ирина Тупеко:

– Я почётный донор России, кровь сдаю с 18 лет. Это благое и нужное дело, ведь потребность в донорской крови не исчезнет никогда. Я агитирую донорство среди своих знакомых, друзей и родственников. Учитывая специфику моей работы, я, как никто другой, знаю, что донорская кровь для кого-то может стать жизненно необходимой и единственным шансом для спасения.

Старший фельдшер «Скорой помощи» Ольга Кузьмина:

– Я сдаю кровь на протяжении 2 лет. Стать донором решила, потому что являюсь обладателем редкой группы крови – четвёртой, с отрицательным резусом. И я знаю, что сданная мной кровь может спасти не одну жизнь. Важно, чтобы как можно больше людей приобщалось к донорству, ведь всё это направлено во благо здоровья и жизни нуждающихся в этом людей.

Основной проблемой на сегодняшний день, по мнению Аллы Клейн, является средний возраст доноров отделения заготовки крови, равный 40 годам:

– Хотелось бы, чтобы больше молодёжи приходило сдавать кровь.

О том, как я кровью поделилась

Автору этой публикации, представительнице молодого поколения с активной жизненной позицией, в голову никогда не приходила мысль стать донором и то, что моя кровь тоже может спасти чью-то жизнь. Да и среди моих друзей и знакомых доноров тоже не нашлось. Стало стыдно за свою пассивность и безучастность в столь благородном деле, и я решила примкнуть к донорским рядам.

К восьми утра я была в отделении, которое находится по адресу: г. Краснокаменск, улица Больничная, 5, корпус 12 (здание детской больницы, первый этаж, отдельный вход справа). В коридоре на диванах уже сидели доноры и вели оживлённые беседы. Первым делом необходимо с паспортом подойти в регистратуру, там вам дадут анкету донора.

После этого сдаю анализ крови из пальца. Это необходимо, чтобы определить мой уровень гемоглобина, группу крови и резус-фактор. Результаты нормальные.

Затем отвечаю на вопросы в анкете. Важно! От честных ответов зависит не только здоровье самого донора, но и здоровье реципиента (человека, которому перельют донорскую кровь), поэтому не скрывайте ничего и серьёзно отнеситесь к анкетированию.

Заполнив анкету, в порядке очереди захожу в кабинет врача-трансфузиолога. Там мне измерили давление, а также вес и рост. После осмотра и опроса получила разрешение на сдачу крови, так как противопоказаний у меня не оказалось, и отправляюсь в зал заготовки крови.

В ожидании своей очереди общаюсь с донорами, которые сдают кровь регулярно. Все они рассказывают об улучшении здоровья после «кроводач», о приливе сил и энергии. Медициной, впрочем, этот факт не подтверждён.

Донором может стать каждый человек, достигший 18-летнего возраста, не имеющий противопоказаний для сдачи крови. Цельную кровь мужчины могут сдавать пять раз в год, а женщины – четыре раза в год. После каждой сдачи крови должно проходить не менее 60 дней.

За разговорами незаметно подошла моя очередь, с чувством лёгкого волнения захожу в зал и устраиваюсь на свободной кушетке. Мне завязывают резиновый жгут на плече левой руки и дезинфицируют область локтевого сгиба. Начинаю работать кулаком и совсем не замечаю, как игла входит в вену. Боли нет. На всё ушло 10 минут, во время кроводачи медицинская сестра находилась рядом и спрашивала о самочувствии. Когда всё было позади, врач дал рекомендации, как правильно вести себя после кроводачи, через какое время можно снимать повязку с руки, когда приходить повторно.

Возвращаюсь в регистратуру, там мне выдали компенсацию на питание в сумме 551 рубль и донорскую справку. На всю процедуру сдачи крови у меня ушло не более часа, минуты прошли незаметно, потому что постоянно общалась с донорами, от которых получила много интересной и нужной информации. Кому достанется ваша кровь, вы не узнаете. А человек, который её получит, не будет знать о вас — такие правила. Но это совсем и неважно. В отделение я обязательно вернусь и снова сдам кровь. Ведь, как оказалось, стать участником спасения чьей-то жизни несложно, для этого достаточно прийти в отделение и сдать свою кровь.

Любовь Иванова. «Слава труду» №27 от 20 апреля.

Анастасия Алыпова для «Шилкинской правды» тоже написала текст про то, в чём участвовала сама. Девушка вместе с друзьями поздно вечером каталась по городу Шилке, выискивая в развалинах и заброшенных домах коды, оставленные организаторами игры «Дозор». «Всего на игру даются шесть заданий, максимальное время выполнения которых – один час. Лучше выполнить как можно быстрее. В задании зашифровано место – локация, которую вы должны угадать, приехать туда и найти код», – объясняет кратко суть соревнования автор.

Корреспондент пишет об азарте и радости от игры, но даже на фоне этого восторга замечает – в городе год от года становится всё больше заброшенных объектов: «И когда осознаёшь это не как игрок, а как житель города, возникает грусть».