kuka
СЕЙЧАС -14°С
Все новости
Все новости

Стоп, принято – депутаты Забайкалья одобрили критерий нуждаемости

То, что происходит со льготами сегодня - дежавю. Как история двухлетней давности, когда Константин Ильковский так же объяснял необходимость отмены льгот дефицитом бюджета и установками Москвы, только в меньших масштабах.

Депутаты заксобрания Забайкальского края 15 февраля, выслушав доклады о годовой работе регионального УМВД и готовящегося к пожарам минприроды, сразу в двух чтениях приняли внесённый губернатором Натальей Ждановой законопроект о критерии нуждаемости для ветеранов труда, многодетных семей и сельских специалистов, которые будут претендовать на получение льгот. Это, пожалуй, был первый законопроект, в день рассмотрения которого люди выходили к администрации на митинг.

Впрочем, я не припомню другого законопроекта, из-за которого люди выходили митинговать и пикетировать властные структуры столько же раз. Однако ко дню его обсуждения на пленарном заседании результат был известен заранее: одобрят. Потому что в этой истории своё «нет» народные избранники бывшей коллеге – до избрания губернатором Наталья Жданова возглавляла краевой парламент - уже говорили.

Что за критерий?

Для тех, кто ещё не разобрался, о каком критерии твердят в СМИ и на площадях вот уже почти два месяца, нужно уточнить, что это ограничение по доходу для льготников. Получаешь на рубль больше этого «порога» - перестаёшь получать пособия.

Например, для ветеранов труда Забайкальского края предложили установить полуторный размер прожиточного минимума. В третьем квартале 2016 года прожиточный минимум в Забайкальском крае составил 10 тысяч 519 рублей. То есть на льготы имели право те ветераны труда, кто получал меньше 15 тысяч 779 рублей. Для многодетной семьи, желающей получать льготы, доход не должен был превышать размера прожиточного минимума, или, при пяти членах семьи, 52 тысяч 595 рублей.

Изначально Наталья Жданова внесла законопроект о том, что правило после принятия будет одинаково распространяться как на тех, кто уже получает пособия, так и на тех, кто будет на него претендовать в будущем. В результате льгот лишались более 2 тысяч ветеранов труда и 1,3 тысячи многодетных семей. Учитывая, что семья может считаться многодетной, если в ней воспитываются три и более детей, количество лишающихся уверенно тянулось к 10 тысячам человек.

В первый раз депутаты, возможно, во многом благодаря эмоциональной речи своего коллеги Сергея Белоногова законопроект отклонили.

- Мы к чему идём? Мы увеличиваем количество бедных. Такие важные законопроекты мы не обсуждаем, глазки опустим и голосуем. Я не знаю, как вы себя чувствуете, выйдя из этого здания, - обратился он к сидящим в зале.

Белоногова поддержал однопартиец Николай Мерзликин, заявивший, что установлению критерия нуждаемости нет оправдания. Слова коммунистов на тех, кто не вчитывался в документ – а они, по всей видимости, были и в профильном комитете, тогда подействовали, как плётка. Законопроект отклонили, но губернатор внесла его вновь.

Подобная настойчивость стала понятна позже, уже в январе. Оказалось, что оптимизация социальных льгот была требованием Минфина России в обмен на обещание предоставить Забайкалью 3,4 миллиарда рублей, которые каким-то чудом оказались уже заложены в расходную часть краевого бюджета. Знали ли это депутаты, принимая бюджет на год? Вряд ли, иначе откуда бы отклонение первой попытки губернатора.

Впрочем, после акций протеста глава региона законопроект заменила, предложив ввести критерий нуждаемости только для тех, кто будет претендовать на льготы в будущем.

Мантра Ждановой

Выступая на заседании «Единой России» за несколько часов до принятия законопроекта, заместитель председателя краевого правительства по социальным вопросам Аягма Ванчикова рассказала, что сегодня в крае насчитывается 382 тысячи льготников, то есть социальные пособия получает четверть населения края. Из них 282 тысячи человек – это льготники региональные, получающие более 80 видов социальной поддержки. Ежегодно бюджету региона это стоит 5,7 миллиарда рублей.

Главным доказательством необходимости принятия документа, помимо дефицита бюджета, начиная с отклонённого депутатами законопроекта власти края называли согласованность с политикой Москвы. Выступая в поддержку первого законопроекта, министр финансов региона Марина Кириллова заявила, что документ написан в соответствии с рекомендациями федерального центра. Защищая последующие предложения губернатора, Аягма Ванчикова неизменно начинала речь о том, что законопроект находится в русле государственной политики по установлению адресной помощи жителям. Эту позицию поддерживал министр труда и социальной защиты населения Андрей Федотов. На общественных слушаниях по законопроекту на слова пенсионеров: «Вы же министр социальной защиты, вы же должны нас защищать». Он обаятельно улыбался.

Вообще, власти предпочитали не говорить о том, что новые меры кого-то лишают выплат. Говорили о том, что сохраняют адресность помощи тем, кто в ней по-настоящему нуждается. Как измерить это «по-настоящему», никто не объяснял.

На заседании 15 февраля депутат Цырендоржи Дамдинов спросил Аягму Ванчикову, какую сумму недополучат те, кто раньше бы имел право на льготы, в 2017 году.

- Давайте пойдём по пути анализа 2016 года: ветеранами Забайкальского края за 2016 год было признано 186 человек. Из них 103 гражданина признаны нуждающимися, им назначены меры социальной поддержки, шесть человек признаны не нуждающимися, остальные 30 человек просто не пришли за указанными мерами. Это косвенно говорит о том, что не нуждаются в таких мерах социальной поддержки, - сказала Ванчикова.

Сумму, которую просил Дамдинов, она не назвала.

- С декабря мы слушаем эти мантры о нуждаемости, - взорвался на заседании 15 февраля Николай Мерзликин. – Вроде как благое дело какое-то делается. А что на самом деле? А на самом деле лишение мер социальной поддержки, ухудшение положения забайкальцев. Вот, в частности, закон о мерах социальной поддержки в июле прошлого года принимался и вносился губернатором, закон о компенсации расходов по уплате взносов за капремонт – что это было? Где правда была? Или предвыборный период тогда был, и надо было выглядеть красивыми? А сейчас что? Где позиция-то? Мы же делим людей, мы просто делим людей.

Выдержав несколько секунд паузы, Мерзликин продолжил:

- Вообще, меня это не удивляет, потому что высказываниями высшего должностного лица мы уже поделены на здравомыслящих и нездравомыслящих, на недоброжелателей и доброжелателей. Это что за позиция высшего должностного лица?

По стопам Ильковского

Конечная редакция законопроекта сохраняет льготы тем, кто их уже получает, но устанавливает критерий нуждаемости для будущих получателей. Чем одни отличаются от других, никто из правительства толком объяснить не мог, ограничивались фразами вроде «С нашей точки зрения, разделения нет».

И, казалось, две совершенно одинаковые семьи с равным достатком, одна из которых ежемесячно получает доплату, а другая – нет, должны были стать поводом для вмешательства и дело прокуратуры, но нет. Прокуратура замечаний к документу не имела.

То, что происходит со льготами сегодня - дежавю. Как история двухлетней давности, когда Константин Ильковский так же объяснял необходимость отмены льгот дефицитом бюджета и установками Москвы, только в меньших масштабах. Радикальность в той истории довела до Верховного Суда, который обязал регион вернуть льготы. Но потери бюджета были копейками по сравнению с тем, что потерял имидж Ильковского. Или дело сегодня не в имидже, а в работающих ветеранах, которые слишком много получают?

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter