Город Зима Происшествия Наводнение снова пришло в Забайкалье

«Постелите паласики». Как зимует одинокая женщина в пережившем наводнение доме

От пола тянет холодом, гниет картошка, а дверь повело

«Проходите, обувь не снимайте, а то полы холодные», — Татьяна Салимовна, приглашая нас в дом, отпинывает от двери шубу. Без нее в дом в начале улицы Аянской, переживший наводнение, проникает мороз.

Обувь мы все-таки снимаем, и чувствуется, что от половых досок тянет прохладой. Хотя в доме топится печь.

В 2018 году дом затопило внутри

Наводнение дом переживал дважды. В 2018 году вода зашла в комнаты, подтопила вещи, но ущерба оказалось недостаточно для получения выплаты за частичную утрату имущества. Татьяне Грицюк и ее детям заплатили по 10 тысяч рублей, в выплате 50 тысяч отказали.

— Говорят, надо чтобы пострадали три вещи — холодильник, стол, что-то еще. А у меня плита после наводнения не перестала работать. Вот и получается, что дом утонул, а плита работает — значит деньги не положены, — отмечает женщина.

По законодательству частичная утрата имущества, за которую пострадавшим платят по 50 тысяч рублей, это уничтожение трех любых предметов первой необходимости. В их число обычно входят предметы для хранения и приготовления пищи и предметы для ее употребления, мебель для сна, телевизор или радио и предметы средств водоснабжения и отопления.

С прошлым наводнением она уже смирилась, но в 2022 году река вышла из берегов снова. В доме ее не было, на участке вода простояла три дня, а в подполье и того больше.

Грунт под полом медленно осыпается
В подполье вроде порядок, но чувствуется, как там в сырости подгнивает картошка

— Посыпались под полом подпорки. В маленькой комнате подо мной проломилась доска, я упала. Благо была в сапогах. Больше доски нигде не ломались, но пол ходит ходуном — порой страшно. Начали промерзать окна, и натопиться невозможно.

Вроде бы вверху тепло, а от пола ноги стынут. Я даже вечером сижу перед телевизором и приходится ноги поднимать, чтобы не мерзнуть, — Татьяна Салимовна пытается с улыбкой показать, как она скрючивается на диване. Но ничего смешного в этом нет.

Вроде дом невелик — кухня и две комнатки, но на отопление, по словам хозяйки, надо откладывать денежку с пенсии весь год.

Печь до потопа, говорит хозяйка, справлялась с отоплением дома
Если закрыть дверь в комнаты, то в кухне будет тепло, но тогда спать придется в прохладе

— Приходила комиссия, я не знаю, что за люди. Но мне посоветовали: постелите, мол, паласики, чтобы пол теплее стал. А толку-то с тех паласиков? Да и купить их сначала надо. А я с лета откладывала на дрова и уголь — выходит мне почти 50 тысяч. Это три машины дров по 15 и две машины угля по 12. Да и топить я устала. Порой, чтобы меньше жечь, я дверь из кухни в комнаты закрываю. Тут тепло, хорошо, но потом там-то холодно, как мне спать?

Дочери пришлось уехать от меня, потому что ребенок у нее начал болеть. То ли от холода, то ли от сырости. Я тоже болею постоянно. А ведь до потопа было тепло. Дом хоть старенький, но сделан добротно. Муж, царствие ему небесное, в свое время сделал каменные завалинки и вообще следил за домом, — женщина начинает плакать.

Пенсионерка откладывала деньги с лета, чтобы запастись дровами

Сквозь слезы она повторяет чьи-то советы: мол, пусть вам дети помогают. Один сын живет за забором, у него тоже два раза топило дом. В первый раз выплату за частичную утрату имущества он получил, во второй — не смог. Во время визита комиссии его вызвали на работу, и добиваться выплаты он не стал. Из всей помощи мужчине достался только мешок картошки.

Татьяна Салимовна замазала трещину на фундаменте, спасая тепло

Второй сын Татьяны Грицюк тоже не получил денег, так как его во время потопа не было дома.

— В Центре социальной защиты населения дали письменный отказ, в котором говорится, что не установлен факт моего проживания в этом доме, поэтому выплат не будет. Я показал документ, что был на работе, но его не приняли во внимание. Более того, мне по закону нельзя менять место жительства. Я в доме прописан и живу в нем, и после наводнения в 2018 году мне заплатили 10 тысяч, — рассказывал он ранее «Чита.Ру».

Летом Читинка в районе Аянской вышла из берегов

Вернувшись с работы, он обжаловал отказ в прокуратуре и снова уехал на прииск.

— Дети мне помогают, но у них свои семьи и свои расходы. Не могут они меня полностью содержать, — подытоживает хозяйка.

Вообще, откровенно говоря, дом Татьяны Грицюк не производит впечатление аварийного. В нем аккуратно подлатан пол, замазаны трещины на завалинке, стоит на месте печка. Приходилось видеть дома и в более плачевном состоянии. Но вот мерзнущие ноги, гниющая в подполье картошка и старая шуба у входа — как с этим зимовать пожилой женщине?

Глава Ингодинского района Читы Михаил Шибаев говорит, что вопрос этот спорный.

— Стало холодно после наводнения, а было ли тепло до этого? Чтобы не быть голословным, нужно, чтобы истину установили эксперты. Если жилье не признали аварийным, то можно нанять специалистов лицензированной организации и оспорить решение органов власти.

Вообще любые решения можно оспорить. Защита прав имеет заявительный характер. То есть человек должен заявить о том, что получил ущерб, обратиться с заявлением в органы власти, а если ему не понравится решение — опротестовать его. С вопросами о получении выплат надо обращаться в Минсоцзащиты, а по жилью — в Минстрой. Если не согласны — есть возможность обратиться в прокуратуру.

Ну и можно прийти в администрацию района за консультацией. Мы всем объясняем порядок действий. Буквально на прошлой неделе приходили люди со 2-й Шубзаводской по вопросу получения 10 тысяч рублей. По опыту наводнения 2018-го могу сказать, что обращения будут еще года два, — сказал Шибаев.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления