Происшествия Спецоперация на Украине Безногий участник СВО три дня пролежал на берегу Читинки. Репортаж со спасения

Безногий участник СВО три дня пролежал на берегу Читинки. Репортаж со спасения

Его поил и кормил местный житель

Так было оборудовано место жительства Валерия Т.

Полдень понедельника. В редакцию «Чита.Ру» звонит мужчина по имени Виталий и рассказывает, что на берегу Читинки сразу за парком МЖК третий день лежит участник СВО — в камуфляжной одежде и с протезами. Виталий носил ему еду, воду, принес зонт, чтобы защитить от солнца, ведро, чтобы поливать мужчину водой из реки, спасая его от теплого удара. Думал, как помочь, и решил обратиться к нам.

Протезы крест-накрест

— Я позавчера его увидел. Мне 69 лет, я хожу здесь с палочками [для скандинавской ходьбы] каждый день. Смотрю, он идет на своих ходульках, еле-еле передвигается. Спрашиваю: «Ты куда?» Он отвечает, что хочет освежиться. Я ему помог спуститься. А душа-то болит, думаю, ушел он или не ушел. Сегодня иду, а он там. Значит, ночь ночевал здесь, возле Читинки, — говорит Виталий.

На месте за детской железной дорогой у берега виден ориентир — цветной пляжный зонтик. Рядом двое мужчин — позвонивший нам Виталий и его родственник. Чуть поодаль выпивает компания 20–30 лет.

Подхожу ближе. Валерий Т. сидит, протезы крест-накрест он положил слева от себя, есть бутылка воды, камуфляжные штаны и куртка, чуть поодаль пакет с документами — это всё, что он взял с собой, когда его, как рассказывает сам мужчина, из дома выгнал двоюродный брат. Он третьи сутки под солнцем, речь несвязная, кажется, он растерян и не понимает, как вообще справиться с навалившимися на него проблемами. К тому же пьян, за его спиной валяется полторашка пива.

Лежал он на песке, зонтик появился только утром. Еды с собой не было. С этим помог Виталий. Сначала принес в банке суп, потом, пока шел наливать воду до ближайшей колонки, встретился с другим участником СВО и принес отданный им армейский сухпаек. Валерий Т. поел, но немного. Гораздо меньше, чем нужно среднему взрослому мужчине. Жаловался на контузию и на то, что устал жить.

Как он оказался в такой ситуации

Валерий из Карымского района, прописан в райцентре — там у него мачеха и отец. Он отправился на СВО в январе 2023 года, без ног остался почти 8 месяцев назад.

— Пошел добровольцем от ЧВК «Вагнер». Ушел 29 января, ранение получил в декабре. Всё. Я не могу. Там очень было.... Нас обстреляли. Мы не могли. Это Бахмут был. Меня не эвакуировали, я сам ушел, — рассказывает Валерий.

Выясняется, что ноги ему повредил дрон. Снаряд прилетел рядом, отряд отступал, и он, не заметив, что с ногами что-то не так, шел до точки. Когда добрался до места, обувь пришлось срезать, а конечности ампутировать. Тяжелейшие протезы — по ощущениям, они весят килограммов 7 каждый — ему сделали в Анапе, в Чите должны были сделать облегченные, но что-то пошло не так. Говорит, что в нашем городе делают самые лучшие протезы этого типа, именно поэтому он поехал сюда. Чтобы дождаться новых протезов, необходимо около месяца жить здесь: лечить раны и ждать. Вот он и жил, пока не произошла ссора, результатом которой стало то, что Валерий сел на Читинке и больше не вставал.

— Он меня выгнал. Меня выкинул, как собаку, — рассказывает Валерий.

— У его брата вредный характер, водит баб, а он мешает ему. Это он мне рассказывал, — вмешивается в беседу Виталий, понимая, что военный не в себе и ему сложно рассказывать.

Виталий буквально мыл военного, чтобы он не получил тепловой удар

Как и почему он решил сесть именно у Читинки, неясно. Где именно жил, не признается, но где-то в районе МЖК. Военный поделился несколькими военными историями, своими переживаниями, а затем устал и попросил дать ему вздремнуть. Видно, что день в жаре и ночь в холоде явно не пошли ему на пользу.

Спасение

Валерий задремал. Я думал, как ему помочь, и вспомнил, что вице-премьер краевого правительства Марат Мирхайдаров уговорил участника СВО Олега Изосимова остановить пикет возле здания правительства региона из-за нехватки оборудования военным. Обещал помочь. Это было еще до того, как сам вице-премьер четыре месяца служил в зоне СВО. Именно ему и решил позвонить.

Через 20 минут до нас добрался его заместитель Алексей Коновалов. Он разобрался в ситуации, при мне позвонил министру здравоохранения Забайкалья Оксане Немакиной и договорился о том, чтобы Валерия обследовали в Краевой клинической больнице.

Родственник нашедшего военного Виталия берет протезы, Алексей Коновалов — пакеты, я положил документы в рюкзак. Вместе с Виталием мы несем Валерия за плечи к машине. Самый сложный участок — дамба. Это бетонированный склон в 50–60 градусов. Я когда даже один налегке спускался по нему, чуть не навернулся, а тут несем на плечах взрослого 80-килограммового мужчину. Собираемся с силами, вдох-выдох — и на счет три вновь поднимаем Валерия. Очень медленно, но верно, выискивая ребристые места, с которых не соскользнут ботинки, поднимаемся наверх. У железной дороги вновь встаем, чиновник бежит к машине — перегнать ближе.

Запыхался я, запыхался Виталий, запыхался военный. Ему не легче нашего — тяжело истощенным крепко держаться руками за чьи-то плечи.

— Давайте я доползу? — в какой-то момент предлагает он, понимая, что тяжелый.

Мы садим Валерия на заднее сиденье, туда же засовываем камуфляжную одежду рядом — негоже в больнице появляться с голым торсом, протезы и пакеты с документами оставляем в багажнике. Пока едем, Валерию под кондиционером и без прямых солнечных становится гораздо лучше: речь прояснилась, появилась улыбка, а вместо слов про усталость от жизни он начал говорить о благодарности.

Припарковались у Краевой клинической больницы, путь от ворот до больницы неблизкий, а я уже изрядно устал, также устал и Виталий. Вещи решили пока оставить в машине, и вдвоем вместе с Алексеем Коноваловым берем его на плечи — руки мужчины постоянно сползали с моей шеи, в моменте из-за крепкой хватки кружится голова.

В приемном отделении объясняю ситуацию. Через 5 минут появляется коляска, Валерия осматривают врачи, госпитализируют — раны на его культях не зажили и загноились. Возвращаюсь в редакцию.

Что дальше?

— Предварительно он будет лежать полторы-две недели. Сейчас в отделении гнойной хирургии. Есть раны инфицированные, — объяснила мне министр здравоохранения Забайкальского края Оксана Немакина.

По ее словам, Краевая клиническая больница стала якорной организацией, которая помогает участникам спецоперации — бойцам ЧВК «Вагнер» в том числе. Через стационар прошли уже 100 человек. При этом срочную медпомощь участникам СВО могут оказать в любой больнице без очереди, но лечение в стационарных условиях они проходят уже в клинической больнице.

Именно об этом военном медики ничего не знали — по словам министра, это могло произойти потому, что он не обратился в фонд «Защитники Отечества» и не встал на учет. В любом случае всех пациентов доводят до выздоровления, а при необходимости помогают собрать документы. Минздрав Забайкалья разбирается в этой ситуации.

Сейчас делом заинтересовались сотрудники СУ СКР по Забайкальскому краю и начали доследственную проверку.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE35
Смех
HAPPY5
Удивление
SURPRISED4
Гнев
ANGRY10
Печаль
SAD10
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
70
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Лабиринт, джем на полу и девять яиц в десятке. Как работает «Пятерочка» в Чите
Анонимное мнение
Рекомендуем
Объявления