СЕЙЧАС -16°С
Все новости
Все новости

Две версии исчезновения контрактника на Цуголе

Человек пропал на учениях. Уголовное дело завели лишь спустя месяц.

Батор Дугаржапов служил по контракту понтонщиком. Пятого сентября, находясь на учениях «Восток-2018» на полигоне Цугол, он пропал. Следствие рассматривает две версии: Дугаржапов мог упасть в воду и утонуть, а мог самовольно оставить служебную часть. Уголовное дело завели лишь спустя месяц — по факту побега. Родственники не верят тому, что парень мог это сделать, и настаивают на том, что есть свидетель, который видел, как Батор упал в воду.

Сестра Дугаржапова обратилась к нам в редакцию и рассказала о случившемся: «Батор служил в Борзе и в начале сентября находился на учениях на Цуголе. В последний раз он выходил на связь 5 сентября — мама говорила с ним по телефону. Последним его видел сослуживец, который сообщил, что брат упал в реку и пропал».

В Борзинской военной прокуратуре подтвердили исчезновение Дугаржапова: «Его местонахождение в настоящий момент не установлено. В военно-следственном отделе возбуждено уголовное дело по факту оставления части. Никто конкретно ничего не видел, и не говорит, что он упал в реку».

Прокурор Рафаэль Тизру, который ведёт дело Батора Дугаржапова, подтвердил, что молодой человек пропал во время учений: «Они занимались охраной лодки. Уголовное дело заведено как на самовольно оставившего часть. Информация о том, что он упал в реку — это версия одного из военнослужащих, который якобы это видел. Мы также рассматриваем эту версию и направили в населённые пункты, которые находятся по течению вниз, поручения, чтобы они прибрежно и в реке его искали».

Тизру объяснил: поиски осложняются тем, что заявление о пропаже мать Дугаржапова и командование подали спустя месяц: «Они изначально пытались искать его своими силами. Мать известили в те же сутки, все думали, что как обычно солдат убежал домой. Она пошла к каким-то гадалкам, которые уверяли, что он живой у девушки. Командир этому поверил и никуда не обращался, пытался сам найти. Сейчас мы ведём розыскные мероприятия, в том числе ждём ответа МТС о последних данных по его местонахождению».

Поделиться

Сестра пропавшего возмущена тем, что на её брата возбуждено уголовное дело и не согласна с изложенными следствием подробностями: «Есть свидетель, который говорит, как видел, что мой брат упал в реку. Батор Очиров рассказал нам с мамой об этом 30 сентября. На самом деле было так: к нам пришли вечером 6 сентября и сказали, что Батора на работе нет уже сутки. Мы сразу начали его искать. Вечером 7 сентября выехали в деревню Ононск. Там по деревне устроили поиски. Затем встретились с капитаном Бархатовым. Он всё знал вместе со свидетелем, но нам сразу не рассказал».

По словам родственницы контрактника, командир и свидетель скрыли, что Очиров видел, как Дугаржапов упал: «Этот капитан дал нам двух помощников для поисков по деревне: этого свидетеля и ещё одного солдата Балмаева. Очиров даже здесь маме ничего не сказал, хотя, будучи крайним свидетелем, должен был сообщить. Они вместе с Бархатовым сами по себе искали. Десять дней смотрели по воде и не нашли ничего, а вышестоящим не говорили. Только спустя почти месяц мы приехали с мамой в Борзю, и Батор рассказал нам все подробности. Они прикрывались, чтобы с кресел со своих не слететь, а теперь и вовсе отправили Очирова в Улан-Удэ, в Бурятию».

Также сестра пропавшего рассказала, как именно они узнали от свидетеля детали: «Мы когда 30 сентября приехали в Борзю, вызвали Очирова, сидели с ним разговаривали. Он нам рассказал, что был свидетелем. Батор Очиров как старшина остался главным на катере и отвечал за тех, кто там находился. Он отпросился на три часа, за ним приехала машина, но он что-то оставил на лодке и вернулся. Уже было темно, и Батор увидел, как мой брат стоял на катере и начал падать в воду. Это было 5 сентября, примерно в 23.00–24.00. Он сразу разбудил всех парней, поднял тревогу, они сели в катер и поплыли его искать. Очиров сказал, что у них на катере не было спасательного круга, а так он бы мог сразу в воду за ним прыгнуть и вытащить».

Сам Очиров сказал, что не хочет снова говорить о том, что произошло на катере, но от показаний он не отказывается: «Сейчас и у родственников Батора на душе неспокойно, тяжело, и у меня так же. Всё, что я рассказал его сестре, так и есть. Она знает правду. Я всё, как есть, рассказал».

Родственница Дугаржапова заявила, что просто так они этого не оставят. Дальше будут обращаться в прокуратуру Читы, а затем, если потребуются напишут в Москву.

Получить комментарий прокуратуры и следователя на вопрос, почему возбудили уголовное дело по факту самовольного ухода из части, несмотря на показания свидетеля, нам не удалось.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter