Здоровье интервью Немакина: «Безмерно уважаю и люблю каждого специалиста»

Немакина: «Безмерно уважаю и люблю каждого специалиста»

Проблемы в отрасли есть, но их становится меньше

Оксана Немакина возглавляет забайкальское здравоохранение с 2021 года

Министр здравоохранения Забайкалья Оксана Немакина руководит ведомством больше 3 лет. Отрасль за это время прошла пандемию, проблемы с кредиторкой и оттоком специалистов. Однако почти все они пережиты, и медицина Забайкалья сейчас на подъеме, хотя проблемы остаются. Редактор «Чита.Ру» Андрей Козлов побеседовал с главой Минздрава о пандемии, деньгах и людях.

Ниже приводится отредактированная расшифровка «Редколлегии» от 5 июня.

«Без медиков жить невозможно»

— У нас очень много тем для обсуждения, но мы договорились, что в этот раз весь спектр вопросов, которые касаются здравоохранения, обсуждать не будем. Но подведем некоторые итоги. До того как перейти к конкретным цифрам, я задам традиционный вопрос вначале, связанный с тем, что к отрасли здравоохранения вообще всегда было приковано отдельное внимание. И у нас всё не слава богу с этой отраслью. Это связано и с недостатком ресурсов, и с огромными расстояниями, и с бесконечными реформами, и с кадровыми перестановками в Министерстве здравоохранения. Но тем не менее вы четвертый год уже министр здравоохранения. Вся система пережила пандемию коронавируса. Система здравоохранения вышла более сильной из этой пандемии, более собранной или какой-то другой?

— Фраза «не всё слава богу», наверное, уже на сегодняшний день не совсем правильная. В общем и целом, слава Богу. Есть моменты, которые нам мешают развиваться на сто процентов и с большим отрывом по сравнению с допандемийным периодом.

Я считаю, что наша отрасль действительно нашла наиболее сильное место. Наши кадры вместе стояли на защите жизни людей, научились больше и лучше понимать друг друга, руководителей. Сами сотрудники наших медицинских организаций — большие профессионалы. Безмерно уважаю и люблю каждого специалиста. Это не лукавство, это не лесть и не комплимент. Причем ведь даже во время пандемии не останавливали действие программ: и модернизация действовала, и нацпроекты все действовали. И всё это вместе и тогда вытащили, а сейчас, я думаю, даже еще больше стало понимания у медицинских работников, где они находятся, какое место они занимают.

Действительно, отрасль здравоохранения всегда притягивает пристальное внимание. Всегда будет больше требований именно к нашей отрасли. Почему? Потому что без медиков жить невозможно. И, конечно же, требования к медицине всегда гораздо более высокие. Поэтому и жалоб гораздо больше, и претензий больше, и внимания больше. И внимания больше на всех уровнях: это и наше население, наши пациенты потенциальные, это и органы власти, которые предъявляют вполне справедливые требования в условиях реалий.

Справедливости ради могу сказать, что медицина на месте не стоит, и многие вещи сейчас у нас уже используются, и применяются какие-то новые виды технологий, которые позволяют приблизить медицинскую помощь даже к самым отдаленным местам.

Не всё удается. Да, есть проблемы, и никогда Минздрав об этом не молчал. Мы всегда говорили: есть проблемы с кадрами, есть какие-то проблемы с логистикой в связи с нашей территориальностью, удаленностью населения. Есть проблема, хоть на меня и обижаются жители Забайкальского края, критике я подвергалась из-за этого, — это недобросовестное отношение к собственному здоровью. И всё это, конечно, в совокупности дает определенные какие-то негативные факторы. Но в целом отрасль крепкая. И даже те кадры, которые сейчас работают и за себя, и за отсутствующего медика, — большие профессионалы, благодаря им сохраняется большое количество жизней.

«Молодежь не желает терять блага цивилизации»

— Здравоохранение, безусловно, держится на людях, как вы уже сказали, и мы сейчас еще коротко об этом поговорим, но и на деньгах в том числе. На круглом столе по работе системы обязательного медицинского страхования (круглый стол проходил в конце марта. — Прим. ред.) для меня явилось некоторым удивлением, что очень резко вырос бюджет Территориального фонда ОМС. Это прям скачок, который произошел в последние несколько лет. И понятно, что это результат некоторых усилий. Бюджет составлял 22,3 миллиарда рублей на 2023 год, рост на 10% практически по отношению к 22-му году. Что повлияло?

— Мы не только делали в 2023-м, мы и на 24-й год добились повышения еще почти на миллиард, благодаря работе совместно с субъектами ДФО. Мы готовились к Госсовету, прорабатывали различные варианты и просьбы, когда нас субсидировали, когда нам субвенцию увеличивали. Там очень много составляющих факторов, но это действительно слаженная работа команды Минздрава, Территориального фонда и правительства.

— Насколько я помню, применялся какой-то коэффициент новый, да?

— Совершенно верно. Это коэффициент плотности населения, нашей территориальности. Работа большая, удается, может быть, не всё, но мы продолжаем работать. Сейчас по специальным выплатам работа ведется, по увеличению заработных плат. Причем мы значительно увеличили заработные платы и планируем, что до конца года они кратко увеличатся, но при условии выполнения своих трудовых функций. Очень много вопросов от коллег, «почему такая заработная плата, нам обещали вот такое, а стало...» Начинаем разбираться детально, смотрим: специалист не выполняет свою функцию. Поэтому у нас все наши специалисты на эффективных контрактах. И если есть какие-то моменты, где стимулирующие не назначаются, это неисполнение, лишение или что-то еще, конечно, там заработная плата отличается от той, которую мы анонсируем. Но это частности. А в целом заработная плата прилично вырастет и у среднего медицинского персонала, и у врачей.

— Какая сейчас средняя зарплата у врачей?

— В районе 88, по-разному. Безусловно, мы обратили внимание на фельдшеров, потому что фельдшера — это те специалисты, которые являются первым звеном, особенно те, кто работает в фельдшерско-акушерских пунктах, которые встречаются с пациентами. И больше нагрузка падает именно на ФАПы. С ними мы тоже работаем. Там тоже у нас дефицит.

Дефицит обусловлен тем, что молодежь не очень желает ехать работать в сельское поселение, терять блага цивилизации. Молодежь у нас сейчас немножко другая, нас делали по-другому. Мы это обсуждали с медицинской академией, с колледжами. Мы в прошлом году запускали программу «Вектор будущего», которая пока, к сожалению, немножко забуксовала ввиду отсутствия возможностей материальных, но я думаю, что она не умерла совсем, потому что интерес остается и 23 проекта шикарнейших, и один из проектов подхватила партия «Единая Россия». И учились у нас дети даже из Луганского университета, четыре человека, и Луганский университет забрал к себе эту программу.

Работы ведется много. Но и мы еще работаем с другой стороны. У нас очень серьезная выездная работа: и плановая, и неплановая, где мы работаем с администрациями и учреждениями, чтобы они эффективнее использовали свои финансовые средства. Сократили кредиторскую задолженность в два раза как раз благодаря и дополнительным финансовым вливаниям, и работой на эффективность расходования финансовых средств.

— Просроченная кредиторка на конец 2022 года составляла 608 миллионов, на конец 23-го года она меньше 300. А сейчас?

Кредиторская задолженность (долги перед контрагентами, по налогам, зарплате, займам и кредитам) в системе бюджетного здравоохранения в Забайкальском крае раньше постоянно колебалась в пределах 1–1,3 миллиарда рублей. На конец января 2023 года она составляла около 1 миллиарда рублей.

— Примерно так и осталось.

— Я помню времена, когда просроченная кредиторка была больше миллиарда.

— Да, было такое. Но есть определенный вид цикличности в просроченной кредиторской задолженности в течение года. Мы считаем на конец года, потому что это для нас показатель, справились мы или нет.

«Дело даже не в деньгах»

— Теперь история про кадры. Я вижу рост целевых показателей: уровень обеспеченности врачами на 10 тысяч населения, прежде всего, и отток врачей, про который годами говорится. То есть был отток-отток, потом вам удалось ситуацию стабилизировать и даже обеспечить небольшой прирост по количеству врачей. То же самое в оттоке среднего медицинского персонала. Пока сохраняется именно отток, но видно, что ситуация в целом изменилась. Что вы делаете?

— Очень много работы. Это работа и с нашими профессиональными образовательными учреждениями и высшего звена, и среднего звена. Это работа непосредственно с самими целевиками. Ну и политика в целом поменялась в учреждениях: больше подъемные, снимаем им квартиры, ищем жилье и так далее. Там факторов очень много. Престиж профессии — учредили премию «Лучший врач Забайкальского края», и количество претендентов-соискателей с каждым годом становится всё больше и больше. Это очень важно для медицинских работников, и дело даже не в деньгах, а в звании, в тех наградах, которые они получают.

— История про поддержку врачей и про меры поддержки. Много обсуждается тема жилья. Вы ее тоже упомянули. И есть эта история, которую мы уже тоже с вами обсуждали, и на круглых столах в том числе, связанная со строительством домов для медиков, в том числе есть проект «Медик Парка» в районе Коханского (застройщик — компания «Атолл» — планирует построить дома для медиков за зданием Краевой детской клинической больницы на улице Коханского. — Прим. ред.), есть еще какие-то варианты. На каком этапе эти разговоры, переговоры?

— Очень хороший, интересный проект, потому что да, конечно, больше дефицит у нас в районах по специалистам-медикам, но и в городе по отдельным узким специальностям у нас тоже есть дефицит. И одной из мер закрепления кадров и в Чите, и в принципе в субъекте является все-таки предоставление жилья. И проект очень хороший, проект жизнеспособный, он сейчас на стадии разработки.

— В части мер поддержки?

— Совершенно верно. То есть как это поможет нашим медикам, в каком контексте то жилье, которое планирует делать застройщик на этой территории, насколько будет удобно и какая будет льгота для молодых специалистов, которые заканчивают, готовы остаться в регионе работать, получение этого жилья на каких условиях. Вот это будет самое важное. И если действительно эта программа будет реализована, как она задумана, это будет очень хорошим подспорьем для наших специалистов, думаю, не только врачей.

«Очень большие пробелы у нас во многих вопросах»

— Поскольку мы говорим про кадры, я не могу не задать вопрос, который много кого тревожит, — кадровые перемены в ЧГМА. Вы отслеживаете этот процесс? Он важен для вас?

— Вообще работа и взаимодействие с Медакадемией — это, наверное, одна из самых важных частей работы Минздрава, потому что на первом месте всегда были кадры, и это кадры не только рядовых врачей, это еще и управленческие кадры. И с Натальей Викторовной [Ларёвой], новым руководителем, и с ректоратом мы уже обсуждали наши запросы от Минздрава по кадровому потенциалу, и в первую очередь сейчас мы работаем над тем, как будут обучаться наши руководители учреждений.

От руководителя на месте зависит на самом деле очень много. К сожалению, часть руководителей у нас даже не понимает своей роли в учреждении, что они самостоятельные люди и самостоятельно принимают какие-то решения и несут за них ответственность. У нас обычно решения принимаются, а ответственность, они думают, несет Минздрав. На самом деле это не так, потому что есть определенные полномочия у Минздрава, а есть полномочия у юридического лица и у руководителя по уставу. Поэтому очень большие пробелы у нас во многих вопросах.

Мы планируем начать летнюю школу, пока цифровую, для главных врачей, потом распространим ее на других специалистов, нам помогает Наталья Вадимовна Ушакова, советник губернатора в этом отношении, она нас сподвигает, скажем так, на такие широкие действия, и она абсолютно права, я считаю, потому что на месте не стоит время, и очень многие реалии для нас остаются сейчас еще пока где-то за гранью. Мы должны сами изучить, Минздрав, научиться и научить наших руководителей, чтобы мы были готовы к переходу на серьезную цифровизацию, на искусственный интеллект и так далее.

Образование базовое на кафедре организации здравоохранения на сегодняшний день не устраивает Минздрав вообще, и мы об этом разговаривали тоже с ректоратом и с Натальей Викторовной. Они с нами согласны, и, насколько я знаю, в планах возродить кафедру по организации здравоохранения ДПО, постдипломная подготовка и подготовка уже стажированных кадров. Мы сделали определенный перечень тем, причем на самом деле они утверждены, просто мы их чуть-чуть подкорректировали, добавила я свое видение. Мы это обсудили и надеемся, что в ближайшее время кафедра будет перестраиваться и привлекать дополнительных специалистов, тех, кого не хватает в медицинской академии по определенным компетенциям: управленческие — управление персоналом, управление финансами, юридические аспекты какие-то дополнительные, общие, которые нужны нашим управленцам. И мы будем наших главных врачей учить совершенно по-другому.

Мы начнем сейчас с этого, естественно, сделали запрос уже и с Натальей Викторовной обсудили, что у нас не хватает в медицинской академии ряда кафедр для подготовки определенных специалистов. То есть детям приходится уезжать, чтобы проходить ординатуру в других вузах после окончания медицинской академии, готовиться по тем специальностям, которые не готовят у нас. Но, естественно, уже этот ребенок не вернется в наш субъект, потому что, как правило, остаются там, где они заканчивают постдипломное образование. Нам это не нравится, медакадемия с этим согласна, Наталья Викторовна с этим согласна, она нас поддерживает, поэтому мы работаем в этом отношении.

Еще мы обсудили очень интересный аспект, что мы будем все-таки работать над патриотическими моментами воспитания, начиная с первого курса. У наших студентов в силу, может быть, каких-то современных тенденций, кое-что утратилось, как учили, готовили нас. Как готовят сейчас молодежь, на что их настраивают? На какие-то сразу огромные финансовые заработки без получения практических навыков и так далее. То есть дети немножечко со сдвинутой системой координат выходят из нашего вуза. Мы об этом тоже говорили, понимание с момента поступления ребенка в медицинскую академию, что он должен получить все-таки знания и опыт и набраться практических знаний, прежде чем он станет реальным специалистом. То есть очень много таких фундаментальных вещей, которые мы уже для себя наметили, и медицинская академия начала работать в этом отношении. Я думаю, что у нас всё получится.

— Вас не тревожит выбор ректора Медакадемии в этом году? Или думаете, у вас там есть какое-то понимание, кого логично поддерживать? Или это не к вам вопрос вообще, а в целом?

— Вообще не ко мне вопрос. Вы знаете, повлиять на выборы Минздрав не может. Мы поддерживаем Наталью Викторовну, насколько это возможно. Но все те процессы, которые происходят в Медицинской академии, — это процессы Медицинской академии. И те моменты, которые должен сам кандидат на пост ректора проявлять, — это непосредственно проблемы, скажем так, и возможности самого кандидата. Если от нас попросят какие-то ходатайства, если они как-то могут поддержать действующую команду, мы поддержим действующую команду, нашли общий язык, у нас прекрасно всё получается.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE1
Смех
HAPPY3
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY1
Печаль
SAD4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
Деньги — переоценены. Российский бизнес-тренер Аветисян разложил по полочкам идеи, бренд и спрос
Редакция «Чита.Ру»
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Рекомендуем
Объявления