СЕЙЧАС +13°С

Чите «подарят» новую школу. В кредит за 1,5 миллиарда

Представитель фирмы, строящей школу в Каштаке, рассказал, почему Забайкалью нужен кредит.

Школу в Каштаке на 800 мест правительство Забайкалья окутало туманом. Как, впрочем, и многие другие крупные строительные проекты края. Новую школу в Чите будет строить компания «Школа Будущего». Её представитель Станислав Неверов рассказал журналисту «Чита.Ру» о том, почему Забайкалью нужно строительство на специальных финансовых условиях и как школу планируют построить и оснастить за год.

Правительство Забайкальского края в течение 15 лет будет ежегодно платить по 34 миллиона рублей в год по концессионному соглашению за школу в посёлке Каштак в Чите на 800 мест. Общая сумма строительства составила 1,513 миллиарда рублей. Из этой суммы треть (513 миллионов рублей) вложит концессионер, а остальную сумму выделит правительство России из федерального бюджета. Всё, что вложит концессионер, будет выплачивать правительство Забайкалья из регионального бюджета в течение следующих 15 лет. Параметры огласили уже после заключения контракта с компанией «Школа Будущего».

27 декабря компании перечислили первый транш в размере 514,618 миллиона рублей.

О концессии: Что бы было, если бы не деньги инвесторов, и почему в кредит.

— Расскажите о параметрах концессии.

— Период строительства 2021–2022 гг., последующие — годы её окупаемости. Федеральный бюджет финансирует 1 миллиард 29 миллионов рублей, региональный бюджет на этапе строительства финансирует 2% — порядка 20 миллионов рублей. Остальная расходная часть — инвестиционный платёж, средства наши и Газпромбанка, которые регион потом выплачивает и компенсирует в течение 13 лет, это чуть больше полумиллиарда рублей. Общая стоимость объекта сейчас оценивается в 1,513 миллиарда рублей.

Мы специально взяли чуть меньшую стоимость объекта, чем её изначально рассчитывала проектирующая организация «Читагражданпроект» и Служба заказчика (Подведомственное учреждение министерства Забайкалья) — они присылали нам данные, по которым школа без оснащения только должна была стоить 1,540 миллиарда рублей, а с оснащением — 1,730 миллиарда. Мы сделали пересчёт в меньшую сторону, чтобы снизить нагрузку на регион.

— Школу в Каштаке планировалось построить к концу 2022 года. Сроки сохраняются?

— Сроки определены соглашением о предоставлении субсидии, заключённым между правительством края и Минпросвещения России.

— Вы думаете, успеете построить школу за один год?

— Пока нет предпосылок, что это не случится.

— Почему Забайкалью выгоднее вступить в эту концессию, чем провести обычный открытый конкурс?

— В Чите на май 2021 года потребность в ученических местах была порядка 3,5 тысячи — это примерно 6 миллиардов рублей. Условно говоря, построили три школы в 2022–2023 годах — в 2023-м за эти школы нужно будет заплатить, нельзя будет растянуть удовольствие до 2037 года. К сожалению, бюджет Забайкалья сейчас не самый профицитный по стране. Моментально выделить 6 миллиардов рублей весьма проблематично.

Концессия как раз нужна для того, чтобы сейчас воспользоваться деньгами, а потом в рассрочку постепенно выплачивать долг. Если этого не делать, вместо возможности строить одновременно несколько объектов вы получите возможность строить по школе в 5–10 лет. Деньги накопили — построили, пока копили, поднялись цены. Это же неправильно, люди живут сейчас, дети растут сейчас.

— Концессионное соглашение уже заключено?

— Да. 26 ноября мы его заключили.

Конкурса на концессию не было. Никто не хочет строить в Забайкалье?

— Стройка крупная, она уже в поле зрения СМИ. Нарушения и нестыковки будут критиковаться. Вы готовы к контакту с журналистами?

— Критика всегда полезна, она помогает видеть со стороны всё, что происходит в твоём подотчётном хозяйстве. К контакту со СМИ готовы, раз в несколько месяцев можем с вами сверяться. Я минимум раз в месяц бываю в Чите. Чем более открытой будет стройка, тем спокойней будет всем.

— Вы знаете, что конкурса на концессию не было? Правительство Забайкалья отклонило все заявки, которые подавались другими компаниями?

— Знаете, федеральным законом о концессионных соглашениях определено два возможных варианта появления концессии. Конкурс – один из них, инициатива в таком случае исходит от субъекта Федерации. А второй – частная концессионная инициатива, когда компания подаёт официальную заявку. В таком случае, если в течение 45 дней не поступает других заявок, соответствующих требованиям законодательства, то конкурс не объявляется, концессия заключается с инициатором концессии. Этот механизм и сработал.

— Знаете, что забайкальская строительная компания ООО «Алюком» 1 декабря подала жалобу в управление ФАС (Федеральная антимонопольная служба ) на конкурс за незаконное отстранение от конкурса? Что будете делать в случае, если её удовлетворят?

— Да, но, насколько мне известно, жалоба на министерство строительства Забайкалья уже отозвана.

Если бы заявку «Алюкома» приняли, властям пришлось бы проводить конкурс. Однако 13 декабря компания досрочно отозвала свою жалобу по неизвестным причинам. Антимонопольная служба, признавшая жалобу обоснованной, не успела рассмотреть дело по существу.

Кто в правительстве Забайкалья отвечает за строительство, кто помогал выбивать деньги из федералов?

— А с кем вы сотрудничаете в правительстве Забайкалья? Проект концессии кидали туда-сюда: сначала в минпланирования, потом в минстрой, сейчас вроде как строительство курирует зампред Сергей Гордеев.

— Мы сотрудничаем с разными ведомствами, практически с руководством всех министерств правительства Забайкалья. Нет такого, что кто-то один курирует проект. Но этот вопрос правильнее адресовать пресс-службе правительства, сейчас я не готов ответить.

— Кто вашу деятельность курирует в правительстве России?

— Мы реализуем проекты в рамках государственных программ, поручений вице-премьеров Юрия Борисова (Заместитель председателя правительства России по вопросам оборонно-промышленного комплекса с мая 2018. С июля 2021 года курирует Уральский федеральный округ.) и Юрия Трутнева (Заместитель председателя правительства России, с августа 2013 года полномочный представитель Путина в Дальневосточном федеральном округе).

— Вы знакомы с Григорием Курановым, заместителем полпреда Трутнева? Он участвует в делах, помогает вам?

— В делах никаких он участвовать не может никак, потому что он федеральный чиновник.

Кто такой этот концессионер и чем он вообще занимается?

— Почему компания «Сила Роста», которая изначально выступила с концессионной инициативой строить эту школу, отказалась от контракта в пользу своей дочки, компании «Школа Будущего»?

— Это было сделано исключительно для того, чтобы налоги (Налоги на имущества, на землю, на штат и персонал.), которые будет платить концессионер, уходили в бюджет Забайкальского края, а не в Москву (где зарегистрирована «Сила Роста»). Мы посчитали, что так будет правильно, если мы работаем на территории Забайкальского края, строим объект для Забайкальского края. Наверно, это было бы не совсем честно по отношению к забайкальцам, поэтому мы зарегистрировали новую компанию «Школа Будущего» в Чите. Руководство Забайкалья об этом знало, законодательством это не запрещено.

— Мы знаем название компании «Школа Будущего», знаем, что она будет у нас строить школу. Почему мы ни разу не слышали ни слова от гендиректора «Школы Будущего» Владислава Шаламака (Владислав Шаламак также является гендиректором сахалинской дочки «Силы Роста»)?

— Собственно говоря, я — один из бенефициаров «Школы Будущего», Владислав Шаламак — мой подчинённый. Если есть необходимость, с ним можно пообщаться.

— В «Стратегии Будущего» числится 0 сотрудников, как и в «Школе Будущего»? Как вы будете строить, проводить конкурс подрядчиков/субподрядчиков?

— Абсолютно верно. Ни «Школа Будущего», ни «Стратегия Будущего», ни любой другой концессионер объект строить не должен сам, это запрещено законодательством. Концессионер и подрядчик — разные компании, одна компания не может выступать в обеих ролях. Подрядчик — это независимое юридическое лицо, имеющее соответствующие лицензии, опыт работы, штат персонала, технику, активы на балансе, опыт реализованных проектов. Поэтому да, мы будем проводить внутренний конкурс.

— Когда вообще появился интерес заниматься строительством на Дальнем Востоке?

— Мы с 2018 года активно присутствуем в ДФО. Сейчас завершается проект завода по сжижению природного газа в Приморском крае. Идёт проектирование на строительство СПГ-завода (Завод по сжижению природного газа) в Хабаровском крае. Рассматриваем строительство такого завода в Амурской области. Также мы переводим мазутные и дизельные котельные в ДФО на сжиженный природный газ, экологически чистое топливо. Это то, из-за чего нам изначально нам стал интересен Забайкальский край. К сожалению, сегодня Чита — один из лидеров по уровню загрязнения воздуха, включён в федеральный проект «Чистый воздух». Мы отрабатываем возможность перевода объектов Забайкалья на сжиженный природный газ.

Социальная инфраструктура нами отрабатывалась с 2020 года на Дальнем Востоке. В 2021 году мы вошли в несколько концессионных проектов по строительству школ в Забайкальском и Хабаровском крае (там заявка ещё рассматривается). В Приморском крае, например, мы помогаем спортивным и благотворительным организациям, детским домам. Мы не только зарабатываем деньги в регионах, мы привыкли большие деньги там оставлять. С радостью готовы начать делать это в Забайкалье, если найдём тех, кому наша помощь будет полезна.

Забайкалье заплатит, но какую цену?

— Проект школы довольно старый, ему уже три года (создавался в 2019 году). Стоимость объекта наверняка вырастет из-за роста цен, в частности, на металл. Эти затраты понесёт концессионер, а потом концессионеру их будет выплачивать Забайкальский край?

— Да, всё верно. Но это общая проблема строительной отрасли – цены растут, иногда проекты месячной давности нужно пересчитывать сегодня.

— Примерный рост цены ещё не рассчитывали?

— К этому вопросу я бы вернулся через 2-3 месяца. Сейчас проект находится у проектировщика.

— На примере строительства больницы в Чите — если сейчас просчитать эту сумму, можно заранее попросить из федерального бюджета больше денег. Эта нагрузка, возможно, не ляжет на регион.

В конце 2020 года региональный минздрав объявил о строительстве новой Краевой детской клинической больницы стоимостью в 6,2 миллиарда рублей, однако за 3 месяца проект подорожал на 1,6 миллиарда рублей. В итоге новую КДКБ будут строить до 2024 года за 7,8 миллиарда рублей, из которых 7 выделит правительство России по нацпроекту «Здоровье». Остальное на условиях софинансирования выделят из бюджета Забайкальского края.

— Госпрограмма, спонсирующая строительство школ, не предполагает дополнительного выделения федеральных денег. По больницам это возможно, по школе же деньги уже выделены, постановление правительства подписано. Другое дело, что часто есть возможности что-то сделать. Если сумма значительно вырастет, я думаю, что мы с правительством Забайкалья рука об руку будем стараться эти деньги привлечь. Но пока говорить о росте цены преждевременно.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter