СЕЙЧАС -19°С
Все новости
Все новости

Тарифная расплата за АТЭС, Олимпиаду и «Мистрали»

Профессор экономики Евгений Касьянов - о том, как на плечи россиян ложатся внешние долги, грандиозные проекты и отток капитала.

С первого января рост тарифов на ЖКХ в Забайкальском крае составил 10-14%. В новом году также увеличились акцизы, в том числе на ГСМ, и некоторые налоги. Экономист Евгений Касьянов в комментарии «Чита.Ру» рассказал, что таким образом правительство покрывает расходы на проведение Олимпиады, чемпионата мира по футболу, саммита АТЭС и покупку кораблей «Мистраль».

- Чтобы говорить о сегодняшней ситуации с повышением цен, нужно вспомнить 2007 год — самый благополучный для российской экономики год. К тому времени страна ударным трудом добилась полной зависимости госбюджета от нефтепродуктов и газа. Доля сырья у нас в экспорте составила 95%.

В связи с этим я думаю, что нам нужно отменить рубль и ввести другую национальную валюту — баррель. И следить не за колебаниями курса рубля по отношению к доллару или евро, а за стоимостью барреля.

При этом в 2007 году нефть стоила $70, а деньги у нашего правительства находились на всё — на Олимпиаду, саммит АТЭС и так далее. В 2010 году нефть стоила уже $90, а денег никуда не хватало. Несмотря на хорошие доходы бюджета, началось повышение налогов и урезание расходов. Почему это делается? Ларчик открывается просто: финансовое состояние страны определяется не только доходами федерального бюджета.

Вспомним, что в 2007 году приток частного капитала через разные каналы — прямые или портфельные инвестиции — составил около $90 миллиардов. В 2010 году чистый отток капитала по данным Центробанка — почти $40 миллиардов.

Частные фирмы и квазигосударственные компании в 2007 году умудрились занять на международном финансовом рынке $140 миллиардов. Для сравнения можно вспомнить, что международный долг Советского Союза за всю его историю составил, по разным оценкам, $141-$147 миллиардов.

Три года назад деньги в экономику приходили, а сейчас финансового заимствования просто нет. В недавнем прошлом рос рынок и в этих условиях — при увеличивающихся объёмах, растущих ценах — брать взаймы было удобно. Чем компании и пользовались. А теперь такой возможности нет. Зато есть внешний долг России, который Центробанк оценивает в $482 миллиарда.

Естественно, что эти кредиты надо обслуживать, отдавая процент помимо основного долга. Если в кредит берутся миллиарды, то даже 5-7% составят огромные деньги.

Кстати, Россия увеличила и внутренний государственный долг. Заимствования государства в виде облигационных займов выросли на 34% за год. Теперь он составляет 2,5 триллиона рублей. Внутренний долг тоже надо обслуживать, и это обходится примерно в 400 миллиардов рублей. Это не копейки, а существенное давление на госбюджет. Даже без учёта денег, которые занимали регионы и муниципалитеты.

С другой стороны, госбюджет резко увеличил долю расходов. Не на науку, образование или зарплату учителям, а на другие цели. Ведь невозможно вкладывать в военный бюджет 20 триллионов рублей, покупать за миллиарды долларов корабли «Мистраль» и одновременно финансировать образование.

Помимо этого существуют и мегапроекты, к которым я не буду относить строительство инфраструктурных вещей, типа различных нефтепроводов.

Один из таких мегапроектов - саммит АТЭС — по самым скромным подсчётам, обойдётся стране в $10 миллиардов. Сочинская олимпиада — в $15 миллиардов. Чемпионат мира по футболу — по разным оценкам — $50-$100 миллиардов. Деньги на это будут потрачены из бюджета, как бы Путин ни советовал Абрамовичу раскошелиться. Возможно, он и потратит какую-то сумму, чтобы получить двукратную компенсацию от государства.

Вдобавок можно вспомнить и про последствия кризиса. По объёму средств, направленных на их погашение, Россия оказалась в тройке лидеров рядом с Китаем и США. Хотя сравнивать объёмы валового внутреннего продукта и резервы США или Китая с нашими — просто смешно. ВВП и доля произведённой продукции на душу населения в Америке в 15 раз больше чем в России. Тем не менее, Россия умудрилась ухлопать $195 миллиардов на эти цели.

Механизмы извлечения денег

Такую политику ведёт наша правящая партия «Единая Россия», в которую входит вся политико-экономическая, так сказать, элита и некоторые олигархи. Именно из-за этой политики Россия основательно поиздержалась, и, столкнувшись с дефицитом, правящая партия прибегла к повышению налогового бремени граждан и бизнеса, в первую очередь, малого.

С 1 января был отменён единый социальный налог, и введены три сбора в фонды соцстраха, медстраха и пенсионный фонд. Автоматически увеличилась нагрузка, причём на малый бизнес гораздо больше. Если раньше бизнес, который находился на упрощённой системе налогообложения, отдавал 14,2% отчислений в фонд оплаты труда, то сейчас будет вынужден платить 34%. При этом увеличились не только суммы платежей, но и документооборот. А это для малых предприятий, где, возможно, работает приходящий бухгалтер, тоже существенные расходы. Механизмы извлечения денег из граждан, запущенные «Единой Россией», работают безотказно и на полную катушку.

В числе таких механизмов — повышение акцизов на ряд товаров — на топливо, спирт, сигареты. Надо понимать, что акцизы относятся к так называемым косвенным налогам, которые платит не бизнес, а потребители.

Налоговое законодательство в стране устроено таким образом, что почти 2/3 розничной стоимости бензина — 66% — это налоги. Значит, чтобы снизить его стоимость, нужно снизить налоги. Но этого, как мы видим, не происходит.

Возвращаясь к акцизам, можно посмотреть 182 статью 22 главы Налогового кодекса, посвящённой акцизам: «Объектом налогообложения признаются следующие операции: реализация на территории Российской Федерации лицами произведённых ими подакцизных товаров...». Следовательно, плательщиком акциза является производитель определённых товаров, который уменьшает налогооблагаемую прибыль. Но для того, кто покупает подакцизные товары — увеличение акциза — это просто рост цены.

Можно объяснить наглядно: производитель бензина после повышения акциза на один рубль поднимает цену только на этот рубль. Оптовый покупатель, берущий бензин для дальнейшей реализации, устанавливает свою торговую наценку, от которой и зависит его прибыль. То есть цена у этого оптовика увеличится на 1 рубль 30 копеек, а с учётом НДС — и на все 1,5 рубля. В рознице тот же бензин при увеличении акциза автоматически дорожает на 1 рубль 55 копеек. Это относится не только к бензину, а ко всем подакцизным товарам, потому что так устроено налогообложение. Не дай бог, если товар пройдёт двух перепродавцов — наценка будет двойная.

Ещё один механизм извлечения денег — налоги. С 1 января 2012 года в два раза снижается базовая ставка транспортного налога. В то же время депутаты-единороссы федеральным законом № 307 от 27 декабря 2010 года изменили налоговый кодекс, делегировав региональным властям право на повышение ставки налога в 10 раз.

Я провёл небольшой мониторинг и выяснил, что ни один регион не снизил эту ставку. Ряд субъектов федерации заявил о действии прежней ставки. У нас в крае никаких поправок не принято, и, значит, стараниями местных единороссов будет действовать старая ставка.

Акциз на бензин, как, улыбаясь, говорил Алексей Кудрин, повысился на рубль, умолчав при этом, что в розницу топливо подорожает на 1,5 рубля. А транспортный налог останется на прежнем уровне.

Таким образом «Единая Россия», столкнувшись с проблемой нехватки денег, будет решать эту проблему за счёт гражданского населения. Народ этого ещё не понял, но обязательно поймёт, так как изменения произойдут в стоимости почти всех подакцизных товаров.

Тарифы по потребности

Любой компании нужно развиваться, а для этого, естественно, необходимы средства. Получить которые можно несколькими путями — за счёт прибыли, амортизации собственных средств, увеличения капитала компании и кредитных ресурсов.

Когда некая компания приходит в Региональную службу по тарифам (РСТ) обосновывать тариф на следующий год, то сообщает о размере себестоимости и плановой прибыли. В том числе, компания указывает, куда планируется направить прибыль — на зарплату выдающегося менеджмента, инвестиции или куда-то ещё. А право РСТ, то есть государства, отрегулировать эту часть расходов.

Тут возникает основной вопрос — почему монополисты живут под коммунистическим лозунгом - «от каждого по потребностям»?

Но у коммунистов была оговорка — потребности должны быть разумными, а у монополий такой оговорки нет. Свои потребности компании могут раздувать до бесконечности, при этом не сокращая издержки, хотя и должны это делать. Причём их сокращение можно проводить не за счёт урезания зарплат, а, в первую очередь, за счёт повышения эффективности управления. Ведь если вы ремонтируете по пять раз одну трубу, тратите на эти цели не 5 миллионов рублей, а 20, то это называется неэффективностью и приводит к лишним необоснованным расходам.

Второй момент, касающийся экономической обоснованности, — это время повышения тарифов. Они, как известно, повышаются в начале года. С 1 января на радостных граждан и ещё более радостных предпринимателей обрушивается лавина наценок на тепло, воду, электроэнергию, перевозки, ЖКХ и так далее.

Только почему с 1 января? Естественные монополии отвечают — из-за инфляции. Но как они угадывают её рост? За прошлый год уровень инфляции составил 8,8% - за целый, подчёркиваю, год. То есть инфляция растёт, скажем, на 1% в месяц, а тарифы растут моментально на 14,9% в начале года.

Получается, что «Единая Россия», как правящая партия, организовала упреждающее кредитование монополий гражданами и предпринимателями.

Третья сторона в этом вопросе — доля естественных монополий в раскрутке инфляции. Нужно понимать, что, увеличивая тарифы в январе, мы запускаем инфляционный процесс на весь год. Ведь из-за тарифов начинается рост всех цен и их перекладывание на потребителя.

Посмотрите — за первую декаду января, по данным Росстата, цены выросли на 1%. Хотя страна в это время не работала. За счёт чего выросли цены? В ответ слышится бормотание о наценках на продовольствие и так далее. Но это уже отдельная тема. Хотя понятно, что всё дорожает из-за тарифов. Поэтому возникают вопросы — насколько обосновано их повышение именно в январе, когда ничего непонятно, где в них доля издержек естественных монополий, как эти издержки сокращаются, и каким образом повышается эффективность?

Вопросов очень много. Ответ может быть один — нужно понимать, что тарифы — это, в том числе, налоги, которые идут в бюджеты всех уровней и подлежат распределению «Единой Россией». А потом мы говорим об эффективности производства, об отсутствии промышленности, о поддержке малого бизнеса. Вот если правящая партия занимается распределением должностей и денег, то было бы неплохо нести ответственность за всё, что происходит в стране. В том числе, и за холодные батареи, текущие крыши, грязные улицы и прочие проблемы. Раньше райкомы компартии довольно успешно справлялись с этими задачами по просьбам трудящихся. Так давайте обращаться с подобными вопросами по адресу: Анохина, 67.

Уйти от этого, как я считаю, в рамках существующей политической модели — невозможно. Экономика России уже давно стала заложницей политики. Поэтому политика - очень прибыльное дело. Для некоторых.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter