СЕЙЧАС +12°С
Все новости
Все новости

Чита без ЖКХ и Петра Бекетова — обзор краевых СМИ

«Не получилось с постройкой Бекетовым Читинского острога — взят на вооружение другой аспект – постройка его казаками на реке Ингода зимовья, в результате неудавшегося сплава из-за замерзания реки. А какое отношение это зимовье имеет к рождению Читы?

Представитель Общественной па­латы Забайкальского края Георгий Разгильдеев и журналист Константин Чиров на страницах газеты «Аргументы и Факты» рассуждают о том, насколько велики у нас всех шансы шансы исправить неконтролируемую, а потому и безалаберную, допотопную систему ЖКХ. Речь идёт о создании в крае полноценного, функционального органа общественного контроля над коммунальщиками. В статье напоминается о том, как президент потребовал, чтобы в России были созданы центры общественного контроля. Между тем, Забайкалье остаётся одним из немногих регионов, где этот центр не создан. Как следствие, мало кто из не причастных к работе в ЖКХ может понять и объяснить хоть что-то из происходящего вокруг.

И такое ущемление наших прав происходит повсеместно. Скажем, с 1 января все домовые сети по горячей воде и отопле­нию по договору доверительно­го управления были переданы ТГК-14. Законодательство го­ворит, что эти сети принадле­жат жильцам на праве долевой собственности. Следовательно, я как собственник имею право оз­накомиться с содержанием дого­вора. Но получить его я не могу.

– Вам не кажется, что организации ЖКХ вольны делать все, что хотят, и над ним нет никакого контроля?

– Почему же? Кто только этот контроль не осуществляет: про­куратуры краевого и районного уровней, подразделения полиции по борьбе с экономической преступностью, Госжилиинспекция, Ростехнадзор, Роспотреб­надзор, налоговые органы, органы народного контроля, советы домов – всего можно на­считать более 30 организаций. Но вопрос в том, насколько эф­фективен этот контроль?

«Виноват» счётчик

– Георгий Серафимович, к вам часто обращаются забайкальцы с вопросами и проблемами, касаю­щимися услуг ЖКХ. Что больше всего тревожит людей?

– Например, проблема пере­расчетов за недоподачу тепла и горячей воды. ТГК-14 с опозда­нием подключает отопление в начале сезона, проводит летнюю ремонтную кампанию в системе подачи горячей воды. Но пере­расчеты самостоятельно не де­лает, чем нарушает закон. Много вопросов связано и оплатой общедомовых нужд (ОДН).

Недавно я присутствовал на заседании Карымского район­ного совета, на котором активи­сты ветеранской организации в резкой форме заявили, что они не в состоянии платить такие большие платежи ОДН, и самое главное, не могут понять, за что платят такие деньги. В отдельных случаях стоимость ОДН составляет до 36 процен­тов потребления электроэнер­гии по дому.

В «Читаэнергосбыте» об­разовались две базы учета по­требления. Первая выставлена на сайте энергосбыта в разделе «Личный кабинет». Она выда­ет порой совершенно абсурд­ные данные. Я обращался по этому поводу в энергосбыт, и выяснил, что эта база рабо­тает в тестовом режиме, а за данными следует обращаться в управляющую компанию. Несовершенство системы сня­тия показаний с общедомовых счетчиков создает расчетные ошибки и требует проведения независимой экспертизы.

Из этой ситуации есть только один выход: люди сами должны заносить показания счетчиков на лист, который нужно повесить на информационной доске в каждом подъезде. Только так они получат возможность кон­тролировать потребление.

Для того чтобы контроль государства был более эф­фективным, в Чите лишь не­давно создан общественный совет при Госжилинспекции края. Он будет изучать запро­сы граждан, которые требуют особого внимания, а также объяснять собственникам жи­лья их права.

Кто сдержит рост тарифов?

– Вы считаете, что обществен­ный контроль эффективнее госу­дарственного?

– Не только я так считаю. В указе №600 президент Путин вынужден был потребовать, чтобы в РФ были созданы центры общественного контро­ля. Забайкалье – один из немно­гих регионов, где этот центр не создан. Он вроде бы есть, на общественных началах. Но не­обходимо создать штат людей, обеспечить их техникой и сред­ствами связи, а также создать интернет-площадку для приема заявок граждан.

– Как вы видите работу этого центра?

– К примеру, возьмем рас­копы, которые в Чите сплошь и рядом. В мэрии есть отдел, кото­рый дает разрешения на прове­дение земельных работ, но пол­ного списка мест, где разрыто и не закончено восстановление поверхности, нет. Представите­ли горадминистрации говорят, что у нас сейчас 100-120 раско­пов, и по 20 из них документы переданы в надзорные органы. И всё - никакой конкретики!

По-хорошему, каждый рас­коп должен быть зарегистриро­ван на сайте горадминистрации с указанием дат начала и окон­чания работ. И если эти рабо­ты вовремя не закончены, там же нужно указать, какие меры приняты к ответственной ор­ганизации.

А вот, например, в Москве, где существует центр обще­ственного контроля, человек, сообщивший о раскопе, в тече­ние 10 дней получает разверну­тый ответ. Попробуйте сделать такой запрос в Чите!

– А будет ли способствовать общественному контролю совет потребителей, который создан дм согласования с Региональной службой по тарифам стоимости услуг ЖКХ?

– Несомненно, будет. Это по­может сдержать рост тарифов, особенно для малообеспечен­ных граждан.

А вообще, если все три ор­гана – Совет потребителей, общественный совет при Го­сударственной жилищной ин­спекции и Центр обществен­ного контроля – будут работать, взаимодополняя друг друга, то это будет самый эффективный контроль.


Константин Чиров, «АиФ - Забайкалье» № 12

Необходимость жёсткого общественного контроля за сферой ЖКХ подтверждает и статья «Бракоделы» в «Забайкальском рабочем». Три года назад по инициативе администрации города у дома по адресу Энтузиастов, 10 провели ремонт. Казалось бы, новый асфальт должен радовать всякого. Но неблагодарные жильцы почему-то ворчат: «Нет автостоянки, асфальт уложен не везде, детская площадка размыта, сток воды не обеспечен, через наш двор вода льется ручьями, почва превращается в месиво грязи». А самое главное, строители отремонтировали двор так, что слой асфальта оказался выше уровнем, чем входы в подъезды дома. Угадайте, куда теперь стекает вся дождевая и талая вода?

– Если дождь сильный, воды набирается столько, что она течет в подъезд. Увеличили козырьки, но они не защищают от косого дождя, — рассказывает старший по дому, Вячеслав Зайцев. Ему вторят другие жильцы, Андрей Жданов и Анатолий Гогелис. — А если человек катит детскую коляску, да еще идет с сумками… При выпадении снега выйти сложно и не раз люди падали.

Заочно понять, на что жалуются жильцы, сложно, лучше все увидеть своими глазами. Что и сделала автор этих строк. Первый и второй подъезды после укладки на тротуаре асфальта буквально вросли в землю. Рядом с дверью небольшой пятачок, метр на метр, на несколько сантиметров ниже уровня тротуара. Вместе с жильцами осматриваем злополучный асфальт, а Вячеслав Иванович, тем временем, обращает внимание на детскую площадку, расположенную еще выше, чем сам тротуар. Когда идет дождь, с нее под дом льются потоки воды.

– Нет автостоянки, асфальт уложен не везде, детская площадка размыта, сток воды не обеспечен, через наш двор вода льется ручьями, почва превращается в месиво грязи, – продолжают жильцы. Между тем сами они пытаются наладить маломальское благоустройство: в теплое время на газонах выращивают цветы, красят ограждения, круглый год поддерживают чистоту во дворе.

– Главе города хочу адресовать наше обращение: чтоб меры были приняты, исполнить решение суда, убрать асфальт, обеспечить сток воды, – говорит Вячеслав Зайцев. – Пока же бракоделы не ответили за свой ремонт.

Злополучное благоустройство двора возле дома по ул. Энтузиастов, 10 провела администрация Читы, поэтому обращения к ней справедливы. Ремонт прошел в 2011-м. Более того, 23 июля прошлого года состоялось заседание суда, на котором апелляционная жалоба администрации была оставлена без удовлетворения, а решение суда об исправлении недостатков ремонта — без изменения. Далее продолжилась переписка жильцов с чиновниками, у Вячеслава Зайцева накопилась внушительная стопка ответов. За лето сток не обеспечили, пообещали это сделать с наступлением весны в этом году.

Как рассказали жильцы в день приезда корреспондента “Забайкальского рабочего”, ознакомиться с проблемой на месте пообещали чиновники министерства территориального развития края (к ним также поступило обращение от дома по Энтузиастов, 10), но потом они отменили свою поездку.


Виолетта Вдовяк, «Забайкальский рабочий» № 52

Неделю назад губернатор Забайкальского края Константин Ильковский на заседании координационного совета по развитию инвестиционных проектов в Байкальском регионе заявил, что «край готов стать территорией опережающего развития». И пока ряд краевых изданий восторженно пишет, как не сегодня, завтра все «точки роста» в крае развернутся в невероятные по красоте и мощи «пространства развития», а Забайкалье зацветёт всевозможными чудо-кластерами, Олег Тополев на страницах «Вечорки» сравнивает нынешние обещания, прожекты и речи с теми, что мы читали и слышали 7 лет назад, в период подготовки к референдуму об объединении Читинской области и АБАО. Проведя небольшой анализ развития, если так можно назвать то, что происходит с добывающей промышленностью края, и политической обстановки, автор приходит к выводу, что никакого опережающего развития в Забайкалье ждать не приходится.

Незадолго до этого, 28 февра­ля, Константин Ильковский принял участие в пленарной дискуссии «Территории опережающего разви­тия – Восточный экспресс». На ней глава региона рассказ участникам встречи о ключевых инвестиционных проектах Забайкалья.

Особый упор губернатор дела­ет на зоне юго-востока Забайкалья, территории, которая, по его словам, уже фактически сформированная, готовая «территория опережающе­го развития», ориентрованная на экспорт. Есть, по словам Ильковского, и инвесторы как реальные, так и потенциальные, например: компа­нии «Росатом», «Норникель», китай­ские корпорации.

Помнится, что об инвестицион­ном проекте по развитию юго-вос­тока Забайкальского края любил рассуждать прежний губернатор региона Равиль Гениатулин. Его он называл прорывом в будущее для всего края. В результате прорыва не получилось. Амбициозный проект по строительству пяти ГОКов сначала усох до трёх, а потом от него и вовсе остался один Быстринский ГОК. Дорогу к этому комбинату вела «Корпорации Инжтрансстрой», которая, что символично, объявила о прекращении своего существова­ния 13 марта, в день проведения в Чите вышеупомянутого заседания.

После окончания строительства Быстринского ГОКа, планировавше­гося в 2016 году, корпорация долж­на была передислоцироваться на Бугдаинский ГОК. Его строительство планировалось завершить в 2023 году. Эти работы и сроки были со­гласованы и с правительством РФ, и с руководством ОАО «ГМК «Нориль­ский никель». Теперь, похоже, все планы пошли прахом.

Еще вчера...

Но страшно даже не это, а то, что сегодняшняя риторика и тезисы Ильковского и Толоконского имеют явный душок лежалости, они уже были в употреблении, и были изрядно попользованы. Семь лет назад, в 2007 году, в период подготовки объедини­тельного peфepeндyмa они исполь­зовались и Равилем Гениатулиным, и тогдашним главным федеральным инспектором по Читинской области Валерием Поповым в агитационной работе в период подготовки к объ­единительному референдуму.

Вот практически дословная цита­та из информационных сообщений конца 2006 – начала 2007 гг.:

«Главный федеральный инспек­тор по Читинской области Валерий Попов сообщил, что правительс­тво РФ направит на развитие За­байкальского края 700 млрд. руб. в течение 10 лет (прямо «золотой дождь» какой-то обещали всем забайкальцам – прим. «Вечорки»). К слову, 700 млрд. руб. – это 10% все­го российского бюджета за 2006 год. По словам г-на Попова, Забайкаль­ский край станет самым богатым субъектом РФ в Сибири, а его эко­номическое развитие – крупней­шим проектом в стране. По линии инвестиционного фонда, отметил чиновник правительство намерено перечислить в край 100 млрд., а остальные деньги в размере 600 млрд. станут взносом крупных государс­твенных компаний – РАО «ЕЭС Рос­сии», «РЖД», «Норникеля» и других инвесторов».

Опять Удокан?

Но не стоит серьезно относиться и к очередному соглашению, подпи­санному по разработке Удоканско­го месторождения 14 марта. Сколь­ко их уже было?

Об освоении медного месторож­дения начали широко говорить еще в начале 80-х годов прошлого века. «Вот достроим БАМ и сразу же возь­мемся медь из гор добывать», – гласили лозунги тех дней. Не сложи­лось. Вместе со страной рухнули и планы по освоению Удокана. Слиш­ком накладно было его разраба­тывать. Оказалось это богатейшее медное месторождение чемоданом без ручки и нести тяжело, и бросить жалко.

Вроде бы в середине 2009 года холдинг «Металлоинвест» (Али­шер Усманов) взял лицензию на разработку Удокана, но с ходу на­чал менять условия соглашения, не начиная работ по освоению место­рождения. Позже, в 2011 году, на Ус­манова попробовал надавить Ио­сиф Кобзон, которому вроде бы как даже пообещали начать работы на Удокане в самое ближайшее время. По всей видимости, депутат Кобзон для Усманова авторитетом не является, и на Удокане медь продолжила лежать мертвым грузом.

В 2012 году губернатор края Ра­виль Гениатулин, и руководство «Байкальской горной компании» (дочка «Металлоинвеста»), которая формально осваивает крупнейшее в России Удоканское месторожде­ние меди, подписали соглашение о социально-экономическом сотруд­ничестве. Но планы так и остались планами. Гениатулина уж нет, но и работ на месторождении тоже ни­каких нет.

Потом и вовсе пошли разгово­ры о том, что «Металлоинвест» го­тов отдать лицензию «Норникелю». Но и на этом мышиная возня вокруг Удокана не закончилась.

Следующим актом этой дол­гоиграющей комедии стало под­писанное 14 марта соглашение с «Байкальской горной компанией». Думаете, оно что-то изменит в судь­бе Удокана?

Мрачное далёко

Удивительно, но даже названия компаний, что в 2007, что в 2014, одни и те же, ничего, по сути, за это время не изменилось в лучшую сто­рону, стало лишь много хуже. Обе­щанных инвестиций и новых ра­бочих мест край не получит. В этот раз, как и семь лет назад, все повто­рится. Инвестиций край не получит, для них просто нет предпосылок. Даже если в сторону Забайкальско­го края и пойдут какие-то финансо­вые потоки, то их величина будет настолько ничтожна, что регио­нальный бюджет, при его сегодняш­нем почти катастрофическом дефи­ците, даже не заметит. Дело в том, что сегодня в регионе строится про­мышленность, ориентированная на добычу ресурсов, которая в значи­тельной степени ориентирована на конъюнктуру мировых рынков, где правят бал крупнейшие транснаци­ональные компании, никак не заин­тересованные в появлении на рын­ке новых участников.

Нельзя не брать в расчет и кри­зисные явления, которые, несом­ненно, очень скоро проявятся российской: экономике после вве­дения всех, объявленных США и странами Евросоюза, санкций. До­бавьте к этому и фактор Крыма, ко­торый вот-вот станет де-юре и де- факто новым российским регионом. Сколько сотен миллиардов рублей потребуется для экономики Кры­ма? Заметьте, что эти расходы ник­то в бюджете на 2014 и на период до 2016 года не учитывал. Значит, они пойдут по графе «непредвиденные», и для этого придется урезать какие-то другие статьи расходов, напри­мер, программу по развитию Даль­него Востока и Забайкалья. Такое уже случалось, причем не раз.

Другими словами, жителям За­байкальского края не стоит сильно слушать «тухлую» риторику и пере­стать надеяться на какие-то проры­вы в вопросах инвестиций. «Золотой дождь» откладывается в очередной раз на неопределенный срок.


Олег Тополев, «Вечорка» № 12

«Забайкальский рабочий» опубликовал большую, обстоятельную статью Степана Третьякова «Заблуждение, от которого трудно отказаться», в которой автор делает попытку доказать, что Пётр Бекетов не имеет отношения к Чите и её основанию. Вообще никакого. Эта точка зрения была и долго ещё будет спорной, проблема основания Читы остаётся для краеведов одним из краеугольных камней, но автору статьи можно сказать спасибо хотя бы за то, что он обстоятельно рисует читателю портрет Бекетова со штрихами к биографии. Материал существенно повысит процент горожан, которые будут теперь иметь представление о том, что за каменная борода виднеется напротив ОДОРА.

Маршрут похода пролегал сначала по рекам Енисей и Ангара. Затем отряд пересек озеро Байкал остановился в устье реки Селенга, которая впадает в Байкал. Здесь казаки отстроили Усть-Прорвинский острог и в нем зимовали. В 1653 году отряд поднялся вверх по Селенге до устья Хилка, дошли до истока этой реки, где заложили Иргенский острог.

Хилок – река мелководная. Это вынудило отряд Бекетова переделывать большие дощаники на малые судна-барки. О трудностях передвижения по реке Хилок Бекетов сообщал: “А служилые люди все едва дошли до Иргеня озера теми барками со всеми своими запасами – все обезножили.., и опухли все, потому что Хилка река мелка и кривовата и быстра добре… Люди шли полуголодные, так как хлебных запасов было мало.” (Очерки истории Забайкальского края, 2009, стр. 36)

С Иргенского острога часть отряда из 53 человек перешла глубокой осенью по волоку через Яблоневый хребет, выйдя на реку Ингода, где организовали изготовление плотов для сплава на реку Шилка. Но из-за морозов сплав не получился. Проплыли небольшое расстояние по Ингоде, а дальше реку сковал лед. Тогда Бекетов отправил по суше десять казаков во главе с Максимом Урасовым на реку Шилка, где они должны подобрать доброе место для строительства острога. А чтобы не нести обратно в Иргенский острог казну государеву и запасы, было велено срубить зимовье, где казаки смогли бы перезимовать и хранить запасы. Сам Бекетов вернулся в Иргенский острог. Весной 1654 года он приплыл на Шилку. Там в устье реки Нерча Урасов с казаками уже заложили Нелюдский острог, который впоследствии был назван Нерчинским по названию реки.

В Нелюдском остроге Бекетов с казаками пережили тяжелую зиму, страдая от голода, и весной 1655-го, чтобы не погибнуть от голода, вынуждены были оставить острог и уйти на Амур. В том же году Бекетов вернулся в Тобольск. В результате конфликта, произошедшего между ним и архиепископом Аввакумом прямо в церкви, вероятно, из-за сильного нервного стресса Бекетов, выйдя из церкви, прямо на улице скоропостижно скончался. Об этом Аввакум написал в своей книге “Житие протопопа Аввакума, им самим написанное”. Так закончилась жизнь мужественного казака-первопроходца, много сделавшего для Российского государства.

Надо отдать должное петру бекетову, как одному из первых землепроходцев в даурию, основателю иргенского и нерчинского острогов, которые явились юридической основой по присоединению даурского края к российскому государству в 1653 году. Однако при увековечивании его памяти было допущено непозволительное искажение исторической действительности.

В чем оно заключается?

Вот уже почти полвека читинцы и гости нашей столицы проходят мимо гостиницы “Забайкалье”. На ее стене — большое панно, которое посвящено П. Бекетову с соответствующей надписью: “1653. Заложив Читинский острог, казаки Петра Бекетова положили начало нашему городу”. Данное панно было оформлено в 1967 году художниками Владимиром Калашниковым и Анатолием Высоцким. Абсурдность заключается в том, что Бекетов никакого отношения к городу Чите не имел и Читинский острог не закладывал.

Совершили этот абсурд известные и уважаемые в Забайкалье историк В.Г. Изгачев и писатель Г.Р. Граубин. Нужно отметить, Георгий Рудольфович еще при жизни признал, что дата (1653) была взята по незнанию. Он чистосердечно об этом написал в своей книге “Серебряный капкан”: “Некоторые историки называют Бекетова градоначатцем. А вот от чести быть основателем Читы он бы отказался. Как человек совестливый и не имеющий к этому никакого отношения. С чувством неловкости прохожу я мимо гостиницы “Забайкалье”, на южной стене которой красуется большое панно. Среди других фигур, там есть и условный портрет Петра Ивановича Бекетова. И такая надпись “1653. Заложив Читинский острог, казаки Петра Бекетова положили начало нашему городу”.

Неудобно признаваться, но эту нелепицу сочинял я. Причем совершенно искренне. В шестидесятые годы строительство новой гостиницы сильно затягивалось. Но вот в Чите было решено провести семинар писателей Восточной Сибири и Дальнего Востока. Чтобы разместить гостей в новеньких номерах, городу пришлось срочно браться за долгострой. Рабочих не хватало, и потому каждый читинец отрабатывал на строительстве по двадцать часов. Гостиницу сдали точно к приезду писателей. Семинар прошел очень даже успешно. А потом было решено украсить торец гостиницы. Художник В. Калашников попросил меня написать текстовую информацию об основании города. С одним непременным условием: чтобы в ней было не больше десяти слов.

Такой текст я написал, посмотрев работы известных краеведов Н. Тяжелова, Н. Дворниченко, В. Балабанова, А. Кремнева. Их сведения подтверждала Большая Советская Энциклопедия.

Прошло много лет, и краевед М.Ю. Тимофеева засомневалась в точности этих слов. Оказалось, что никакими данными не подтверждается тот факт, что Бекетов построил острог при впадении Читинки в Ингоду. Краеведы заволновались. Стали разбираться, откуда пошла легенда о начале Читы. В. Балабанов сказал, что в свое время поверил на слово своему учителю В.Г. Изгачеву. Из редакции Энциклопедии сообщили, что очерк к статье “Чита” в третьем издании БСЭ подготовлен на основании статьи в одном из томов Советской исторической энциклопедии. Ее автор — читинский историк А.Е. Конюхова. Но рецензировалась она на месте, в Чите. Постепенно выяснилось, что ввел всех в заблуждение кандидат исторических наук В.Г. Изгачев. Не по злому, конечно, умыслу. По торопливости и небрежности. Он неверно истолковал отписку Бекетова и решил, что с Иргени он вышел на Ингоду той же дорогой, по которой пройдет потом знаменитый Московский тракт. Поскольку леса там не было, а на месте Читы было когда-то Плотбище, историк решил, что тут Бекетов и построил плоты, а после неудавшегося плавания и зимовье: амбар и три казачьи избы. Слова же в отписке “а в зимовье и около зимовья велел крепость учинити” растолковал и вовсе буквально – якобы он построил острожек. Острожек же, в свою очередь, трансформировался в острог.

Сегодня доподлинно известно, что острог был построен позже, что Бекетов к основанию Читы не имеет никакого отношения. А пока попросим прощения у Бекетова за наши незнания…” (Граубин Г.Р. “Серебряный капкан”. Иркутск, 1993, с. 15-16).

Наверное, знали об этой исповеди Граубина бывший губернатор-историк нашей области и мэр Читы. Они оба читали книгу, подаренную автором. Почему же не убран этот ляпсус со стены гостиницы до сих пор?

Круговерть вокруг имени Бекетова продолжается до сегодняшнего дня. Не получилось с постройкой Бекетовым Читинского острога — взят на вооружение другой аспект, который тоже, якобы, является основанием для признания Бекетова родоначальником образования Читы – постройка его казаками на реке Ингода зимовья, в результате неудавшегося сплава из-за замерзания реки. В этой связи напрашивается вопрос: а какое отношение это зимовье имеет к рождению Читы? Абсолютно никакого! И, вообще, было ли на самом деле это зимовье?

Вопрос о зимовье в достаточно полном объеме исследовался рядом историков, краеведов на основе архивных документов как в центральных архивах РФ, так и в архиве Забайкальского края. Установлен единственный документ, который косвенно подтверждает факт строительства зимовья – это отписка П. Бекетова, которую он написал в Иргенском остроге во время зимовки в нем в 1654 году, т.е. до возвращения на реку Ингода. Вот что он написал в ней воеводе А. Пашкову ”и я служилым людям велел срубить зимовье. А в зимовье амбар государев до три избы казачьи. А в зимовье и около зимовья велел крепость учинити. И велел казну государеву в государев амбар сносить да и свои казачьи запасишки в том новом государевом зимовье устроить”.

Следует обратить внимание на то, что в отписке Бекетов неоднократно употреблял слово “велел”. Надо полагать, что он такой наказ сделал оставшимся казакам перед уходом в Иргенский острог, где он и зимовал. А вот было построено зимовье или нет, ничем не подтверждено, в том числе и документально. Весной, когда Бекетов вернулся из Иргенского острога на Ингоду и продолжил сплав на Шилку, о зимовье он ничего никому не сообщал. Не исключено, что заканчивался октябрь и наступали морозы, поэтому казакам было уже не до строительства каких-либо “государевых хоромов” и они, возможно, соорудили примитивные сооружения в виде засек, землянок, балаганов и т.п., чтобы перезимовать. Для них это было обычным делом. В подтверждение сошлемся на аналогичные обстоятельства похода казаков под руководством А. Пашкова.

Через три года после Бекетова Пашков с казаками шел в Даурию по уже разведанному предшественниками (Колесников, Бекетов) пути и руководствовался их чертежами. Осенью 1657-го Пашков из Иргенского острога по волоку через Яблоневый хребет вышел на реку Ингода. Там вместе с казаками он был вынужден зимовать. При этом занимались заготовкой леса и изготовлением для Нерчинского острога плотов для сплава.

С отрядом Пашкова в даурскую ссылку шел протопоп Аввакум с женой и детьми, главный идеолог русского старообрядчества. Позже Аввакум в своей книге писал о зимовке отряда Пашкова: “Потом доехали до Иргеня-озера, волок тут, – стали волоком волочитца. У людей и собаки в подпряшках, а у меня не было; одинова лишо двух сынов — маленькие еще были, Иван и Прокопий, – тащили со мною, что кобельки, за волок нарту. Волок верст со сто; насилу, бедные, и перебрели. А протопопица муку и младенца за плечами на себе тащила; а дочь Аграфена брела, брела, да на нарту и взвалилась, и братья ея со мною помаленьку тащили. И смех, и горе, как помянутся дни оны: ребята – те изнемогут и на снег повалятся, а мать по кусочку пряника им даст, и она, съедши, опять лямку потянут, и кое-как перебилися волок, да под сосною и жить стали… Не пустил нас на засеку Пашков сперва, дондеже натешился, и мы неделю-другую мерзли под сосною с робяты одны, кроме людей на бору, и потом в засеку пустил и указал мне место. Так мы с робяты огородились, балаганец сделав, огонь курили и как до воды домаялись.” (Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения; Иркутск, 1979. с. 35).

Следует пояснить, что в таких случаях казаки-землепроходцы использовали устройство засек, внутри которых устаивали балаганы с использованием огня (костра) наподобие эвенкийского чума. Засека представляла собой заграждение из деревьев, поваленных крест-накрест вершинами в сторону неприятеля, они широко использовались в 16-17 веках. Если уж Аввакум с семьей смог зимовать в таких условиях, то казакам Бекетова это не составляло особого труда, и вряд ли они построили зимовье, которое не видел сам Бекетов и никто другой.

В 2013 году отмечалось 360-летие основания бывшей столицы забайкалья – города нерчинска и вхождения даурского края в состав российского государства. Праздничные мероприятия по этому поводу торжественно прошли в Нерчинске.

Руководство Читы, воспользовавшись этой юбилейной датой, пыталось при проведении ежегодных “Дней города” приурочить к ней и 360-летний юбилей основания Читы Бекетовым. При этом использовался повод — якобы построенное казаками Бекетова в районе селений Домна и Сивяково “Ингодинское зимовье”. Как сказал читинский архитектор Виктор Кулеш, “за уши эта юбилейная дата притянута!”

Чтобы убедить общественность в своем рвении застолбить юбилейную дату рождения Читы, к этому вопросу подключились известные ученые-историки М.В. и Т.А. Константиновы. Они напечатали в газете “Читинское обозрение” ряд публикаций под названием “Начало Читинской истории", в которых утверждали, что история Читы началась с “Ингодинского зимовья”.

Вот что они пишут на возражение читинских краеведов по вопросу основания Читы: “На наш взгляд, в этом нет никакой необходимости, поскольку сам факт строительства зимовья в 1653 году подтвержден строго документально. При этом понятно и то, что нет принципиальной разницы в том, построено ли было зимовье в устье Читы, или выше по реке Ингода, где-то на окраине современной Читы, или в ее ближайших окрестностях. Самое главное, что само строительство состоялось и казаки застолбились в Читинской местности, а затем использовали ее при движении с запада на восток и с востока на запад (вне зависимости от того, сколь долго использовалось первое зимовье). Напомним к тому же, что зимовье было построено не в виде одинокой избушки, а в виде крепости с острожным ставлением и четырьмя бревенчатыми сооружениями по внутренним углам. И названо оно было государевым! Такому историческому началу может позавидовать любой город”.

Когда читаешь это описание, невольно складывается впечатление, будто супруги Константиновы лично видели это зимовье и даже зимовали в нем. Непозволительно высказан ими упрек в адрес краеведов М.Ю. Тимофеевой, В.Ф. Балабанова, В.Ф. Немерова, которые честно сказали, что Бекетов никакого отношения к основанию Читы не имеет. На мой взгляд, читинские краеведы в данном случае оказались объективнее Константиновых в оценке исторического факта. Нельзя принимать на веру информацию на основании только одной отписки Бекетова, поскольку оценка исторического факта зависит от количества и качества источников.

В 1653 году на месте нынешней Читы не существовало ни зимовья, ни плотбища, ни острога. О месте будущей Читы первые сведения появились только в 1680-х годах, что подтверждено в 2006 году научной общественностью края в изданной “Энциклопедии Забайкалья” (том 4, с. 308), за подписями докторов исторических наук М.В. и А.В. Константиновых, докторов геолого-минералогических наук А.Б. Птицына и Г.А. Юргенсона, кандидатов наук В.И. Дибирдеева, И.Г. Куренной и В.С. Кулакова, бывшего губернатора Забайкальского края Р.Ф. Гениатулина и забайкальских краеведов В.В. Бардаковой, Г.А. Жеребцова, Т.И. Жеребцовой, А.И. Лыцуся, Ю.Т. Руденко.

Согласно этим сведениям, о Чите стало известно с конца XVII века последовательно как Читинском плотбище, Читинской слободе, Читинском остроге, Читинском селении, Читинске.

Однако, несмотря на это, руководство города Читы на основе злополучного панно и “призрачного зимовья”, в нарушение федерального и регионального законодательства “Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации и Забайкальского края” пытаются сделать Бекетова основателем Читы.

Так, 31 октября 2008 года в Чите на углу улиц Ленина-Профсоюзной был установлен памятник Петру Бекетову, о чем оповестили всю Россию. Инициатива создания этого памятника принадлежит Читинскому региональному общественному фонду “Дело Бекетова” (руководитель Ю.П. Ткаченко), с которой фонд выступил еще в 2001 году. 28 апреля 2007 г. за № 1128-р мэром г. Читы было издано распоряжение о проведении конкурса на эскизный проект памятника Бекетову. Победителем в конкурсе стал известный скульптор из Улан-Удэ Александр Михайлович Миронов. В 2008 году он изготовил монумент памятника. Вместе с тем, по моей информации, ни правительство Забайкальского края, ни администрация г. Читы не принимали решений о месте установки памятника и выделении земельного участка под его размещение. Фактически его установка произведена самовольно.

Жители и гости города считают, что памятник Бекетову установлен в соответствии с исторической действительностью. К нему ежегодно возлагают цветы. Облик памятника даже помещен на медаль “За заслуги перед городом Чита”. Однако его никто в установленном законом порядке памятником не признавал и соответственно он не включен в государственный реестр как объект культурного наследия. Сегодня это не памятник, а просто имущественный объект. Об этом я говорю для сведения граждан.

Надо отметить, что процедура признания какого-либо объекта культурного наследия в качестве памятника не простая. Для этого требуется пакет документов, в числе которых должно быть заключение историко-культурной экспертизы. Именно экспертиза может признать или не признать какой-либо объект памятником.Большое значение имеет и место размещения памятника. Поскольку Бекетов являлся основателем Нерчинского острога, который был столицей на протяжении 150 лет Нерчинского воеводства и Нерчинской области, поэтому изготовленная скульптура должна быть установлена именно в Нерчинске, с признанием ее памятником Бекетову, что будет объективно соответствовать историческому факту и месту его предназначения.

Лично у меня история вокруг Бекетова и памятника ему порождает чувство стыда за чиновников, которые так безобразно относятся к сохранению исторического наследия в регионе. Пора новому руководству края наводить порядок. А для лиц, ответственных за соблюдение исторической правды, быть может, пора организовать соответствующий ликбез.


Степан Третьяков, «Забайкальский рабочий» №№50-51
  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter