СЕЙЧАС +9°С

IKEA в нашем лесу, забайкальская баня в Таджикистане - обзор краевых СМИ

Передатчик был остановлен — и в населённых пунктах 14 районов Забайкальского края замолчали радиоприёмники. Если говорить языком цифр, «Радио России-Чита» перестали слушать 13,52 % населения края — примерно 151 тысяча человек.

Депутат заксобрания края Андрей Никонов рассказывает Алексею Будько и в «АиФ - Забайкалье», и в других изданиях, как выяснилось, о том, в каком губительном времени живём – в опережении природного на 2 часа 26 минут. Почему так вышло – слишком сложно для понимания: декретное время с 1930-го, отмена зимнего времени Медведевым и прочее. Главное, чем нам это вредит: «Больше всех страдают дети. По санитарным нормам занятия в школах не должны начинаться раньше восьми часов утра, у нас же фактически занятия начинаются в шесть часов утра по природному времени. В итоге на первых уроках дети спят, не усваивают материал, успеваемость снижается. Педагоги отмечают потерю интереса к учёбе, а также изменения в поведении детей: от депрессии до немотивированной агрессии».

А плюсы есть?

- И как быть?

- Самое удобное для нас было бы отменить декретное время, принятое в 1930 году. В новом Законе «Об исчислении времени» было отменено понятие «декретное время», но само декретное время не отменили, то есть часы на один час назад как на Украине не перевели. А в нашем регионе нужно не только отменить декретное время, но и перевести стрелки ещё на один час назад для того, чтобы приблизиться к поясному времени. Сегодня Забайкальский край опережает на один час Японию и Республику Корея, хотя они находятся восточнее нас на 2,5-3 тыс. км. Ни в одной стране мира нет отклонения от поясного времени на два часа.

- Это вредно для здоровья?

- Да, конечно. Из-за хронической усталости, вызванной несоответствием действующего времени поясному, Россия ежегодно теряет до 70 тыс. человек. По результатам исследований Российской Академии медицинских наук, после перехода на «летнее время» число смертей от инфарктов увеличилось на 75%, число смертей от других причин – на 12,5%, количество вызовов скорой медицинской помощи – на 12%, число людей, жалующихся на стресс и депрессию, - на 10%, количество самоубийств – на 66%. Больше всех страдают дети. По санитарным нормам занятия в школах не должны начинаться раньше восьми часов утра, у нас же фактически занятия начинаются в шесть часов утра по природному времени. В итоге на первых уроках дети спят, не усваивают материал, успеваемость снижается. Педагоги отмечают потерю интереса к учёбе, а также изменения в поведении детей: от депрессии до немотивированной агрессии.

Ближе к природе

- Каковы предпосылки отказа в стране от «летнего времени»?

- Последнее высказывание Дмитрия Медведева о том, что число сторонников и противников «летнего времени» примерно одинаковое, я думаю, не соответствует действительности. Это подтверждается словами председателя Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ Сергея Калашникова о том, что он ежедневно получает десятки и сотни писем с просьбой отменить «летнее время», то есть перевести стрелки часов хотя бы на один час назад.

- А какие шаги планирует предпринять для этого Законо­дательное собрание Забайкальского края?

В рамках решения данной проблемы этот вопрос будет ещё раз вынесен на заседание комитета по социальной, молодёжной политике и трудовым отношениям Заксобрания 20 февраля.

Задача депутатов Законодательного собрания Забайкальского края, членов Общественной палаты Забайкальского края, губернатора Забайкальского края приложить все усилия для того, чтобы жители нашего края вернулись к природному времени, и тем самым сохранить здоровье нынешнего и будущих поколений забайкальцев.

Беседовал Алексей Будько, АиФ - Забайкалье, №7

Ко Дню памяти воинов-интернационалистов «Читинское обозрение» рассказывает о буднях Приаргунского погранотряда на такджикско-афганской границе, снятых на старую киноплёнку. Волшебный вышел текст: «Кстати о банях: про забайкальских пограничников ходили шутки, что, мол, как забайкальцы приезжают, так первым делом баню строят. И это было действительно так. Вот опытный старший сержант Николай Маларенко соорудил баню для бойцов своего поста по всем правилам банного искусства. На кадрах фильма он смущённо улыбается, когда командир хвалит его за сметку. А ведь до съёмок этот самый банный умелец Маларенко задержал афганца, пытавшегося пронести через границу наркотики».

А там снимали «кино»...

Организовал эту съёмку и столько лет бережно хранил запись начальник мангруппы, ныне полковник запаса погранслужбы Анатолий Григорьевич Таянчин. И снимал он её не для истории, а для тех пограничников, которые должны были сменить его мангруппу на семи постах Калай-Хумбского пограничного отряда.

Вот на кадрах старой плёнки и сам Анатолий Григорьевич, бравый черноусый подполковник. Несколько лет на базе Приаргунского отряда проводил обучение пограничников, боевое слаживание мотоманевренных групп, комплектующихся со всех подразделений забайкальской границы и отправляемых в раздираемый гражданской войной Таджикистан. Но вот пришёл и его черёд. Маршрут отработан: поезд – вертолёт – и вот ты уже в чужой стране. Напротив – граница.

Под началом у подполковника Таянчина – 12 офицеров, 200 бойцов-контрактников. Только вот контрактники-то они больше на бумаге. На самом деле, вчерашние срочники, 20-летние мальчишки. И на кадрах плёнки – их юные лица. Хмурят брови и пытаются изобразить из себя вояк, а мальчишеское озорство нет-нет да проскакивает в их глазах – как же, про них кино снимают!

Мангруппа размещалась на семи постах, четыре из которых оказались просто точками на карте, абсолютно не пригодными для жизни. Вот пограничный пост Флён, всё тот же серо-жёлтый пейзаж, кругом неприветливые скалы, сильнейший суховей гнёт к земле редкие кусты травы и относит слова комментирующего запись Анатолия Григорьевича куда-то в сторону, за грохочущий Пянж.

«И под каждым здесь кустом был готов и стол, и дом»

На экране – окопы, вырытые в цементно-твёрдом песчаннике. В ходах – солдатские койки с синими казарменными одеялами. Объектив фокусируется на двух кроватях (все остальные, несмотря на полевые условия, заправлены строго по уставу), на которых, обняв подушки, спят после службы бойцы. Когда камера подходит ближе, кажется, что спит набегавшийся в футбол мальчишка, которого сейчас разбудит мама... Но по пробуждении «сынок» не шлёпает босыми ногами на кухню, где пахнет пирожками, а надевает камуфляж, берцы и идёт в импровизированную столовую, где повар, рядовой Балданов, уже сварил щи и компот. В основе щей сегодня – тушёнка, что хорошо, ведь неделями тыловики присылают кильку либо леща в томате или (самое ненавистное) колбасный фарш. Изобретательные солдатские повара пытаются как-то его «закамуфли­ровать», даже шашлыки пробовали делать! Но те, кто побывал на той войне, до сих пор на дух не выносят запах этого фарша.

Разнообразят меню пограничников редиска, лук и укроп с небольших огородиков, которые есть на каждом посту. Запасливые старшины, такие, к примеру, как прапорщик Бескровных, прихватили в командировку семена любимых огородных культур и теперь, отвоевав у камней небольшие клочки земли, ухаживают за всходами и получают по нескольку урожаев за командировку.

На многих постах стоят самодельные хлебопечки. Одна из них – на кадрах. Название её «Кормилица». Выпекала за сутки до 40 буханок хлеба. Проблема состояла лишь в дровах. Их не было.

Первом делом – баня

Сооружения – от блиндажей и дувалов, до складов и бань – всё из камней, которые уложены особым способом, которому научили русских пограничников таджики.

Кстати о банях: про забайкальских пограничников ходили шутки, что, мол, как забайкальцы приезжают, так первым делом баню строят. И это было действительно так. Вот опытный (44 года) старший сержант Николай Маларенко соорудил баню для бойцов своего поста по всем правилам банного искусства. На кадрах фильма он смущённо улыбается, когда командир хвалит его за сметку. А ведь до съёмок этот самый банный умелец Маларенко задержал афганца, пытавшегося пронести через границу наркотики.

Удивительно, насколько быстро и ловко обустроили приаргунцы свои посты. В считанные дни на голой, выжженной памирским солнцем земле вырастали палатки и блиндажи, спортивные площадки и столовые. Беспристрастная камера фиксирует сооружённый руками бойцов душ с горячей водой. А вот ещё одна мирная картинка – парикмахер-самоучка стрижёт своих товарищей.

Бойцы привезли с собой абсолютно бесполезные в горах телевизоры, зато жалели потом, что захватили мало желудочных лекарств, семян для посадки, а самое главное – удобной обуви. Из-за каменистой почвы и крутых горных троп за полгода «уходило» по три пары берцев. Многие ходили в спортивных тапочках – на 50-градусной жаре ноги в тяжёлых ботинках очень уставали.

Собаку звали Уксус

Легендарным членом мангруппы была дворняжка по кличке Уксус, которую знал весь Приаргунск. Ещё в афганскую войну приблудился к нашим пограничникам целый выводок бездомных лохматых «дворян». Юмористов в погранвойсках всегда хватало, и прозвали всю семейку по названиям специй – кого Горчицей, кого – Перцем, а добродушную и ласковую суку – почему-то Уксусом. Она стала талисманом всех приаргунских мангрупп, после Афганистана трижды побывала в Таджикистане. Не боялась выстрелов, ездила на стрельбы. «Уксус везде с нами, вперёд бойцов в машину запрыгивает. В Таджикистане она была настоящей отдушиной для солдат, скучающих по дому».

На войне как на войне

Но всё-таки это была война. Подразделения жили по законам военного времени: чётко организована и продумана система огня, связи, боевого охранения. Каждый постоянно помнил, что напротив группировка в 200 бандитов, и за расслабленность можно поплатиться жизнью.

Через границу валом шли наркотики. Курьеры переправлялись на резиновых лодках и бурдюках. Их задерживали наши наряды и передавали афганским пограничникам. Впрочем, курьер в скором времени оказывался на свободе и снова принимался за старое. Бывало, что курьеры не доплывали. Огромные камни и сильное течение делали своё дело. Выловив тело часа через три, уже невозможно было узнать, мужчина это или женщина.

Гибли и наши, и таджики. Очень сожалели приаргунские пограничники о гибели таджика – деда Джамола. На плёнке он маленький, худенький подвижный старичок в тюбетейке и халате, похожий на Хоттабыча. Он живёт с семьёй вблизи погранпоста Ёйхч, сторожит фруктовый сад. Вот угощает пограничников персиками и виноградом. Они вспоминают его добрым словом ещё с афганских времён, когда он проводил их горными тропами по Афганистану. После вывода наших войск в 2001 году пришли талибы и убили Джамола и трёх его сыновей за помощь «неверным».

Вообще, местные жители относились к русским очень дружелюбно. Когда наши покидали Таджикистан, многие плакали.

Встреча с опальным полковником

В 1997 году начался вывод техники. Подполковнику Таянчину первому поручили вывезти железной дорогой полтысячи бойцов, 18 БМП, две радиостанции, миномёты и другое военное «добро».

Путь лежал через Узбекистан. На первой же остановке поезд задержали без объяснения причин.

Ожидая решения узбекских властей, Анатолий Григорьевич пошёл пообедать в пристанционную чайхану. Увидев за шторкой обедающих бородачей, смело шагнул к ним: «Хочу поговорить с вашим старшим!». Поступок имел продолжение – когда полковник возвращался к своему составу, не надеясь на встречу со «старшим», его догнал узбекский таможенник и предложил поехать с ним на почту: мол, звонить буду в Ташкент по вашему поезду – дело решается, с собой возьмите только документы, оружие не брать!

Безоружный пограничник последовал за незнакомцем. Очутившись на почте, таможенник направился в телефонную будку, а к подполковнику Таянчину подсел человек, представился узбекским таможенником Махмудом. «Стал он меня расспрашивать, что да как, куда едешь, что везёшь. Ну, поговорили мы с ним да разошлись. А мой проводник спрашивает: «Вы не испугались?» Меня удивил этот вопрос, отвечаю: «Чего мне бояться, я охранял границу, а сейчас нахожусь на территории дружественного России государства и еду домой».

Только потом начальник поезда шепнул, что это был легендарный опальный полковник Худой-бердыев. Оказывается, он подумал, что русские хотят зайти в тыл и уничтожить его «армию». Но, убедившись в порядочности русского офицера, дал составу пограничников «зелёный свет».

Домой, пора домой

Группа Таянчина вернулась домой в конце ноября 1997 году. Как и другие пограничные подразделения, они внесли огромный вклад в установление мира в Таджикистане. Кровью наших солдат были остановлены волна наркотрафика и катившаяся по стране гражданская война. Но для полковника Хаянчина одним из главных итогов той войны стало возвращение живыми всех его бойцов. «Моя группа была единственная, в которой все вернулись живыми. Я дал бойцам возможность отбить телеграммы, и мамы встречали наш поезд на станциях от Рубцовска до Читы. А вообще, только со своей руки три пары часов снял и подарил отцам со словами: «Спасибо, батя, за сына!». Спасибо вам, полковник.

Марина Костюченкова, Читинское обозрение, №7

Начальник службы радиовещания ГТРК «Чита» Елена Князева объясняет читателям «Забайкальского рабочего», почему с недавних пор в населённых пунктах 14 районов Забайкальского края перестало вещать «Радио России-Чита», которое слушали 13,52 % населения края — примерно 151 тысяча человек. «Руководство Забайкальского радио-телевизионного передающего центра и раньше неоднократно подчёркивало, что содержание длинноволнового радиопередатчика в Кручине — дело для предприятия убыточное. И тут активная дачница задумалась о своём здоровье — и вопрос был решен! - рассказывает Елена Князева. - Есть у этой проблемы ещё одна сторона, и связана она с охватившей нашу страну цифровизацией — переходом от прежних, традиционных способов доставки населению информации, теле- и радиоресурсов (говоря современным языком, контента) через существующие трансляционные сети к более качественным, отвечающим современным техническим требованиям». Когда ждать радио — так и непонятно.

Передатчик был остановлен — и в населённых пунктах 14 районов Забайкальского края замолчали радиоприёмники. Если говорить языком цифр, «Радио России-Чита» перестали слушать 13,52 % населения края — примерно 151 тысяча человек.

В письме руководителю ГТРК «Чита» Галине Каманиной, отвечая на её вопрос относительно дальнейшей судьбы в Забайкалье радиовещания на длинных волнах, директор Забайкальского РТПЦ Николай Баженов ответил кратко и категорично: «Возобновление вещания не предполагается».

Руководство Забайкальского РТПЦ и раньше неоднократно подчёркивало, что содержание длинноволнового радиопередатчика в Кручине — дело для предприятия убыточное, так как финансово никем не обеспечивается. И тут, как гласит русская пословица, «не было бы счастья, да несчастье помогло!». Активная дачница задумалась о своём здоровье — и вопрос был решен!

Есть у этой проблемы ещё одна сторона, и связана она с охватившей нашу страну цифровизацией — переходом от прежних, традиционных способов доставки населению информации, теле- и радиоресурсов (говоря современным языком, контента) через существующие трансляционные сети к более качественным, отвечающим современным техническим требованиям. Но, признав сетевую модель распространения вещания устаревшей, логично было бы не отказываться от нее, пока не заработает «цифра».

А, между тем, директор Забайкальского РТПЦ ссылается на решение ВГТРК об отказе от дальнейшего развития аналоговой сети распространения канала «Радио России». Хотя власть и специалисты в области революционной модернизации средств связи постоянно убеждают население в том, что в переходный период, когда происходит становление новейшего цифрового радио и телевидения, наряду с ним будет существовать и традиционное аналоговое вещание. На деле же получается совсем не так: территория заранее «зачищается» от устаревшего, но ещё полноценно работающего формата вещания. И делается это, не учитывая запросы и желания людей. Запускается аргумент — экономически невыгодно! А то, что тысячи людей лишаются привычного, а порой единственного источника информации, — дело второстепенное…

БЫВШИХ слушателей «Радио России-Чита» в Карымском и Читинском районах связисты пытаются успокоить: в населённом пункте Кручина продолжает работать средневолновый передатчик и вместо «Радио России» можно на частоте 657 кГц слушать «Радио «Маяк». Зона его уверенного приёма — 90 километров. Тем более, что с 9 января 2013 года на «Маяке» семь раз в течение дня выходит с 10-минутными выпусками и Чита.

Такой упрощённый взгляд на проблему не видит особых различий в специфике вещания двух совершенно разных каналов. Эти различия видят слушатели. Да, кому-то нравится манера общения с аудиторией «Маяка», а кому-то родней и привычней программы «Радио России-Чита». И это нормально… Причём, средние волны никак не меняют ситуации с вещанием в отдалённых районах Забайкальского края, там их тоже нет.

Но есть и обнадёживающая информация… Как сказано в официальном письме за подписью начальника Департамента информатизации и связи Забайкальского края Валерия Алексеева, представленном в Комитет экономики Законодательного Собрания региона, — « в настоящее время разработан системный проект по установке эфирного цифрового радиопередатчика в посёлке Кручина, который закроет вещанием (включая трансляцию программ «Радио России» плюс «Радио России-Чита») весь Забайкальский край. Предполагаемый срок реализации проекта — 2013 год».

2013-й, кстати, юбилейный для Читинского радио, наступил, и, конечно, не хотелось бы обещанного три года ждать…

Надеюсь, эти заметки в какой-то степени прояснили ситуацию с отсутствием вещания «Радио России-Чита» на частоте 261 кГц длинных волн. Его нет и не будет. Что придёт взамен, и когда забайкальцы, переставшие принимать сигнал длинноволнового передатчика, смогут вновь слушать «Радио России-Чита», — пока неизвестно.

Зато доподлинно известно, что осенью 2013-го Читинское радио (ныне «Радио России-Чита) отметит 85-летие со дня первого выхода в эфир. Наверное, лучшим подарком его коллективу и всем слушателям могла бы стать возможность слушать на всей территории Забайкальского края «Воскресный концерт», подготовленный по письмам земляков, очерки о достойных людях из цикла «Годы, люди, судьбы», встречи в прямом эфире «Тема дня», программы для детей и молодежи, другие передачи, над созданием которых творчески и с любовью трудятся сотрудники службы радиовещания ГТРК «Чита».

Елена Князева, начальник службы радиовещания ГТРК «Чита», Забайкальский рабочий, №26

В «Эффекте», как всегда, вкусные воспоминания о советском прошлом Бориса Ветрова. На этот раз, буквально вкусные, поскольку о школьной еде: молоке в бумажных пирамидках, манной каше с вареньем и комочками, пенке в молочном супе. «В детских учреждениях – детсадах и школах – кормили дёшево и даже сытно, но...не всегда вкусно. У малышей совершенно не пользовались почётом супы, порой дело доходило до скандалов и приступов анорексии. Всякие гарниры из крупы и сизых макарон тоже оставались нетронутыми. Но попробуй не съесть! Кто не помнит знаменитую притчу про дедушку Ленина и учреждённое им «Общество чистых тарелок»? В реалиях никто не хотел вступать в ряды этого общества. Особенно, когда на тарелке остывала перловка или того хуже – голубцы», - пишет Ветров.

Рисовая каша немного уступала манной, а вот гречка была куда более любима. Но гречка была дефицитом и выдавалась чаще всего в праздничных пайках.

Пейте, дети, молоко

И пили. Больше всего любили то, что продавалось в пирамидальных красно-синих пакетах за 16 копеек. Пакеты были утрамбованы в круглые корзины из толстой проволоки. Их, зацепив крюком, волок по жёлто-коричневому кафельному полу грузчик в синем халате и серой кепке. Когда молока привозили мало, то раздавался клич: «По два пакета в руки».

Бутылочное молоко тоже шло нормально, а особенно сливки или «снежок». А вот разливное излишне щепетильные мамы предпочитали кипятить. И вот оно – страшное проклятие детства: молоко с пенками. Да ещё горячее! Бдительные мамы и бабушки с пристальностью цензоров наблюдали за процессом пития, и никакие попытки выложить пенки или быстро вылить молоко в миску домашнему животному не увенчивались успехом.

Не очень любили мы творог. Сухой и безвкусный, он вяз на зубах и забивал рот. А вот творожные сырки с изюмом, в таких полупрозрачных бумажках с нежно-пастельными тонами, шли на ура. Настоящий сыр был редкостью, и тоже всячески приветствовался.

И ещё яро ненавидело большинство детей такое блюдо, как молочный суп, проникшее в конце 20-х годов в русскую кухню из еврейской. Глотать горячую молочную массу с теми же пенками, да ещё плавающую в ней вермишель – это было выше сил детей, воспитывавшихся на некошерной пище.

Общество чистых тарелок

В детских учреждениях – детсадах и школах – кормили дёшево и даже сытно, но...не всегда вкусно. У малышей совершенно не пользовались почетом супы, порой дело доходило до скандалов и приступов анорексии. Всякие гарниры из крупы и сизых макарон тоже оставались нетронутыми. Но попробуй не съесть! Кто не помнит знаменитую притчу про дедушку Ленина и учрежденное им «Общество чистых тарелок»? Рассказ Бонч-Бруевича призывал всех ребят доедать до конца, чтобы расти здоровыми, сильными и стать защитниками революции. В реалиях никто не хотел вступать в ряды этого общества. Особенно, когда на тарелке остывала перловка или того хуже – голубцы.

А зато запеканки, блинчики, вообще выпечка уплетались за милую душу. Поэтому самыми популярными в детсадах были полдники. Хорошо воспринимали детки сочные котлетки с пюре, если оно было не слишком водянистым.

В школах уже нравы были свободнее – не хочешь, не ешь. Но рубль двадцать мы сдавали каждый понедельник учительнице первой своей и получали право шесть раз в неделю получать горячий обед из трёх блюд.

Школьные поварихи приворовывали больше, чем детсадовские, потому качество блюд оставляло желать лучшего. Но класса с четвертого растущие организмы требовали калорий, и поэтому обеды подметались подчистую. А вот девчонки чаще всего карманные денежки тратили на пирожные и сок.

Дорогие мои старики

Счастье приваливало в виде поездки к бабушке или приезда бабушки в гости. Тогда можно было отъедаться от пуза пирогами, тортами, крендельками и прочими изысками национальной кухни. Причём всё это было сделано прямо тут, на кухне. И лично я уже в подъезде по запаху ощущал, что сегодня испекла бабушка. Как же сейчас этого не хватает...

Запретные удовольствия

Петушки на палочках – это вам не «Чупа-Чупс». На деревянных стерженьках сидели фигурки птиц, животных или Алёнушки в платочках и сарафанах. Леденцы (петушки, так мы их называли) были трёх цветов: красные, жёлтые и зелёные. Некоторые утверждали, что видели и даже пробовали синие леденцы. А самыми вкусными считались зелёные – видимо, краситель был такой. Стоил петушок всего 5 копеек, продавались они в киосках и лавочках потребкооперации. Приобретение их родителями особо не приветствовалось – считалось, что они портят зубы.

А вот ещё один вид леденцов: длинных, заманчивой окраски, полосатых, продавали на улицах цыганки – возле магазина «Юбилейный». Стоили леденцы примерно 50 копеек и представляли собой обычные сахарные палочки, но родители при просьбе купить приходили в ужас и рассказывали леденящие душу подробности, из чего и как всё это делается. Также запрещалось приобретение серы у бабушек на улице и сахарной ваты у кустарей. От этого все перечисленные продукты были особенно желанны. И покупались уже в более самостоятельном возрасте.

Откусили мишке лапу

Легальным лакомством являлось, конечно же, мороженое. Но это отдельная большая тема. Популярностью пользовались шоколадные фигурки животных, причём выполненных из цельного шоколада. Стоили они полтинник, а мне как-то было очень жалко откусывать у мишки голову или лапу. Так и лежало лакомство, пока совсем не портилось. Вообще, шоколад в СССР был высочайшего качества и очень недорогой. Так же, как и натуральные фруктовые соки и напитки. Вот и росли здоровыми, хотя и не любили каши.

Борис Ветров, Эффект, №7

«Сегодня одна задача – создать предприятие по глубокой переработке древесины на территории Забайкальского края. То, что сегодня IKEA создало в Маньчжурии, надо переводить сюда. Если наши предприниматели не объединятся, то придёт чужой инвестор и создаст здесь большое предприятие, которому будет отдана вся лесная база. И рабочие места будут потеряны. А мы должны сохранить в лесном комплексе наши малые предприятия», - так глава краевой Гослесслужбы Леонид Войта призывал лесопромышленников к объединению на выездном совещании в Харагуне Хилокского района депутатов аграрного комитета заксобранияс представителями лесной отрасли и глав районов. Татьяна Решетникова прогулялось по одному уже созданному предприятию, что планирует выпускать активированный уголь — не хватает только китайцев.

Сами предприниматели – те немногие, на которых держится отрасль – говорили депутатам то же самое, при этом каждый просил конкретной помощи.

«Мне бы 15 китайцев»

Сергей Самсонов, руководитель одноимённого ИП, строит свой бизнес на лесопромышленных отходах, которые бесплатным грузом лежат на базах и свалках Харагуна, а могут стать сырьём для получения товарных продуктов: угля, скипидара, топливных брикетов и многого другого. Главное место в этой технологии занимают специальные печи, секрет производства которых хранят наши китайские соседи. 8 китайцев, по словам предпринимателя, уже сделали ему 38 печей из необходимых 150 для рентабельной работы. Предприятие готово было начать производство уже осенью этого года, но дело остановилось: строители печей уехали в Поднебесную, а новых Самсонов никак не может «выписать» из-за границы: родное государство не дает квоту. «Задержка – смерти подобна, - восклицает предприниматель. – Мои шанхайские партнеры уже теряют к этому интерес, а без них я не могу достроить печи и обучить наших специалистов этой технологии». Запуск безотходного производства, по словам Сергея Самсонова, навсегда, избавил бы заросший опилками Харагун от древесного мусора и ненужного горбыля, который всё равно сгорает. Около 70 человек – своих, - деревенских – получили бы рабочие места. Производство обещает быть масштабным. С одной печи топливных брикетов, для изготовления которых Самсонов уже в феврале ждёт из Шанхая специальное оборудование, будет получаться тонна угля. А из угля можно будет делать всю остальную продукцию: угольные таблетки, скипидар и т.д. – всего 7 наименований товаров, называть которые Сергей Самсонов боится, «чтобы не сглазить».

Берёзовая мечта

Ещё одна фигура в лесопромышленном комплексе Хилокского района – МУП «Харагунлес». Хвастаться положением дел ему тоже не приходится. С одной стороны, не так, как раньше на китайском рынке стал цениться кругляк, с другой – рост тарифов внутри страны. В итоге предприятие должно около 4 миллионов рублей за аренду лесных площадей.

Как выход из сложившегося положения рассматривается возможность выпускать мебель и комплектующие детали из берёзы – дерева красивого и податливого. В берёзовых изделиях уже заинтересованы две фирмы – наша, забайкальская, и китайская. Заключены договора и на поставку необходимого оборудования.

Директор «Харагунлеса» Николай Писаренко замолвил слово и о качестве древесины, доставшейся в аренду. Оно сегодня не позволяет предприятию вкладываться в новые интересные проекты. Почти двухвековая лиственница давно утратила товарный вид и годится только на дрова. Их в Харагуне с избытком.

Закат «Рассвета»?

Поведать депутатам краевого заксобрания о реальном положении дел в отрасли желали не только хилокские предприниматели, но и главы соседних районов. Михаил Калашников, глава Петровск-Забайкальского района, обратил внимание депутатов на деревообрабатывающее предприятие «Рассвет» - самое крупное в районе, обеспечивающее рабочими местами около тысячи человек. «Предприятие на грани остановки и практически прекратило свою деятельность, - сообщил глава. – Я боюсь разбазаривания имущества, которое может последовать, и за сохранность лесосырьевой базы, 68% которой отдано в аренду «Рассвету». В 2009 году, по словам главы, в районе было заготовлено 270 тысяч кубометров леса, в 2012 - «кое-как преодолели рубеж в 100 тысяч кубометров». «Рассвет» еле сводит концы с концами и находится в списках самых злостных неплательщиков по аренде за лес. «Я сюда ехал с одной единственной целью – подытожил глава, - услышать о мероприятиях, которые будут приняты по лесовосстановлению и возобновлению производства в Петровск-Забайкальском районе. Заброшенный лес, а именно такой сейчас в районе, опасен: ветровал – пища для пожаров, а мы, к сожалению, и так самый горимый в крае район».

Нам нужна IKEA

Ответ за все происходящее в лесу перед депутатами, главами районов и предпринимателями пришлось держать новому руководителю Гослесслужбы края Леониду Войте.

Леонид Николаевич вкратце рассказал о самых важных мероприятиях, поддерживающих порядок в этой отрасли.

С приходом Леонида Войты Гослесслужба решила сменить схему тушения пожаров, создав, по подобию советской, краевое государственное специализированное автономное учреждение «Забайкальское лесохозяйственное объединение». Уже в конце прошлого года «Заблесхоз» получил лицензию на тушение пожаров, а его работники – 93 человека – удостоверения федерального образца. Повсеместно создаются филиалы – пожарно-химические станции третьего типа (их уже 9) и формируются пожарные объединения 1-го и 2-го типов (создано 26 из планируемых 113). Подписан приказ о создании регионального пункта диспетчерского управления, который будет отслеживать лесные и степные пожары. Всё это должно упорядочить работу по тушению лесных пожаров и повысить её эффективность. Депутатов краевого Заксобрания Леонид Войта попросил поспособствовать скорейшему выделению 87 миллионов рублей, чтобы успеть подготовиться к пожароопасному сезону. Всего же, по словам Войты, требуется 221 миллион рублей, чтобы «Заблесхоз» начал работать, как планировалось.

Что же касается арендаторов-должников, то к ним у Гослесслужбы края двоякое отношение. С одной стороны, служба стремится поддерживать эффективных арендаторов леса, пусть даже если они испытывают временные трудности, а с другой – гнать из лесу тех, кто вообще не способен платить аренду. «В прошлом году в середине года мы объя­вили мораторий на аренду участков, - поделился Леонид Войта – Причина: 25% всей арендованной лесной площади используется неэффективно или малоэффективно. Эффективных арендаторов мы намерены поддерживать и даже давать им дополнительные площади, пока в виде исключения. А для борьбы с неэффективными вводим новую меру: не платишь – не выдаём декларацию на заготовку леса».

Сумма долга у арендаторов перед государством огромна. На 1 января 2012 года она составила 118 миллионов рублей (67 из них – в краевой бюджет), а на 1 января 2013 года уже 153 миллиона (83 из них – в краевой бюджет). Однако и само государство задолжало арендаторам. Так, за тушение лесных пожаров ещё в 2011 году из федерального бюджета до сих пор не поступило 28 миллионов рублей. Никак не финансировалась и программа по воспроизводству лесов. С должниками Гослесслужба контактирует постоянно: через арбитражные суды или специальные комиссии, которые списывают предприятиям задолженность, которую уже невозможно восстановить. Некоторым предлагается добровольно расторгнуть договоры аренды. Но всё это, считает Леонид Войта, текущие мероприятия, которые не решают главную проблему лесной отрасли Забайкалья – неэффективность. «Надеяться, что китайцы и впредь будут у нас хорошо покупать круглую древесину – это не решение вопроса, - сказал Леонид Войта. – Всё равно отрасль не сможет эффективно работать. Сегодня одна задача – создать предприятие по глубокой переработке древесины на территории Забайкальского края. То, что сегодня IKEA создало в Маньчжурии, надо переводить сюда. Если наши предприниматели не объединятся, то придёт чужой инвестор и создаст здесь большое предприятие, которому будет отдана вся лесная база. И рабочие места будут потеряны. А мы должны сохранить в лесном комплексе наши малые предприятия».

Инвестора не дождетесь!

Не всех предпринимателей лесной отрасли эти слова руководителя Гослесслужбы заставили испугаться за свои рабочие места. Арендатор Чулков и вовсе назвал их «бредом»: «Никакой инвестор к нам не придёт и никакие деньги он нам не принесёт, - сказал он, выбравшись из зрительного зала на ораторскую трибуну, - и никакой лесоперерабатывающий комплекс тут работать не будет, потому что леса уже нет!». По словам предпринимателя, весь доступный лес вырублен или пострадал от пожаров, в связи с этим многие арендаторы не сегодня-завтра, пообещал он, положат на стол Гослесслужбы заявления о расторжении договоров аренды, т.к. не в силах справляться с ситуацией. Предприятие Чулкова тоже оказалось на грани исчезновения: его работа по выполнению государственного контракта (проведение лесопожарных, лесовосстановительных мероприятий и заготовка негодной древесины) из-за реорганизации отрасли оказалась невостребованной. «Подскажите, как горбатиться, если никакой помощи от государства нет?» - заключил Чулков.

* * *

Обсуждение насущных проблем длилось больше 3-х часов. Депутаты аграрного комитета выслушали мнение каждого и настояли на необходимости разработать долгосрочную целевую программу «Развитие лесного хозяйства Забайкальского края». Работа над этим документом уже началась, он будет представлен депутатскому корпусу летом этого года. Парламентарии уверены, что в целевой программе в полном объёме должно быть отражено состояние дел лесной отрасли, и поэтому они будут добиваться её 100%-го финансирования. «Порядок наводить надо, и пусть процесс идет медленно, но каждый маленький шаг – движение к цели. Мы приехали в район не учить, а подставить плечо и готовы поддержать лесное сообщество в решении всех вопросов», - заключил председатель комитета по аграрной политике, природопользованию и потребительскому рынку Заксобрания края Александр Ваулин.

Татьяна Решетникова, Земля, №7

Правда и домыслы о войне в Афганистане — в интервью журналиста «Экстры» Ирины Бариновой с уроженцем села Кироча Шилкинского района, воевавшем в 1985-м. «Жёстко было. Тридцать один погибший – самые большие потери за всю историю войск специального назначения. Ребята погибли, не покорившись. «Духов» в том бою уничтожили более шестидесяти. Трое суток мы там находились, пока авиация подоспела. Трое суток, под огнём, выносили изуродованные тела своих товарищей. Практически все были со следами пыток. Многих опознали лишь по наколкам и деталям одежды. Командиром батальона был тогда майор Терентьев, он на наблюдательном посту у входа в ущелье просидел. Мы ведь в ущелье не должны были идти, а он принял такое решение. Не знаю, исчез куда-то он после этой истории. Назначали нам нового командира — Григория Васильевича Быкова. Действительно, командир от Бога. Батька», - рассказывает Игорь Непомнящий.

Но подготовка закончилась: 15 марта 1985 года поступил приказ. Отряд двинулся к границе. По понятным причинам в страну входили не десантниками или спецназовцами – шли колонной в форме пехотинцев. И через несколько дней Игорь Непомнящий прибыл к новому месту службы для выполнения интернационального долга в Демократической республике Афганистан.

Мараварское ущелье

Пунктом постоянной дислокации отряда стал Асадабад — пограничный городок, административный центр провинции Кунар. Река — тоже Кунар, широкая, быстрая, полноводная. Граница с Пакистаном почти по ней проходит. На обустройство – несколько дней. Кроме палаток-казарм поставили столовую, медпункт, штаб, пункт связи, парк для техники.

- Бригада была большая — несколько батальонов. У кждого своя задача и своя зона ответственности. Мы перекрывали караванные пути, устраивали засады по маршруту их движения, блокировали и прочёсывали кишлаки. Укрепрайоны приходилось брать. Если численность «духов» большая, то вместе с афганской разведкой ХАД и с царандоем – народной милицией. Все операции проходили в ночное время. Я был пулемётчиком. ПК — пулемёт Калашникова — большой, тяжёлый. Он на мне был. И плюс патроны, но если далеко заходили, или большая операция, мы распределяли патроны, потому что при отходе частенько приходилось оставаться и прикрывать батальон.

Нужен был результат — караваны, оружие и уничтожение боевиков. Если не даёшь результаты – значит, батальон зря ест кашу, - продолжает рассказ Непомнящий.

В батальоне были ребята в основном одного возраста -19-тилетние. Потери? За год в батальоне погибло 86 человек.

В этой долгой афганской войне было немало трагических эпизодов. Один из них – бой 21 апреля 1985 года в Мараварском ущелье, в котором погибла почти вся 1-я рота.

По разведданным, в кишлаке Сангам был замечен наблюдательный пост душманов. Рота должна была прочесать кишлак. Это был первый самостоятельный выход отряда после ввода в Афганистан, но командиры отнеслись к нему как к учебному.

- Через Кунар мы переправились на плотах. И попали в ущелье в засаду. Рядом Пакистан, откуда заходил «Черный аист» - подразделение специального назначения афганских моджахедов и иностранных наёмников. Взрослые мужики, по 35-40 лет, матерые профессионалы в униформе чёрного цвета — в основном уроженцы Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Пакистана. Вот с ними нам и пришлось столкнуться. В этом же бою был совершён беспримерный в истории афганской войны подвиг – семеро ребят, раненые, предпочтя смерть плену, взорвали себя штурмовой гранатой, сделанной из мины ОЗМ-72. Там же погиб Коля Кузнецов – молодой лейтенант, служивший в нашем батальоне. Он тоже подорвал себя фанатами, спасая своих, из взвода, ребят. За тот бой он был удостоен звания Героя Советского Союза. Жёстко было. Тридцать один погибший – самые большие потери за всю историю войск специального назначения. Ребята погибли, не покорившись. «Духов» в том бою уничтожили более шестидесяти. Трое суток мы там находились, пока авиация подоспела. Трое суток, под огнём, выносили изуродованные тела своих товарищей. Практически все были со следами пыток. Многих опознали лишь по наколкам и деталям одежды. Командиром батальона был тогда майор Терентьев, он на наблюдательном посту у входа в ущелье просидел. Мы ведь в ущелье не должны были идти, а он принял такое решение. Не знаю, исчез куда-то он после этой истории. Назначали нам нового командира — Григория Васильевича Быкова. Действительно, командир от Бога. Батька. Быков сумел собрать, объединить, научить. Я горжусь, что воевал под началом такого командира. С ним мы духом воспряли. С ним удалось выработать тактику штурмовых действий и внезапных налётов на укрепрайоны, - вспоминает Игорь.

24 апреля в Мараварском бою Игорю Непомнящему исполнилось 20 лет. Свою первую медаль «За отвагу», которой награждают только за боевые заслуги, за мужество, проявленное в ходе боевых действий, он получил в Афганистане.

Чечня

Он уходил из Афгана в мае 1986-го — почти за три года до окончания войны. Выстроили отряд на вертолётной площадке. Митинг. Напутственные слова. Речи не закончились –обстрел начался. Били НУР-Сами — неуправляемыми ракетными снарядами. Ребята — на землю, прямо в «парадках». Чуть стихло — в вертолёты и на Кабул. Дальше на ТУ-154 — в Таджикистан. Из Ашхабада до Ташкента почти двое суток на поезде. Жара. Из Ташкен­та — в Новосибирск, потом в Читу.

- Вернулся. Надо на работу устраиваться. А у меня дядя работал в милиции. Он и предложил: «Если хочешь интересной и опасной работы, иди в милицию». Я пошёл в Центральный отдел, на Нерчинскую. Навстречу группа сотрудников, один окликнул – смотрю, мой сослуживец по Афгану, Андрей Ширяев. Он мне батальон ППС порекомендовал, там и отслужил 27 лет, - улыбается Игорь.

В 1995 году пришло время первой чеченской кампании. Началось формирование отряда спецназа для участия в «операции по восстановлению конституционного порядка». Боевой афганский опыт пригодился.

- В 95-м мы стояли на границе Дагестана – Чечня. Место такое, Рыбзавод называется, недалеко от Кизляра. Война там была настоящая. Своё 30-летие я там встретил, - вспоминает воин.

В прошлом, в 2012-м, Игорь Непомнящий вернулся из юбилейной, десятой, служебной командировки на Северный Кавказ. Жена Ирина из понимающих — с тревогой, с болью в сердце, но отпускала. Только когда на одной из «зачисток» он был дважды ранен, взмолилась: «Хватит!».

Ещё две медали «За Отвагу» украсили его грудь, а 2002 году за участие в спецоперации Игорь Непомнящий был удостоен ордена Мужества.

- Не жалеете, что был Афган в вашей жизни?

- Нет. Если бы пришлось все вернуть назад — не задумывался бы, опять пошёл. Пусть простят меня родители — ничего не изменил бы! Трудно сказать почему. Характер такой... Афган сплотил нас. Я все помню и всех.

Игорю Викторовичу не дашь его 47-ми лет: спортивный, сильный, улыбается по-молодому. Только голова седая.

- Что дальше, Игорь?

- Так послужу ещё...

За время нахождения в Афганистане боевые потери 334-го ООСпН ГРУ составили 105 человек. Боевыми наградами награждены: медалью «Золотая Звезда Героя Советского Союза» - 2; орденом «Ленина» - 1; орденом «Боевого Красного Знамени» - 15; орденом «Красной Звезды» - 228; орденом «За службу Родине в Вооружённых силах СССР» - 9; медалью «За Отвагу» - 304; медалью «За боевые заслуги» -159 воинов.

За время нахождение в Афганистане подразделениями отряда было совершено более 250 боевых выходов. При этом уничтожено: 2851 мятежник, 29 пулемётов ДШК, 4 зенитных установки, 10 миномётов, 8 автомобилей, 4 каравана, 15 ПТУРС, а также захвачено 127 мятежников, 17 пулемётов ДШК, 6 зенитных установок, 1 автомобиль, 4 каравана с оружием и другое вооружение.

Ирина Баринова, Экстра, №7

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter