СЕЙЧАС +9°С
Все новости
Все новости

«Всю жизнь влупил в этот дом». Село в Забайкалье убивают грунтовые воды

В домашнее подполье вода тоже пришла и стоит там ровно.

Село Богомягково в Забайкалье не первый год страдает от наводнений. Летом 2018-го на него пришёлся первый удар реки Кии, которая потом затопила город Шилку. В 2021-м было примерно то же самое. А сейчас в село впервые пришли грунтовые воды - и это хуже, чем летний паводок.

Местный житель, представившийся Женькой, выкачивает воду из гаража. Там она подходит к отопительному котлу, что чревато проблемами. Поэтому качать надо постоянно. И это хозяина очень злит.

— С администрации приедут, посмотрят: держитесь тут, качайте. Так ни хрена, сколько качать надо. Ночами не спать. Так ещё и работать надо. И хозяйства туева гора, — возмущается он. - Летом-то ещё ладно. Шланг брось — и вода бежит. А сейчас покачал, надо шланг смотать, продуть, занести, всё намерзает.

Он показывает нам гараж, где стандартных размеров смотровая яма почти до бортика заполнена водой. Набирается она быстрее, чем работает насос. Но вода в яме Женьку уже не беспокоит, главное, чтобы её не было в углублении, где стоит котёл.

В домашнее подполье вода тоже пришла и стоит там ровно. Поэтому откачивать её хозяин не хочет. Иначе, говорит, она будет приходить быстрее и может подмыть фундамент. Этот процесс уже начался: «тумбочки», на которых лежат балки, проваливаются и пол уходит вниз.

— Я всю жизнь влупил в этот дом, — сдабривая речь матами, рассказывает мужик. - Сколько здоровья… Денег… Сам строил. В доме живу уже 10 лет и в селе — всю жизнь. И теперь, однако, надо [уезжать] отсюда, получается. Так-то бы хрен с ним, — продолжает Евгений. - У меня мать наверху живёт. В зимовьё перебралась, а хата большая, кирпичная, пустует. Но свой-то дом жалко. И чо делать — не знаю. Сегодня какой-то приезжал из Читы, из министерства, что ли, предлагал клыком пропахать траншею, чтобы вода по ней уходила мимо дома. А каким клыком? Своим что ли (тут Женька выразительно качнул тазом)? У нас тут тракторов серьёзных нету, одни «Белорусы».

Поделиться

Пример разрушительной силы воды стоит на соседней улице. Одинокий домишко с худой оградой залит почти под потолок. Хозяйка Татьяна Васильевна до начала потопа уехала на вахту, а когда вернулась, то оказалась в положении сказочной лисы, у которой была избушка ледяная. И пришлось женщине так же проситься на постой.

Замглавы сельской администрации Марина Мешалкина рассказывает, что в Богомягково серьёзно пострадали два дома — один из них дом Татьяны, во втором воду выводят из подполья через отдушину. Дом Евгения входит в число подтапливаемых, таких, по данным администрации, тоже два, но на деле ещё больше.

— Люди к нам обращаются. Мы обследовали дома, но помочь ничем не можем. Мы только можем попросить помощи у дорожников, чтобы наледь не шла сверху. Если топит подполье, то способов спасения никаких нет - природа всё равно своё возьмёт, можно только минимизировать ущерб, — поясняет Мешалкина.

Пострадавших, по её словам, включили в списки, люди получат (а некоторые уже получили) по 10 тысяч рублей. Окажут также помощь и тем, у кого затоплены участки. С жильём сложнее — хозяева затопленных домов не имеют правоустанавливающих документов и обратились в суд, чтобы получить решение о выдаче жилищного сертификата. Администрация, со слов замглавы, намерена помогать.

Такой опыт в Богомягково уже есть. После двух наводнений полностью расселили микрорайон с необычным названием Даманский. Там было 15 домов, примерно половину и мост через Кию уничтожил паводок 2018 года, остальные вместе с новым мостом добило в 2021-м.

— Там тоже у многих не было документов, вопрос решался в суде. Я ездила на заседания и доказывала, что людям нужно новое жильё. Всем в итоге дали сертификаты, и так у нас отпала необходимость строительства моста. В Даманском жили дети, старики — нужно, чтобы было постоянное сообщение, — вспоминает Марина Мешалкина.

Такая щедрость, по словам жителей, вызвала напряжённость на небогатом жилищном рынке села Богомягково. Цены на дома взлетели вполовину и даже больше — до 3-5 миллионов рублей.

Вид на затопленный дом Татьяны

Вид на затопленный дом Татьяны

Поделиться

— По воспоминаниям старожилов, в 80-е вода также выходила, затапливала дороги, но с домами такая проблема впервые, — возвращается замглавы к проблеме нынешней зимы. — Воды очень много. У нас есть овраг достаточно глубокий — примерно 10 метров. Я бы никогда не подумала, что его может заполнить, а сейчас он почти полностью залит. Лёд в селе периодически перекрывает дороги, люди не могут выехать из дворов или подвезти дрова, у детей удлиняется путь в школу. Только ребятишкам хорошо, везде лёд, они катаются. Накатаются хоть вдоволь.

Около администрации нас встречает Татьяна Васильевна, хозяйка ледяной избушки, и ведёт показывать другие затопленные дома. С её слов, грунтовые воды затопили всю центральную улицу — от администрации до магазина.

Она по дороге пытается объяснить, что у трагедии есть виновник — некий мужик, который выпил и расколотил шишку наледи, а потом ещё и пошурудил там, после чего вода пошла на Андрюхин огород, где лежит сено. Так ведь под угрозой ещё и оказалось место, где поят коров, да не там, где все поят, а где это делает Татьяна Васильевна и её родня. Разобраться с ходу в этих хитросплетениях лиц и мест очень трудно.

Татьяна Васильевна рядом с трескающейся печью в чужом доме.

Татьяна Васильевна рядом с трескающейся печью в чужом доме.

Поделиться

Нам показывают ещё два дома с одинаковой картиной — подполья затоплены, пол провис, печка потрескалась. В одном из домов стоит запах гнилой картошки.

Подполье там наполнено мутной водой, по который плавают противные болотные пузырьки. Рядом стоит детская кровать и компьютерный стол. От этого соседства немного не по себе. Картошка перекочевала в школьную столовую, а людям кочевать некуда. Только в зимовьё.

Но там не лучше - тоже стоит вода в подполье, а печка просела ещё больше. В зимовье на диване сидит мальчишка с планшетом, а около печки валяется толстый, серьёзный кот.

Кот около трескающейся печки

Кот около трескающейся печки

Поделиться

— Котофей, держи печку, а то упадёт, — пытаюсь пошутить я.

Мальчонка смеётся, а мне на мгновение становится холодно от мысли о том, что печка действительно может рухнуть в подполье, в эту мутную воду с противными белёсыми пузырьками. И не дай Бог, пацан смешливый будет в это время пробегать рядом.

Напористая и бойкая провожатая ведёт нас ещё в один дом.

— Сегодня день комиссий, — объявляет она с порога. — Татьяна Васильевна заботится тут о вас.

Здесь живёт 82-летняя Тамара Кирилловна, которая со всей щедротой души сразу предлагает садиться, не разуваться, чаевать и вообще остаться пообедать. Соблюдя забайкальское гостеприимство, соглашается отвечать на вопросы.

Тамара Кирилловна: Такой беды у нас ещё не было

Тамара Кирилловна: Такой беды у нас ещё не было

Поделиться

- Тянет холодом-то, видишь, тряпкой прикрываю. Пол холодный вообще. Я хоть в носках, да шевелюсь маленько, а так-то бы вообще холодно бы было. Да хоть вода-то стоит, не прибавляется. Господи, хоть бы через верх не пошла. Вон у меня полы-то пошли вниз, обои оторвало. Да обои-то ладно. Печку лишь бы не снесло.

Бабушка с улыбкой рассказывает, что раньше была у неё русская печка, да выкопали откуда-то печника-балбеса. Привезли аж из самой Читы и сложил он печку не печку, а один грех: откроешь заслонку — и весь дым в избу. Привозили его недавно опять, маленько почистил, да и половчей вроде стало.

Тамара Кирилловна тоже не может вспомнить, когда в селе были такие наводнения: «Я в этой избе 60 лет прожила, шесть детей тут подняла. По 100 мешков картошки накапывали, и вся она в подполье лежала. Только прошлый год вода и пошла, а раньше не было такой беды. Утопит поди скоро совсем всё наше Богомягково».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter