СЕЙЧАС -13°С
Все новости
Все новости

Валерий Буянов: Величина муниципального фильтра в 10% - непринципиальна

«А что касается наших 10%, в Забайкальском крае - мы рассуждаем, что установить повыше планочку проще в самом начале. Спустить её будет легче, чем установить сначала низкую планку — а потом поднимать...»

Интервью с председателем Избирательной комиссии Забайкальского края Валерием Буяновым состоялось 4 июня, в тот момент, когда только стало известно о внесённом краевой избирательной комиссией законопроекте о выборах губернатора Забайкальского края и 10%-ном муниципальном фильтре, предложенным в нём. 8 июня избирком края снизил муниципальный барьер для кандидатов до 8% после рабочего совещания с депутатами заксобрания и представителями администрации губернатора.

1 июня Избирательная комиссия Забайкальского края внесла на рассмотрение заксобрания законопроект о выборах губернатора региона. По федеральному закону на откуп регионам был отдан вопрос определения величины процента муниципального «фильтра» - числа подписей местных депутатов, необходимых кандидату для выдвижения. На данный момент в соответствие с федеральными рамками от 5 до 10% регионы определяются с собственной величиной муниципального барьера. В законопроекте Забайкальского края, предложенного краевым избиркомом, для кандидатов в губернаторы заложен максимальный 10%-ный барьер.


Из принятых на сегодняшний день в стране величин «фильтров» можно отметить Новгородскую область, где утверждён барьер в 10%. Выборы губернатора там предстоят уже осенью. Также максимально возможный процент утверждён в Санкт-Петербурге, Архангельской, Владимирской, Ростовской, Рязанской, Тамбовской областях. На минимальном пороге подписей муниципальных депутатов в 5% остановились Красноярский край, Волгоградская, Иркутская, Кировская, Оренбургская, Ярославская области. Среди причин выбора того или иного процента для региона эксперты отмечают количество времени, оставшееся у главы субъекта до конца истечения полномочий, уровень проявленной с декабря 2011 года протестности в регионе и результат «Единой России» на выборах в Госдуму.


О выбранном для выборов губернатора «фильтре», его значимости для процедуры избрания главы региона и величине специально для ИА «Чита.Ру» рассказал председатель избирательной комиссии Забайкальского края Валерий Буянов.

- Почему же именно максимально возможный муниципальный фильтр в 10% был предложен избирательной комиссией Забайкальского края? Были ли другие варианты?

- Вырывать из контекста проекта закона только позицию «фильтр 10%» не стоит. Этот законопроект нужно рассматривать в целом. Стоит сказать о причинах, по которым вводилось назначение губернаторов в 2004 году - тогда стояла задача централизации власти в России, и надо было связать её в один кулак. Назначение руководителей регионов было нужным шагом. На тот момент времени, как показала десятилетняя история, это было, в принципе, правильно.

Были, конечно, и явно неудачные назначения губернаторов: «варяги», люди далёкие от понимания настоящих нужд региона, как пример, смена первых лиц в ряде регионов России. Но всё-таки задача, которая преследовалась той схемой наделения полномочиями глав субъектов, была выполнена.

На мой взгляд, возврат к выборности губернаторов не должен означать простое воспроизведение того порядка, который был до 2004 года. Существовала возможность попадания во власть случайных людей — мы даже не говорим о террористах, иностранных засланцах или криминале — просто неподготовленного человека. Это одна из первая причин, по которой отказались от прямых выборов.

И, второй момент, мы специально долго его обсуждали и консультировались, в том числе, с представителями политических партий. В проекте закона отсутствует возможность самовыдвижения, и сделано это неслучайно. Если мы говорим, что основные действующие лица на избирательной арене - политические партии, то это должно выдерживаться. Тем более, что сегодня процесс их создания и регистрации существенно облегчён. Говорят, в Минюсте сейчас рассматриваются заявки от 10-12 новых политических партий вдобавок к семи партиям, что действуют. Прогнозируется, что к концу этого года в России должно быть зарегистрировано порядка 20—25 партий. Когда у нас семь партий действовало, я считал, что у нас политический спектр представлен достаточно хорошо. А сейчас этот спектр расширится ещё больше. И каждая политическая партия, в принципе, сможет выдвинуть своего кандидата.

- Почему всё-таки речь идёт о сборе 10% подписей местных депутатов?

- Я бы навязанное понятие «муниципальный фильтр» назвал «экспертной оценкой и поддержкой». Ведь главы и депутаты муниципальных образований, к которым будут обращаться за поддержкой, выступят в роли своеобразных экспертов. Экспертная оценка кандидатов, которые выходят на губернаторские выборы, — это хороший ход.

Что касается 10% - честно скажу, что эта цифра непринципиальна. Когда мы консультировались с центральной избирательной комиссией, спрашивали: «Какая, с вашей точки зрения, должна быть логика определения процента?» Разработчики этой нормы обычно говорили, что небольшая величина в 5% - для очень крупных субъектов Российской Федерации: Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодарского края, Кемеровской области, Алтайского края, в которых много районов и муниципальных образований. Для средних субъектов, к которым относится Забайкальский край, и для небольших регионов — желательно, чтобы эта цифра была побольше. Логика в этом.

- То есть, исходя из этого, в регионах с большим количеством муниципальных образований, большей территорией и численностью населения местные депутаты смогут высказаться меньше по поводу кандидатов, чем в небольших субъектах?

- Я рассуждаю немного по-другому. Скажем, объехать Краснодарский край, где около четырёх миллионов избирателей и большое количество муниципалитетов поселенческого уровня, при высоком проценте сбора подписей будет сделать не просто. Поэтому там, на мой взгляд, процент, действительно, должен быть меньше.

А что касается наших 10%, в Забайкальском крае - мы рассуждаем, что установить повыше планочку проще в самом начале. Спустить её будет легче, чем установить сначала низкую планку — а потом поднимать.

- И на рассмотрении в Законодательном собрании данного проекта закона 27 июня депутаты смогут уменьшить муниципальный барьер?

- Мы не будем настаивать на своих 10%. То есть мы их заложили, но вы, законодатели, вправе, на один-два процента уменьшить. Пусть они дебатируют, обсуждают и снижают. Но если процент пойдёт ниже семи — вот тут мы будем «стоять» очень жёстко. То есть, спорить из-за одного-двух десятков голосов - того не стоит.

Вторая причина, почему величина барьера в 10% не является принципиальной. Закон, который мы сейчас принимаем, требует практической обкатки. В этом законопроекте есть несколько вещей, которые требуют оценки «угадали – не угадали». То есть не всегда находится логика, подтверждающая установление той или иной цифры. В частности, мы долго пытались определиться, какой устанавливать избирательный фонд для кандидатов в губернаторы.

Верхней границы нет, нижней - в принципе, тоже. Рассудили так. Мы уже вносили в краевой парламент проект закона о выборах депутатов законодательного собрания. Работая над ним, мы довольно детально посчитали, сколько политическим партиям потребуется средств для проведения избирательной компании. Принцип необходимого и достаточного, по отношению к этому типу законов, должен работать очень чётко. Расчеты показали, что примерно для политических партий надо делать избирательные фонды примерно в 60%. Опираясь на это, решили, что и для выборов губернатора достаточно будет 60 миллионов рублей. Поэтому я и утверждаю, что разработанный проект - из той категории, которые требуют реальной обкатки. Пройдут первые выборы - станет ясно.

- А опыт других регионов?

- Ну, тут по-разному. Поэтому 10% - та цифра, которая всё-таки требует апробации. Нам ведь надо не просто выбрать губернатора, а сделать так, чтобы сам ход выборов был интересен, кандидаты были достойные. Поэтому может оказаться, что 10% подписей - много, а, может быть, и мало.

- В изменениях устава края, одобренных недавно заксобранием, есть пункт о выдвижении беспартийных кандидатов от партий. То есть, учитывая, что партия может выдвинуть одного кандидата в губернаторы, им сможет стать человек, не относящийся к партии?

- Да, может. Но, человек, желающий стать кандидатом и обратившийся в какую-то партию за выдвижением, должен из себя что-то представлять и, как минимум, этой партии должен быть известен. То ли ты «волк-одиночка», то ли реальный кандидат, обладающий ресурсом, в том числе ресурсом командным. Переворотить громадную работу, которая есть у губернатора в любом регионе, в том числе и в нашем, можно, только опираясь на серьёзную команду. Желательно также иметь поддержку на всех уровнях власти: федеральном, региональном, местном уровнях, в общественных организациях (в профсоюзах, у ветеранов).

- С местным и краевым уровнем ясно, а вот если на федеральном уровне: кандидат - человек из народа, своего рода Холманских, и у него, наверняка, нет там налаженных федеральных связей?

- Человек должен хотя бы иметь представление, как устроена федеральная власть. Должен хотя бы знать, в каком государственном органе какие вопросы и как решаются.

- Как вы считаете, сможет человек, представляющий так называемую несистемную оппозицию, стать кандидатом в губернаторы у нас или в других регионах? Смогут вообще люди, выходящие на митинги и выражающие активную оппозицию власти в последнее время, высказать своё мнение через какого-то кандидата? От чего это зависит?

- Если брать ставших известными в последнее время личностей, тут нужно внимательно смотреть, что из себя они представляют. Если это люди, которые только могут кричать «Давай, круши» и что-то подобное, то вряд ли такой человек будет поддержан любой политической партией. Если он помимо криков «Ломай и меняй» будет способен предложить что-то конструктивное — то поддержку такой человек найти может. И если люди с конструктивной и реальной программой будут о себе заявлять, то это, на мой взгляд, совсем неплохо. Чтобы просто покричать — можно собрать не один митинг. И для этого совсем не нужно ходить на выборы.

Я считаю, беда таких движений либерального толка состоит в том, что у них достаточно много амбициозных лидеров, которые не могут между собой договориться. Наладить общую конструктивную работу. И, второе - они не задумываются толком, может быть, за исключением «Яблока», поскольку там Явлинский, над тем, что они реально могут предложить обществу. Поэтому кроме рёва, что мы недовольны, нет почти ничего.

- Есть у них программы требований и дальнейших шагов - были, например, множество поправок в законы, которые рассматривались за последние полгода в рамках политмодернизации страны.

- У них узкий спектр — требования о большей свободе слова, демократизации жизни. Кстати, многое из того, что ими выдвигалось , воспринято. Сколько изменений в избирательном законодательстве! А есть ли у них предложения за пределами вот этого политического спектра? В экономике, социальной сфере и так далее?

- Если вернуться к проекту закона о выборах губернатора Забайкальского края, в нём заложена возможность повторного голосования.

- Да, два кандидата, набравших наибольшее число голосов участвуют в повторном голосовании. Но бывает так, и мы предусмотрели это, что два человека определились, а потом один из кандидатов по какой-то причине уходит, и нет возможности пополнить эту распавшуюся пару ещё кем-то. В таком случае проводится голосование по одной кандидатуре. Если второй тур для двух участников – победитель выявляется просто относительным большинством голосов. Если голосование идёт по одному кандидату - то требуется, чтобы он получил более 50 процентов голосов.

Вообще если говорить о цифрах, можно оценить размер тех же 10%. У нас 4 365 депутатов всех уровней. 10% — это 436 голосов. Для человека, который известен в крае - собрать эти подписи большого труда не составит. Мы считали, сколько у нас может быть кандидатов - кандидатов шесть-семь вполне возможно.

- А, по-моему, многое зависит от партийной принадлежности местных депутатов.

- Если смотреть последние декабрьские и мартовские местные выборы, у нас избиралось два главы муниципальных района, победили в обоих случаях выдвиженцы «Единой России». Выбиралось 20 депутатов муниципальных районов, победили 17 человек, выдвинутых «Единой Россией», два независимых, один от ЛДПР. В главы поселений — всего 192 человека. Выиграли: 81 самовыдвиженец, 109 депутатов — выдвиженцы «Единой России», 2 — выдвиженцы КПРФ. В депутаты поселений выбиралось 2 741 человек. Из них стали победителями 717 самовыдвиженцев, 1 989 человек от «Единой России», от ЛДПР — 16, трое — от «Справедливой России», 116 — от КПРФ.

Надо иметь в виду, что далеко не всегда выдвигающийся какой-то партией человек является её членом. Поэтому мы можем довольно уверенно говорить, о том, кого партии выдвигали и поддерживали.

А каков депутатский корпус или состав глав муниципальных образований по партийной принадлежности - оценивать сложно. Чтобы быть кандидатом от партии — членство не обязательно.

Я лично приветствую линию на то, чтобы политические партии становились основными игроками на избирательном поле — это и состязательность, и возможность оценить, структурировать политические предпочтения избирателей.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter