СЕЙЧАС +13°С

Прощание с прикладной информатикой в Забайкалье — в обзоре краевых СМИ

Из-за низкого спроса абитуриентов в этом году в ЗабГУ не будет обучения по специальности «Прикладная информатика», которая заинтересовала всего шесть человек. Для сравнения: количество желающих стать экономистами создало дикий конкурс 27 человек на место.

Газета «Эффект» на этой неделе подводит итоги завершившейся приёмной кампании читинских вузов, некоторые из которых сильно удивляют. Во-первых, статья начинается с довольно сложной для понимания статистики, приведённой секретарём приёмной комиссии ЗабГУ Андреем Симатовым. «Есть официальная статистика: абитуриентов в этом году меньше на 7%, чем в 2013, а в следующем число выпускников уменьшится ещё на 3%». Во-вторых, тут же один из читинских выпускников заявляет следующее: «В нашем крае можно получить хорошее образование, но потом в Чите и тем более в районах не устроишься с таким дипломом никуда». Кто внушил мальчику эту чушь, не понятно. Но самый печальный факт затаился в конце статьи. Оказывается, из-за низкого спроса абитуриентов в этом году в ЗабГУ не будет обучения по специальности «Прикладная информатика», которая заинтересовала всего шесть человек. Для сравнения: количество желающих стать экономистами создало дикий конкурс 27 человек на место.

Студенты не знают, чего хотят

В приёмных комиссиях говорят и о неуверенности абитуриентов при выборе профессии.

«Есть ребята, которые целенаправленно поступают на одно направление и отчётливо знают, что хотят изучать. А где-то треть подает документы по принципу «лишь бы поступить». Бывало, что абитуриент подал подлинник в истфак, а ещё нацелился на физмат и на юрфак. Или один юноша из Нерчинска написал, что подал документы на три направления, но не помнит, на какие и не знает, где сейчас его аттестат. Какая мотивация у него? Просто подать куда-либо и поступить хоть куда-то», – посетовал Андрей Симатов.

В комиссиях университетов отмечают, что в конце августа, когда уже необходимо определиться с местом обучения, начинается беготня. Абитуриенты из Медакадемии стремятся в ЗабГУ или в ЗабИЖТ и обратно.

«Это уже показатель непонимания. Ребёнок должен определиться, подать документы в одно место и поступать. Если же человек абы как поступил и соответствующим образом учится, то потом он идёт работать не по профессии, а консультантом в магазин», – сказал проректор.

Умирающие профессии

Жизнь специальностей в вузах зависит от их популярности. Группу не будут формировать, если в ней не набирается 15 человек, поскольку университетам невыгодно содержать их существование.

Симатов рассказал, что таким образом в ЗабГУ в этом году не будет «Прикладной информатики», которая заинтересовала всего шесть человек. Непопулярны технические направления, связанные в том числе и с машиностроением.

«Где у нас в регионе сегодня котируется машиностроение? Да нигде. Поэтому сложно представить, что на таком направлении будет огромный наплыв. Плюс, в этом году был очень слабый конкурс на теплоэнергетику. Мы уже сделали выводы и запустим целую серию мероприятий, направленных на профориентационную работу», – сказал Симатов.

А вот на «Строительство» подано 173 заявления при наличии 29 бюджетных мест.

Но самый высокий конкурс – 27 человек на место – возник на «Экономике». Обучаться на этой специальности захотели 309 вчерашних школьников, но только 13 из них станут «бюджетниками».

Из России с высшим

Международная деятельность – это один из критериев оценки вуза. Для обучения студентов из-за границы должны быть сформированы специализированные кафедры, методики и, конечно, места в общежитиях.

«В этом году иностранцев в ЗабГУ набралось больше 100 человек. Есть отдельные программы, которые частично составляются на английском языке. Мы имеем партнерские отношения с Китаем и Монголией, студенты обучаются по согласованным планам, а потом получают два диплома – китайский или корейский и русский», – сказал проректор.

Что касается других вузов Забайкалья – иностранных студентов в этом году там не будет.


Ирина Халецкая, «Эффект» № 34

Наверное только живущие высоко в горах и далеко от цивилизации отшельники не заметили процесса укрупнения вузов, прокатившегося по стране в последние несколько лет. В Чите он стал причиной скрещивания педагогического и технического университетов, явивших миру нового франкенштейна по имени ЗабГУ. Однако выяснилось, что и это не предел мечтаний. Профессор Евгений Воронов со страниц «Забайкальского рабочего» предлагает губернатору крепко подумать над тем, как Забайкальский государственный превратить в Юго-Восточный федеральный университет. Ковать его, пока горячо. Жаль только, что описывая все выгоды от создания федерального университета, автор не особенно подробно говорит о том, как его создать. Всё ограничивается фразой: «Я призываю губернатора и правительство Забайкальского края, Законодательное Собрание Забайкальского края, депутатов Государственной Думы от нашего региона активно включиться в процесс по обоснованию и созданию федерального университета в Забайкальском крае».

В нашем крае успешно функционирует единственный в России и один из крупнейших в мире горно-химический комплекс по добыче природного урана – ОАО «ППГХО» Минатома РФ, от стабильной работы которого в значительной мере зависит национальная безопасность России. Программой развития атомной энергетики РФ на ближайшие 10 лет предусматривается двукратное наращивание объёмов добычи природного урана. ЗабГУ принимает непосредственное участие в подготовке квалифицированных специалистов и научных кадров высшей квалификации для устойчивого функционирования данного стратегического объекта.

На ближайшую пятилетку предусмотрено ускоренное развитие юго-восточного Забайкалья на базе создания крупнейшего горнорудного кластера с целью освоения целого комплекса крупных месторождений меди, золота, угля и железа.

Создание федерального университета в Забайкальском крае будет также способствовать гармонизации международных гуманитарно-образовательных отношений с соседним бурно развивающимся государством – Китаем. В новом столетии у Забайкальского края, благодаря его выгодному географическому положению, есть шансы стать главным транспортным мостом между Европой и Азией. Велико геополитическое значение Забайкальской транзитной магистрали. Именно здесь находится один из важнейших в России железнодорожный выход в Китай – крупнейшее, динамично развивающееся государство Азии, взаимоотношения с которым по широкому комплексу военно-политических и экономических проблем будут определять уровень развития и мировую стабильность в XXI веке. Забайкальская железная дорога является связующим звеном для европейских государств и российских регионов со странами Юго-Восточной Азии.

В настоящее время базовым высшим учебным заведением для создания федерального университета вполне может стать Забайкальский государственный университет, где сбалансированы технические, естественно-научные и социо-гуманитарные направления подготовки специалистов. Подготовка бакалавров, специалистов и магистров осуществляется по 150 образовательным программам. Общее количество обучающихся в университете составляет более 19 тысяч человек. В составе университета 79 кафедр, из них 69 – выпускающих.

Профессорско-преподавательский состав университета составляет 810 человек, в том числе 523 – с учёными степенями и званиями, из которых 127 докторов и профессоров. Процент лиц с учеными степенями и званиями составляет 63,3%, в том числе докторов и профессоров – 12,6%.

В университете сформировано 26 научных направлений, возглавляемых ведущими учеными Забайкальского региона. В составе научно-исследовательской и инновационной инфраструктуры университета работает 86 научных подразделений, в том числе: 2 научно-исследовательских института, 40 научно-исследовательских лабораторий, 12 научно-образовательных центров, 8 научных центров, 7 проектно-конструкторских бюро и технопарк.

В университете работают 5 диссертационных советов по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора и кандидата наук по 11 специальностям. В ЗабГУ выпускается 9 научных журналов, 3 из которых («Вестник ЗабГУ», «Учёные записки», «Гуманитарный вектор») входят в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов.

Такой, достаточно высокий уровень образовательного и научного потенциала ЗабГУ, вполне позволяет реализовать инновационные образовательные и научные программы, направленные на ускоренное развитие промышленного потенциала Забайкальского края.

Создание Юго-Восточного федерального университета позволит:

а) обеспечить формирование кадрового и научного потенциала для комплексного социально-экономического развития Забайкальского региона;

б) обеспечить системную модернизацию высшего образования, а также с учётом реальных потребностей Забайкальского края оперативно открывать новые востребованные специальности без организации филиалов и представительств вузов соседних регионов;

в) реализовать инновационные образовательные программы, интегрированные в международное образовательное пространство;

г) обеспечить проведение фундаментальных и прикладных научных исследований, необходимых для инновационного развития Забайкальского края;

д) создать комплекс диссертационных советов с целью подготовки кадров высшей квалификации;

е) развить существующие и создать новые научные школы по техническим, естественнонаучным и гуманитарным направлениям.

В конечном счёте, это позволит значительно повысить качество обучения и социально-образовательную безопасность Забайкальского края на ближайшее обозримое будущее и тем самым обеспечить инновационное поступательное развитие ведущего горнорудного края России.

В качестве приоритетных направлений для развития Юго-Восточного федерального университета вполне обоснованно могут быть приняты горнодобывающие, энергосберегающие, строительные технологии, а также технологии рационального природопользования.

Губернаторы многих субъектов Российской Федерации активно выступают за создание в своих регионах федеральных университетов. Все ведущие вузы хотят вписаться в проектируемую структуру высшей школы России, которую в настоящее время формирует Минобрнауки РФ. Я призываю губернатора и правительство Забайкальского края, Законодательное Собрание Забайкальского края, депутатов Государственной Думы от нашего региона активно включиться в процесс по обоснованию и созданию федерального университета в Забайкальском крае.

В геополитическом плане создание Юго-Восточного федерального университета в г. Чите будет способствовать гармонизации международных, гуманитарно-образовательных и экономических отношений со странами Юго-Восточной Азии. Кроме того, Забайкальский край имеет непосредственный приграничный выход в Китай, являющийся основным стратегическим партнером России, взаимные отношения с которым по широкому комплексу экономических и военно-политических проблем будут определять уровень развития и мировую стабильность в ХХI веке.


Евгений Воронов, заслуженный деятель науки РФ, д-р техн. наук, профессор, академик РАЕН и МАНЭБ, «Забайкальский рабочий» № 159

В газете «Азия-экспресс» опубликован короткий материал по итогам заседания общественного совета по благоустройству и озеленению Читы. Из него становится понятно, что озеленять город нужно интенсивно, потому что качество читинского воздуха продолжает падать. При этом неплохо было бы подсчитать то, что город имеет на данный момент. Но администрация города с 2009 года не исполняет судебное решение, которое обязывает её провести инвентаризацию зелёных насаждений. Даже после привлечения муниципалитета к административной ответственности. Уж не от того ли, что учтённые деревья будет сложнее рубить без оглядки на экологов?

Но отсутствие точных данных у читинских муниципалов – проблема но единственная. Дело в том, что даже самому масштабному проекту озеленении города успех не гарантирован. Суровые климатические условия и загазованность часто ставят крест на приживаемости новых саженцев. Как специалистам удастся преодолеть все эти трудности, покажет время. Главное, что общественники улучшением экологической обстановки в городе планируют заняться комплексно. Предметно о плане и программе озеленения нашего города нам ещё предстоит поговорить.


Степан Тихомиров, «Азия-экспресс» № 33

А между тем, экологическое сознание в Чите растёт. Особенно неравнодушные горожане находят друг друга по экологическим признакам и объединяются в стаи. Корреспондент Нина Сутупова нашла в сети группу «Сделаем Читу чище» и вышла с её участниками на добровольную уборку одного из городских парков, о чём и написала в «Читинском обозрении»: «...Были и те, кому, казалось бы, должно быть наплевать на чистоту Читы, но доброе сердце и ответственность и в гостях берут верх. Так, один мужчина, приехавший в наш город в гости из Улан-Удэ, с особым рвением убирал сантиметр за сантиметром парка МЖК, да подгонял тех, кто отлынивал от работы».

Каждый год в первой половине мая, а затем во второй половине июня мы много смотрим и читаем о самой страшной войне XX века. В эти периоды плотность текстов, телепрограмм и фильмов достигает годового максимума, а в остальное время она стремится к нулю от того, что газеты и телеканалы привязаны к другим датам и событиям. Наверное, поэтому, когда материал на военную тематику встречается в другое время года, он воспринимается чётче и острее. Газета «Забайкальский рабочий» на этой неделе опубликовала статью Марии Вырупаевой, посвящённую скромному жителю Калги Семёну Жилину. История войны, целины, история Калги стали неотъемлемой частью истории этого человека, отметившего недавно 95-летие.

Старшой

Трудиться Семёна научил отец. Младшие братья Ваня да Митя уже ходили в школу, а его родитель в школу не пускал – с кем пахать, сеять, кормить семью?! Бывало, приедет затемно: «Ну-ка, беги, Семён, загоняй коней!». Загонят и лошадей, и быков во двор, словят. Трясётся мальчишка, весь мокрый от росы. Поедут к плугу. Запрягает отец пару быков и четыре лошади, сына на коня посадит и привяжет, чтоб не свалился тот сонный – идёт конь сам, не будит маленького ездока… Только солнце поднимается, налетает паут, животину выпрягают, сами пережидают в зимовье.

В школу Сёма пошёл благодаря колхозам. Хоть и забрали у них в 1929 году, когда колхоз в этих местах организовали, двух быков, трёх дойных коров (оставив семье только двух) и четыре лошади, но иначе, без коллективного труда и техники «помер бы я в коровнике», – бесхитростно рассуждает Семён Григорьевич.

Женщин в ту пору вообще грамотных не было, а мужчины, чтоб могли расписываться, встречались. Григорий же и писал и считал, а потому, хоть и против желания, поставили его колхозным счетоводом, а одиннадцатилетний Семён пошёл в первый класс. К пятому догнал он двух младших братьев, и в Доно, где предстояло учиться дальше (в Калге была только четырёхлетка), отправились вместе.

В одной половине дома девчата жили, в другой – пацаны. После учёбы доставали материнский запас – хлеб да пельмени, варили на дворе. А как суббота – вереницей отправлялись пешком домой. Мальчишкам иногда везло – запрыгивали на машины с углём Запокровского рудника, а девчонкам всегда пешком приходилось добираться. Выходные пролетали быстро. Затемно поднимала мать, но в школу всегда почти опаздывали.

В шестом классе Семён заболел. Врачей не было. Колхоз дал быка старику, который привозил детям продукты от матерей (встанет, бывало, за школой, дети свой мешок выглядывают, забирают на перемене), тот привёз мальчика в Калгу, к отцу в колхозную контору. Сутки прокричал Сёма на потнике, брошенном на русской печи, прогрелся. Встал худенький, почти неживой.

Шёл 1935 год, в деревне появились первые колесные трактора. И чудо! – организовали в Калге школу трактористов, учителем приехал хромой немец. Пришёл Семён: мужики стоят здоровые, смеются: «Куда ты? Иди к мамке за подол держись!».

Предстал перед комиссией. «Кашу сможешь сварить?» – спрашивает немец. А он отцу-то всё варил, и суп любой, и кашу. «Дадите, – говорит, – крупы, хоть щас сварю!» Те засмеялись: «Ладно, приходи завтра в этот класс на занятия!»…

Всё для Победы

Повестка пришла 12 июня 1941 года – хотя братья уже служили (один на разведчика учился, другой на танкиста), Семёна не брали: по какому-то приказу арестовали отца (50 человек забрали с обвинениями в контрреволюционной деятельности). У матери на руках осталось четыре дочери…

Но вот надо отправляться. Их отправили на Дальний Восток, в Комсомольск, где предстояло строить завод. Приехали 21-го, легли на нары спать, едва утром пробудились – дежурный бежит, кричит во весь голос: «Война! Началась война!».

Стройка велась без остановок. Стране нужен был металл – для снарядов, для патронов. В голом поле огораживали солдаты территорию, укладывали брусья по два в ряд, на них ставили станки. Нет ни крыши, ни стен – голое поле! А работа кипит!.. Уж и кабель к станкам подведен, проложены рельсы, чтоб отвозить груз… А у станков стоят девчонки.

«Они, бедные, болванку поднять не могут, – вспоминает Семён Григорьевич. – Толщина-то метр! Стоят, слезы текут. Ну а мы молодые, здоровые, хоть неважно кормили нас, но не измучены, помогаем, чем можем. Разведут костер – погреют над ним руки, опять к станку. Я думаю, погибли эти девчонки, тяжелая была, страшная работа… В то время каждый, кто шевелился, работал – значит, помогал победить. Доярка доила корову – она тоже помогала фронту!.. А в 1942 году приехал к нам на завод генерал, благодарил, сказал, что без вашего завода трудно нам будет победить!».

В рабочем батальоне Семён прослужил три года. Вернулся домой. Мать умерла с голоду (в колхозе хлеб был, а не давали людям), сироты голые и голодные. Получил в колхозе причитавшиеся за работу 2 центнера зерна – всего напекли, задумался, как жить дальше…

Девчонки на Семёна посматривали, да понимали, какое «приданое» за женихом – четыре малых девчонки да брат (второй, разведчик, скончался в госпитале), замуж не стремились! А в октябре 1944 года его послали учиться на механизаторские курсы в Нерчинск. Вроде, на полтора года собирали, да вытолкнули раньше, но именно здесь встретил Семён свою Надежду. Девушка была бригадиром трактористов в Усть-Начине Усть-Карского района. Не побоялась трудностей, стала хозяйкой большой семьи, и вместе с любимым мужем они прожили 64 года!

Дождалась земля

Надежда Михайловна работала в больнице, а он – сначала участковым механиком, потом разъездным, затем механиком по комбайнам, а вскоре поставили его завмастерскими МТС. По возвращении с курсов вступил в партию, одно время работал неосвобожденным секретарем в МТС – было у него 18 коммунистов.

«После войны механизаторами в основном были девушки, – вспоминает Семён Григорьевич. – Редко где какой немножко корявый мужичок, который не был в армии, попадётся. А девушке труднее с техникой возиться! Вот, к примеру, одна тракторная головка, это 90 кг, надо ей поднять! То же колесо стащить или чего-то другое. Трудновато было, но делали! Райком смотрел каждый день, сколько техники подготовили, как подготовили».

Сколько земли перепахал лично он и не сосчитаешь! Шесть лет на тракторе до армии, да и потом. «Более, чем на целине, – замечает ветеран. – А когда поднимали целину, то всё сплошь пахали, соединили и целик, и мягкое – всё в колхоз! Работали на самых больших тракторах С-8. По десять корпусов каждый тянет – мощные трактора. Вечером зашли три трактора на Елань (территория за Калгой), утром люди встали – вся Елань чёрная, всё вспахали! Как писал один профессор – дождалась земля людей».

Всю свою жизнь Семён Григорьевич Жилин отдал Калге, никуда не ездил. Организовал ПМК из трёх бригад (третья в Нер.-Заводе), инженеров вообще в деревне не было в то время, один он был со среднеспециальным образованием. ПМК занималась установкой на фермах всего комплекса механизации. И в мелиорации пришлось поработать, и шофером даже, и лес корчевать, отводить воду от полей.

«Проблемы с запчастями были страшные, – рассказывает он. – Ездили за ними в Борзю, а если не было новых – реставрировали. В основном реставрация и была. Где-то заварили, где-то расточили, где-то новую выточили деталь. Иногда придут с райкома: «Этот трактор когда выйдет?» – «Не выйдет ни сегодня, ни завтра…» Вот и решаем, где детали достать!»

Беспокойный

Из руководителей страны Семён Григорьевич любит Ленина и Хрущева. Первого – за колхозы, за то, что от малопродуктивного единоличного труда перешла страна к машинам и огромным, невиданным прежде объёмам пашни. Второго – за требовательность и строгость.

«По два раза в год в Читу мы ездили, – вспоминает. – Весной обязательно вызывают – рассказывают, как сеять, как сеялку переоборудовать. Мораль такую читают 10 дней! Ничего, говорят, отдохнете в следующий раз. Осенью уборка – опять вызывают, воспитывают. Это был всё наказ Хрущева! Пробирало здорово. Он молодец! Америке кулаком погрозил и все замолчали!»

О себе Жилин говорит честно: «Я беспокойный страшно, в кабинете не просижу!». Он и не сидел, всегда в движении, в работе. На семью и собственных детей времени почти не оставалось – уезжал в пять утра, возвращался глубокой ночью.

В 1956 году первый секретарь райкома партии Космачев сказал дочке Семёна Григорьевича (та дружила с его дочкой): «Пусть отец дырку сверлит под Орден Ленина! Документы отправили».

Но ордена не пришло – в том, что отца осудили и расстреляли необоснованно, страна призналась позже, а тогда это считалось «аргументом» – как же награждать, если отец – «враг народа»?..

В 1957 году Семёну Григорьевичу была вручена медаль «За освоение целинных и залежных земель». Он награжден медалью «За трудовое отличие».

Вот уже 35 лет он на пенсии – ушел по сроку. Возрасту старается не поддаваться. Но шутка ли – 95!

«Шевелюсь, делаю зарядку, – рассказывает Семён Григорьевич. – Водку я никогда не пил и не пью. Курить – не курю. Как-то в молодости купил пачку, всех угощал, сам одну выкурил да бросил – зачем мне это нужно?!».

Двое детей у труженика, внуки, правнуки, а праправнучке нынче 5 лет исполнилось!… Столько же, пять лет, нет с Семёном Григорьевичем его верной Надежды. Вспоминает он её часто. Как скучает, перебирает свой архив – в особом порядке сложены здесь почётные грамоты, благодарности, фотографии. Особая бумага – о репрессированном отце.

Он помнит, где и как должна лежать каждая. Не терпит беспорядка, как и в жизни, и сам лично наводит порядок в этом небольшом хранилище большой человеческой жизни…


Мария Вырупаева, «Забайкальский рабочий» № 160

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter