Все новости
Все новости

Экономика в новой реальности

Доля территориально распределённых сделок - когда сделка оформляется здесь, а недвижимость приобретается за пределами Забайкальского края – с 10% в 2014 году выросла до 16%.

За последние два года в России, а вместе с ней и в Забайкальском крае поменялась экономическая ситуация. Изменение было настолько радикальным, что специалисты заговорили о новой реальности, которой страна не знала с 1991 года. О взгляде на происходящее с точки зрения банков журналистам рассказал руководитель регионального отделения ВТБ 24 Станислав Красноярский.

Низкая инфляция как старт для бизнеса

«С 1991 года мы не были в такой реальности, и она для большинства людей достаточно непривычна. Она выражается в низкой инфляции, снижении потребительского спроса, переходе на сберегательную модель и, помимо этого, определённых санкционных ограничениях, которые возникли после известных событий 2014 года», - говорит Красноярский.

С его слов, для экономики замедление темпов инфляции с 6% в 2016 до прогнозируемых 4% в 2017-м означает переориентацию с серьёзного движения финансово-спекулятивного капитала на заработок через прямые инвестиции в реальный сектор экономики.

«Зарабатывать можно будет только прямыми вложениями, прямыми инвестициями в реальный сектор. Низкая инфляция будет подстёгивать наших инвесторов развивать свой бизнес. Если раньше можно было аккумулировать средства на счетах в банках, заниматься финансовыми спекуляциями, то сейчас это просто невыгодно. Отрасли имеют рентабельность отдачи на капитал 8-12%. При инфляции в 4% получается более выгодным вкладывать в реальную экономику, нежели просто держать деньги на счетах и получать за это проценты. Мы по нашим клиентам, которые имеют бизнес, видим отток не в другие банки, а в свой бизнес», - отметил банкир.

Говоря о структуре внутреннего продукта (ВВП) за последние 5 лет, он отметил, что в 2011 году налоговые поступления в России составляли 8,7 триллиона рублей, а в 2016-м они снизились до 6,5 триллиона рублей. Логично предположить, что власти страны попытаются компенсировать эти потери.

При этом если в 2011 году прибыль, которая пошла в формирование ВВП, составляла 25 триллионов рублей, то в 2016-м она поднялась до 26 триллионов рублей в переведённых ценах.

«Экономика страны начала адаптироваться к новым экономическим реалиям. По 2016 году снижение на 0,2%, а по 2017 году и мы, и Министерство экономического развития, и международные финансовые институты прогнозируют прирост валового внутреннего продукта. Мы думаем, что этот тренд будет продолжаться изменяться по нашей стране в плюс», - подчеркнул Станислав Красноярский.

Люди заторопились рассчитаться по кредитам

«Когда произошёл мощнейший скачок в цене доллара, рубль обесценился, и население призадумалось, что будет дальше. В итоге весь 2015 год и большая часть 2016 года прошли в сберегательной модели, люди не тратили деньги. Они очень аккуратно относились к своим расходам и избавлялись от долгов. Мы увидели достаточно парадоксальную вещь: у нас кредитный портфель в 2016 году гасили более активно, чем раньше. Люди досрочно выполняли свои обязательства, потому что они не знали, что будет дальше. Естественно, очень сильно от этого пострадала розничная торговля: люди стали покупать меньше, стали более бережливо относиться к своей продуктовой корзине, к одежде и прочим вещам», - продолжает он.

Население начало считать деньги, из-за чего очень сильно пострадала розничная торговля. При этом, по словам Станислава Красноярского, реальные доходы людей продолжают падать. Он видит в этом постепенное выравнивание соотношения уровня доходов и производитеьности труда: «В 1998 году средний доход россиянина составлял около 80 долларов, в 2008 году – порядка 650 долларов. Но за 10 лет мы в 10 раз лучше работать не стали. Сверхдоходов и ожидания их получения у населения нет, люди начали достаточно трезво оценивать свои финансовые возможности».

Суммы, которые люди начали откладывать на «чёрный день» с 2013 по 2014 годы увеличились на 4%: с 10% до 14%. При этом если раньше на товары и услуги уходило порядка 75% дохода, то в 2015 году эта сумма сократилась до 71%. Поменяв модель поведения, жители страны адаптировались к ней и объёмы потребления вновь поползли вверх: по 2016 году на приобретение товаров и услуг люди стали тратить порядка 74%.

В конце 2014 года, когда доллар резко поднялся в цене по отношению к рублю, порядка 6% расходов в стране ушло на покупку валюты. Однако после ажиотаж спал, и в 2015-2016 годах россияне стали покупать валюту лишь на текущие потребности. Например, на отдых за границей. В итоге на её приобретение в 2016 году ушло 4% доходов.

«До 2019 года мы прогнозируем рост реального внутреннего валового продукта в стране. Думаю, в 2018-2019 годах он составит 2,4-2,3% в год. Нефть – вещь непредсказуемая, но за баррель 55-60 долларов мы будем иметь. В 2017 году мы прогнозируем уровень инфляции в 4,5%, в 2018-2019 годах монетарная политика Центрального банка, фискальная политика будет удерживать инфляцию на уровне 4%. Это на самом деле для России очень хорошо: пойдут инвестиции в собственный капитал, понятны правила игры с точки зрения обесценивания денег, понятно, каким образом можно сберегать и приумножать. Нормальная, стабильная инфляция даёт возможность экономике развиваться. При этом актуальными будут вопрос эффективности труда, производительности и рентабельности бизнеса.

Забыть про кредиты

Именно такой тактики стали придерживаться россияне с 2014 года, когда темп прироста кредитов населению снизился почти в 2 раза по сравнению с 2013 годом. В 2015 году он ушёл в минус, никакого прироста не было.

«Для малого бизнеса настала эпоха неопределённости. Он перестал брать банковские кредиты, - объясняет Станислав Красноярский. - Единственное, что произошло – это пока ещё уверенный рост кредитов крупному бизнесу. Но здесь нужно сделать оговорку: в конце 2014 года и 2015 году крупные компании замещали полученные за пределами Российской Федерации кредиты кредитами российских банков, потому что им нужно было рассчитываться по внешним долгам».

Высокая закредитованность бюджета Забайкальского края очень сильно мешает региону развиваться, однако с 2016 года структура заимствований поменялась с коммерческих на государственные. Это снизило траты по процентам на обслуживание кредитов.

«Край потихоньку начинать дышать. У нас два варианта: либо сокращать расходы, либо увеличивать доходы. По какому пути пойдёт уже сформированная команда губернатора? Я думаю, они рассматривают оба варианта», - говорит Красноярский.

Он подчеркнул, что тренду по снижению долгов следовал и крупный бизнес региона: если в 2014 году объём его долгов равнялся 55 миллиардов рублей, то в 2016 году он составил 48 миллиардов рублей.

«Практически на 7 миллиардов бизнес сократил свои обязательства перед финансовым сектором. Возможно, это повлияло на то, что бизнес получил меньше убытков. Если в 2014 году его консолидированные убытки составили 12,5 миллиарда, то в 2015 году – меньше миллиарда рублей. Бизнес начал считать деньги. Немного они прирастили кредиторки: с 45 миллиардов до 49, но это уже вопрос не той цены», - отметил банковский работник.

Уволенные и образованные

В 2015 году 34% из всех, кто в Забайкальском крае потерял работу, были уволены не по собственному желанию. В 2016 году эта доля снизилась на один процент.

«К великому сожалению, не удалось переломить тренд распределения по трудоспособности. У нас в 2016 году доля работающего населения снизилась: на 3 тысячи приросло число трудоспособной молодёжи, на 4 тысячи – старшего трудоспособного возраста, но на 8 тысяч человек сократилась численность трудоспособного населения. На наш взгляд, основная задача – сделать регион не только инвестиционно привлекательным, но и привлекательным для жизни», - объясняет Станислав Красноярский.

Трудоспособное население не тает в воздухе, а покупает билеты в один конец и переезжает жить в другие регионы России, реже – за рубеж. Причина этому одна – состояние Забайкальского края, его промышленности, экономики и уровень жизни, с которыми можно связывать надежды и планы на будущее.

Из региона уезжает средний класс, а это с точки зрения экономической стабильности и производительности труда наиболее интересный работник для любой отрасли. Увидеть это удалось благодаря ипотеке, которую забайкальцы берут для покупки недвижимости за пределами края.

«Ипотека – вещь серьёзная, обдуманная, и, к великому сожалению, пока не всем доступная. Она доступна как правило среднему классу. Доля территориально распределённых сделок - когда сделка оформляется здесь, а недвижимость приобретается за пределами Забайкальского края – с 10% в 2014 году выросла до 16%. Те, кто берёт ипотеку, фактически поддерживает строительную отрасль в других регионах. Объём выручки, сформированный банком для застройщиков региона, с 244 миллионов рублей, перечисленных на счета застройщикам в 2014 году, в 2016 году снизился до 124 миллионов рублей. И это не вина банка, а выбор клиента. Это вопрос и стоимости квадратного метра и ожидания перспектив развития региона. Население голосует ногами», - отмечает Красноярский.

Почему уезжают?

«Экономика на одного человека в России – 338 миллионов, в Сибирском федеральном округе 288 миллионов, в Забайкальском крае – 106 миллионов. Торговля на одного человека в России – 180 тысяч рублей, в Сибирском округе – 141 тысяча рублей, в Забайкальском крае – 125 тысяч», - рассказывает банкир.

Причины в том, что в России государственной поддержки, то есть бюджетного финансирования, требуют 35% отраслей, в Забайкальском крае – 47%. В государственной и муниципальной сфере экономике в среднем по стране занято 28% населения, а в нашем регионе – 43%. При этом государственная и муниципальная собственность, за исключением крупных холдингов, - это, как правило, низкорентабельные предприятия. Структура экономики края не даёт развернуться и поменять тренд на более поступательные шаги в развитии.

Это прослеживается и в доле частной собственности, которую Станислав Красноярский характеризует как наиболее эффективный сектор экономики. В России её доля достигает 62%, в Забайкалье – 45%

При этом в экономике края заняты всего 24% работников с высшим образованием, 40% - со специальным и 27% - это люди со школьным образованием.

«Дай бог здоровья РЖД»

Больше половины валового регионального продукта приносят две отрасли – транспортная и сфера услуг.

«Двадцать три процента - дай бог здоровья Российским железным дорогам – это транспортная отрасль. Она достаточно серьёзно вытягивает региональную экономику, формируя практически четверть ВРП; 29% - сфера услуг. Доля промышленности в ВВП России составляет 17%, в Сибирском федеральном округе – 19%, в Забайкальском крае – 5%. Всего 5%! Поменяется политика, приоритеты и инвестиционные вещи – и экономика наша станет ещё беднее, - говорит Станислав Красноярский.

Он подчеркнул, что неравномерное распределение структуры валового регионального продукта по отраслям автоматически сбрасывает край в риски не только рыночные, а в управленческие. Поддержка промышленного производства, считает банкир, сможет сдвинуть структуру экономики, которая сегодня находится в сложном положении.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter