СЕЙЧАС +17°С

Два кирпича для Бутинского дворца

С этим музеем у него все – по любви. Давней и непроходящей. То, что Александр Литвинцев сейчас официально не его директор, кажется какой-то нелепостью.

В виде культурного слоя историка и археолога Александра Литвинцева, можно наблюдать ежегодно. На Кондуе и так называемых Окошках – раскопках периода древних монголов в Борзинском и Приаргунском районах. Слой за слоем Александр Литвинцев много лет вгрызался в историю Забайкалья. Под его руководством сохранён и восстановлен знаменитый Бутинский дворец.

С этим музеем у него все – по любви. Давней и непроходящей. То, что Александр Литвинцев сейчас официально не его директор, кажется какой-то нелепостью.

- Как вообще могло случиться, что ты теперь не директор Бутинского дворца?

- Почти 20 лет жизни. Ну... нашей власти больше нравится покой и люди, которые просто бумажки с одного стола на другой перекладывают.

- За двадцать лет жизни, насколько я помню сделано много…

- Ну да, начинали с полной разрухи, когда здание просто было брошено. Оставалось только два кирпича – один в окно, второй в зеркало. Слава богу, не случилось.

- Ты имеешь в виду – до полной разрухи оставалось два кирпича?

- Конечно. В 1997 году администрация города Нерчинска просто покинула помещение, там даже замков на дверях не было. Нужно было срочно что-то предпринимать. Решили Центр по сохранению историко-культурного наследия переместить туда. Начали буквально с вычистки «коровника» – то есть освобождали от навоза помещения, в которых в дальнейшем разместились мастерские. Долго не могли понять, что можно сделать с зеркалами, пару зим провели с паяльными лампами, отогревая систему отопления... Чего только не было...

- Только ленивый тележурналист не записал стендап у знаменитого зеркала в Бутинском дворце…

- Да, порой это на день сурка бывает похоже.

- В каком состоянии сейчас дворец?

- Проблем много. С момента сдачи в 2003 году протекает кровля, отваливается китайская штукатурка... Спешка та к юбилею города и сдача с недоделками – вот и результат. И самое ужасное, что за все эти годы не можем ничего сделать – просто не имеем права. По законам нашего государства любому памятнику архитектуры проще рухнуть в первозданном виде, чем провести там ремонт.

-Помнится в 2011-м о продолжении реставрации Бутинского дворца много писали...

- Да каждый год что-то пишут. Да толку мало.

- Чем ты сейчас занимаешься?

- Пока в «Энциклопедии Забайкалья» в команде готовящих книгу к 360-летию Нерчинска, плюс работа консультанта и куратора проектов по Московским грантовым программам.

- Грантовых проектов, по-моему, тоже тобой написано и выиграно немало. И, в основном, на благо Бутинского дворца? Вот например: Проект Нерчинского музея «Наследие мецената», автором которого является его директор Александр Литвинцев, вышел в финал конкурса в номинации «Музейные исследования»

- Ну да, четыре раза выигрывали грант Президента, два раза – грант фонда «Династия», дважды в финале конкурса фонда Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире»...

- Я все равно не понимаю, как при таких условиях могли сменить директора. Сколько лет мы писали и снимали сказки разного уровня. Про будущее Забайкалья. Главное, чтобы с Бутинским дворцом и храмом в Калинино. Не получилось как с юго-востоком и Удоканом. И с храмом в Калинино тоже.

- А это у нас традиция – кричим много, делаем мало. К 350-летию Нерчинска вышел фильм, где много речей больших чиновников, о том, что через год вторая очередь будет сдана... 10 лет прошло – а лишь только всё больше валится то, что было «отреставрировано».

- И куда теперь? Куда ты идёшь? И как смотришь со стороны на Бутинский дворец? Нет ощущения, что брошено дело всей жизни?

- Готовится большой проект. Это пока секрет.

- А не было никогда мысли уехать из Нерчинска?

- Даже попытки были. Городская суета – не моё. Я даже когда на пару дней в Читу выберусь, потом дня два как больной или избитый.

- Значит всё-таки В Нерчинске твоя дорога.

- Тише, спокойней, располагает к творчеству.

- Ну вот заговорил официальными фразами. Тебе же сейчас 36, да? Не накрыло кризисом среднего возраста?

- Да вроде нет. Хотя крутой поворот как раз сейчас случился.

- Главное, чтоб вывел куда надо.

- Всё будет! Чиновники приходят и уходят, а культура вечна. Сейчас вот готовлю сентябрьский фестиваль по гранту «Династии». Договор с фондом уже оформлен, деньги поступили две недели назад и на них начались покушения. Чиновники думают, что их можно отобрать и задвинуть на что-то другое. С фразой – «так это же пожертвование».

- Что это будет за фестиваль?

- Ребята с демонстрациями приедут, в прошлом году в Польше познакомились. Фестиваль занимательной науки «Нескучные опыты» должен стать первым шагом к моей давней мечте – детскому музею.

Приедут сотрудники музея занимательной науки «Экспериментарий» из Иркутска с приборами и демонстрациями, на которых можно ставить всяческие опыты и познавать законы физики, химии и прочие. То есть все приборы нужно трогать и пытаться экспериментировать и понять, как это всё действует. Почему, например, можно спокойно сидеть на стуле с гвоздями или использовать своё тело как батарейку.

- Здорово! А будут нынче летом археологические раскопки?

- С 17 июня - Кондуй, в середине июля - Окошки. Всё же с 1987 года по полям. Брат к этому времени закончил истфак, приехал в Нерчинск и организовал кружок в школе. Походы были и до этого, а первая экспедиция - в 1987 году на реке Кия, Шилкинский район. Потом были разные районы области, и даже Бородинское поле.

Поделиться

Поделиться

- Забайкалье у нас на исторические находки богатое ужасно. Неисчерпаемое просто.

- Я бы сказал: малоизучено до сих пор, особенно восточные районы.

- Что, Саша, удавалось откопать? К большим археологическим удачам, что можно причислить?

- Даже удалось поучаствовать в открытии новых культур. Например, Зоргольский – единственный на сегодняшний день в России могильник народа Сяньби (современники хунну). Открыли случайно в 1994, «посадив» машину в грязи оврага за селом Зоргол (это на Аргуни). Одной девушке приспичило в туалет, она пошла прятаться от людей и вернулась с костяными накладками на лук – там при сооружении КСП и дождями погребения некоторые нарушили, вот и выявились находки.

- Да здравствуют девушки, которым приспичило в туалет!

- Ну, в 70-е на Шилке водителю приспичило. Так открыли Молодовский неолитический могильник..

- Наблюдается тенденция.

- А чаще всего так и бывает, всё самое «сладкое» приходит неожиданно. И в краеведении тоже. Вот на меня недавно личный портфель Бутина сам «вышел». В Питере потомки сестры его жены до сих пор проживают в той квартире, в которой жена Михаила Бутина доживала свой век. Они решили навести ревизию в доме, повыкидывать лишний хлам и обнаружили портфель кожаный с монограммой «МБ». Позже несколько фотографий. На одной из них Мария Александровна Бутина, в 1928 году, сидит в кресле и слушает в наушниках радио. Напротив, в другом кресле сидит овчарка по имени Таныш. Так вот вслед за портфелем в чулане и эти кресла обнаружились!!! Портфель скоро «приедет» в Нерчинск вместе с фотографиями, пока думаем, как забрать кресла. И представь, эти вещи пережили блокаду!!! Квартира тогда пустая стояла, многое исчезло, а вот это как-то сохранилось

- «Думаем как забрать» – не бросил ты музей-то.

- Конечно, не бросил.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter