Р!
Туризм

«Осторожно, сзади обрыв», - как я лазил по пещерам Хээтэй с фотоаппаратом

7 лет назад на «Чита.Ру» вышел материал Марии Шестаковой, в котором она рассказала, как спускалась в подземный мир Хээтэя. Её текст актуален до сих пор. Поэтому не буду повторять уже сказанное, а лучше подсвечу темноту фотовспышкой и покажу, что увидел в узорных пещерах хребта Кэтуй-Нуру.

Путь к месту силы

Хээтэйские пещеры – это две огромных воронки в земле где-то в бескрайних просторах степей и лысых сопок на юге Забайкалья. Здесь бегают дзерены, чьё мясо ел великий хан Монгольской империи. В этих местах родился Чингисхан, перевернувший мировую историю. Здесь дует ветер, от которого дрожит земля под ногами. Здесь место силы…

Юго-западней, в 6 километрах, видно Усть-Борзю. Местами можно «поймать» связь на телефоне. А чуть правее взгляд уходит в неимоверную даль, отчего понимаешь — насколько мал и ничтожен человек в столь огромных пространствах.

Без должной экипировки и опытного инструктора (гида) спуск в воронки и пещеры опасен для жизни. За несколько часов мы дважды увидим смерть…

На дно

Спуск на дно первой воронки. Её диаметр 60 метров, а глубина 30-35 метров. Тысячелетиями вода стекала сюда, растворяя и вымывая породу, образуя пустоты и расширяя воронки. Так появилось это место – карстовые пещеры. Наклон местами крутой и очень скользкий. Спуск без верёвки возможен только для проворных и безрассудных людей одновременно. Это первое место, где можно получить ушиб всего тела и отправиться к праотцам.

Дно достигнуто. На входе нас встречают кристаллы инея.

Шахтёры, спелеологи, геологи и другие видавшие люди могут улыбнуться. Большинство же людей «примерзает» на этом месте, разглядывая чудесные кристаллические образования. Я — не исключение.

Ниже дна?

Делаю несколько щелчков на камеру и прохожу в сумрак. Впереди забор из рабицы и какие-то сварные конструкции. Куча карабинов, верёвок, силуэты людей с фонарями на голове. На глаза попадается объявление: «Прежде, чем перешагнуть за эту решётку, подумайте сто раз. Без специального оборудования это опасно для жизни».

В паре-тройке метров, за решёткой, обрыв в черноту и 10-12 метров свободного падения. Под ногами — вершина замёрзшего водопада (далее – ледопад). Скользкий лёд, присыпанный песком. Обо всём этом я ещё не знаю. Нащупав дыру в ограждении, пролезаю через забор под неодобрительные взгляды проводника:

— Олег, осторожно. Сзади обрыв, – предупреждает меня наш гид.

Ступаю по песку, упираюсь ногами в какую-то железку и начинаю снимать. Работающий инструктор и моя группа находятся за забором.

Пробитие

Спускаться первым выпало мне. Предлагают два варианта – по лестнице, которая вбита в ледопад со страховкой, или по ледяной стене на верёвке. За спиной шепчет рюкзак, набитый техникой: «Выбирай лестницу. Разобьёшь же камеру». Я выбираю лестницу. Это хоть как-то позволяет контролировать ситуацию самому.

На альпинистской обвязке защёлкивают карабин, и я начинаю лезть в неизвестную черноту. Ногами вперёд. Сверху страхуют. И не зря. Лестница сделана не по фен-шую. Она состоит из нескольких сегментов, пошатывается и не позволяет полностью ставить ногу. Налобного фонаря нет — за что я проклинаю себя в этот момент — и с середины лестницы лезу на ощупь.

Позже старожилы расскажут о двух случаях падения в этом месте. В одном из них проводник лез по лестнице без страховки и упал, переломав кости. Но страшные рассказы будут потом. В этот момент я ищу точку опоры в кромешной тьме…

Нащупав твердь, замечаю огоньки свечей в дальнем углу пещеры. И свет фонарика другой группы. Они так далеко, что я ошарашен размером зала! Достаю фонарик из рюкзака и отцепляю карабин с криком: «Поднимай!»

Да будет свет

Сверху по очереди спускаются другие члены группы. Чтобы им было проще, подсвечиваю лестницу фонарём, одновременно снимая на камеру.

Фоторюкзак, намекая, тыкает в спину фотовспышкой. Почему бы не получить снимки посветлее? Хорошо, светлее так светлее! Фотографирую, воруя у тьмы сотые доли секунд, когда всё пространство освещено. Вот замёрзший водопад и его основание с лестницей.

Главный зал имеет внушительные размеры.

По данным «Энциклопедии Забайкалья», Большой грот, называемый также Ледяным, в плане напоминает ромб, вытянутый в северо-западном направлении. Его ширина по дну достигает 52—57 метров, длина — 70 метров. Площадь дна грота составляет около 2,4 тысячи квадратных метров. Высота свода грота над его центром — 26 метров. В северо-восточной части грота расположен вывал пород высотой до 9 метров и объёмом около 800 кубометров. Предполагают, что он образовался в 1725 году в результате Великого Восточно-Сибирского землетрясения, достигавшего в эпицентре 12 баллов.

Предполагаю, что на снимке как раз тот самый вывал породы 1725 года.

Есть люди, отрицательно относящиеся к использованию свечей в гроте. Это мнение относится к вопросам сохранения первозданного облика пещер. Человеческое присутствие ускоряет деградацию этого памятника природы.

Потолок большого зала имеет углубления, которые или заканчиваются, или уходят в неизвестном направлении – с земли не видно.

Ползущие в темноте

Вся группа в сборе, можно начинать движение. Аккуратно уходим в дальний угол зала, где есть проходы и лазы в соседние гроты — Юрта, Костяной и Тупиковый.

Судя по звукам, на ледопаде начинает спускаться следующая группа, коих в этот день будет 4–5. Мы, пригнувшись, а иногда и на карачках, проползаем в щели между льдом, землёй и выпирающей породой сверху, на которую давят тонны такой же породы и толщи земли. В некоторых местах я намеренно выключаю вспышку, чтобы передать атмосферу темноты.

Добравшись до первого грота, мы «здороваемся» со смертью в первый раз. Посреди зала лежит куча из костей животных, которые попали в эту пещеру и не смогли выбраться. Кто-то аккуратно собрал их в кучку.

Я не помню последовательность гротов. Я шёл в самом конце группы и успевал выхватывать кадры мини-сталактитов на потолке, которые породили капли воды за десятки и сотни лет.

Да и сам потолок пещеры похож на луну или что-то иноземное.

На потолке встречаются уже знакомые кристаллы льда.

Время замедлилось. Мы провели около 2-3 часов в первой пещере. И дошли до грота, где на небольшой высоте был промыт «бублик», на котором все хотели сфотографироваться. Могу ошибаться, но, кажется, это был грот Тупиковый.

Следующим пунктом был грот с ледяной горкой, где можно покататься как на одной из горок площади Ленина. Чем и занялись дети и члены группы.

После нескольких часов животы начали урчать от голода, и это урчание бесконечным эхом возвращалось. Мы поползли к выходу. Нужно было прощаться с первой пещерой, которая запомнится на всю жизнь.

На подъёме скопилось три группы. Нас было около 40-50 человек. Пришлось 20-30 минут отстоять очередь. Лестница была уже знакомой, и подъём занял около минуты. Оказавшись на вершине замершего водопада, я наблюдаю за работой по подъёму оставшихся людей. Верёвки каждую минуту слетают вниз. Инструкторы постоянно перекрикиваются между собой, поднимают новых людей. К тому времени подходит свежая группа на спуск. Туристы стоят за решёткой, ждут, пока освободится место на пятаке.

Человейник

Небольшой перекус в автобусе. После иду смотреть на вторую воронку, на дне которой вторая пещера. Соседние группы начали спуск. Как потом мне покажется, он сложнее из-за более скользкой поверхности склона. Есть места, где ногам негде упереться, и только верёвка не даёт свалиться вниз. В конце спуска/начале подъёма нужно пролезть через небольшую арку в породе.

Пройдя все испытания, захожу под большую скальную арку, где натыкаюсь на мёртвую, замороженную тушу (дзерен?), подпёртую к стене. Животинка, скорее всего, упала сверху через одну из дыр в своде. Так и осталась тут, словно статуя, напоминающая об опасности падения с высоты.

Стены арки, как огромная пемза, усеяны отверстиями и углублениями. Подозреваю, тут очень много птичьих гнёзд в летнее время. Пройдя чуть дальше, вхожу в саму пещеру. Она похожа на длинный коридор со спусками и подъёмами. К счастью, тут не нужно куда-то спускаться по отвесным стенам. Но и количество посетителей переросло критическую отметку. Зашло много людей, из-за чего двигаться дальше было просто невозможно. Углубившись на 20 метров и простояв 10-15 минут, возвращаюсь на подъём.

Эти две воронки и такое количество людей напомнили мне муравейник. Люди, словно муравьи, ныряют под землю, поднимаются, бегают вокруг. Настоящий человейник, в масштабе!

Сравнивая репортаж 7-летней давности с настоящей поездкой, нельзя сказать, что произошли какие-то существенные изменения в туристическом направлении для Хээтэя. В субботу я видел около 80-100 туристов в первой половине дня.

Последние годы было много шума о развитии туризма в Забайкальском крае. Взяв в пример Хээтэй, можно сказать, что этот шум, как пещерное эхо, отразилось и улетело. Инфраструктура отсутствует на протяжении многих лет. Видимо, и дальше, пещеры будут оставаться «дикими» – без безопасной дороги, туалетов, освещения, ограждений. Тысячи туристов, проходящие через эти места, интересны только придорожным кафе, которые делают выручку по выходным.

НазадВперёд
2 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Какой туризм? Только заикнитесь и пещеры засыпят, они опасны для жизни

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Бывал в этой пещере в конце 90-х. Тогда такого массового посещения не было, на полу стояли ледяные сталагмиты, с потолка свисали ледяные сталактиты, было много кристаллов льда на стенах, очень красиво. Сейчас, судя по снимкам, ничего этого нет.  И при таком потоке людей и уровне организаторов, не понимающих, что такое ледяная пещера и как с ней обращаться, она неизбежно будет деградировать. Если хотим сохранить этот памятник природы как ледяную пещеру, нужно ограничить массовые посещения, особенно с зажиганием большого количества свечей. А сейчас это просто объект для зарабатывания денег турфирмами.