kuka
СЕЙЧАС -15°С
Все новости
Все новости

Прекратите вмешиваться в редакционную политику – в обзоре событий недели

Фотографам и операторам что нужно сделать для положительного имиджа региона? Вырезать из кадра рассыпающуюся китайскую плитку и обходить стороной желание сотрудников суда иметь у себя под носом охраняемую стоянку для личных машин?

Андрей Козлов: Отрицательный имидж положительного созидания

Кто и когда в Забайкальском крае начал бороться за «положительный имидж региона», автоматически возложив ответственность за него на региональные СМИ, доподлинно неизвестно. Дискуссия вокруг того, что журналисты почему-то вдруг стали ответственны за какой-то там имидж региона, связана исключительно с непониманием региональной властью инструментов влияния на информационное поле. Региональная власть во второй половине 2000-х пропустила момент, когда сразу два региональных интернет-СМИ наколотили себе аудитории, которые измеряются сотнями тысяч человек. Пока на Чайковского, 8, годами рассуждали о том, как бы забороть комментарии в интернете, этот самый интернет стремительно отвоёвывал влияние у традиционных СМИ, а власть этому интернету старательно подыгрывала, медленно разваливая собственные СМИ. Что теперь делать с этими проклятыми информационными агентствами и воинствующим Кантемиром – совершенно непонятно, а потому попросим их в очередной раз задуматься о положительном имидже региона, быть может, они в этот-то раз одумаются.

Мы десятки раз писали об этом, но я не устану повторяться – СМИ не имеют никакого отношения к положительному имиджу региона. Я вообще не уверен, что у региона может быть какой-то имидж – чтобы он был, его нужно как-то измерять, без измерений всё это – пустая говорильня.

Нынешние СМИ, особенно информационные агентства, особенно агентства в таком экономически отсталом регионе, как Забайкальский край, стараются рассказывать о том, что происходит вокруг, ориентируясь в основном на предпочтения аудитории. То, что широкой аудитории не интересно, забирается в ленты в основном по альтруистическим основаниям на базе тех систем ценностей, которые сформировались в редакциях. Все эти «агентства добрых новостей» и узкоспециализированные издания в условиях крайне скудных рекламных и всех прочих бюджетов и бесконечного кадрового голода обречены на забвение или работу на аудиторию в несколько тысяч человек.

Когда на совещаниях журналистам и редакторам предлагают задуматься о «положительном имидже региона», журналисты и редакторы предполагают, что их, скорее всего, просят не писать о плохом. Они в очередной раз закатывают глаза и уходят в свои редакции продолжать делать то, что делали всегда – описывать окружающую их реальность. И если кто-то на Чайковского, 8, желает изменить информационную повестку региональных СМИ, то нужно менять не СМИ, а окружающую реальность.

Каждый, наверное, житель Забайкальского края может, задумавшись, представить себе какой-то российский регион с «положительным имиджем». Ну, например, Краснодарский край – там тепло, море рядом, говорят, что все туда уезжают, и вообще. Разве этот имидж в голове жителя Забайкальского края сформирован СМИ Краснодарского края? Конечно, нет. При чём тут вообще СМИ Краснодарского края? Море там создали не СМИ, а господь бог или кто там отвечает за территорию планеты. Тепло там не от краснодарских СМИ, а по воле Вселенной. В Краснодаре, или какие там ещё есть города, наверное, много работы, может, чисто на улицах и есть лавочки, на которых можно сидеть и болтать о будущем. Чистоту на улицах явно не журналисты наводят, да и лавочки не редакции СМИ придумывают. Просто как-то тамошние власти, наверное, смогли всё это организовать. Ну или были созданы условия, чтобы всё это организовалось без участия властей. Вы у нас на центральных улицах города лавочки видели, чтобы на них было удобно сидеть? Площадь Ленина вы у нас видели? А позорные бетонные блоки около Центрального райсуда? Вы представляете, как всё это выглядит на фотографиях и в видеосюжетах? Фотографам и операторам что нужно сделать для положительного имиджа региона? Вырезать из кадра рассыпающуюся китайскую плитку и обходить стороной желание сотрудников суда иметь у себя под носом охраняемую стоянку для личных машин?

В России, наверное, есть примеры формирования «положительного имиджа». Традиционно нужно посмотреть на старшего брата – на федеральный центр. Вы помните, чтобы Кремль собирал редакторов независимых СМИ и говорил им о важности формирования положительного имиджа Российской Федерации? И я нет. Когда федеральный центр желает изменить свой имидж, он первым делом захватывает ключевые телевизионные каналы, после чего создаёт телеканал Russia Today и превращает государственные информационные агентства в медийных монстров с разветвлённой корсетью, охватывающей все регионы и работающей быстрее и лучше конкурентов. Для этого государственные СМИ берут на работу лучших медиа-менеджеров и забирают лучших журналистов на приличные зарплаты.

Если вы хотите работать на имидж региона, который несколько оторван от того, что жители этого региона видят вокруг себя, нужно, я полагаю, заниматься распространением интересующей вас информации. Есть же у вас какие-то бюджеты и собственные СМИ – ну, раскачивайте их. Знаете вы, например, что из себя представляет газета «Амурская правда» в Благовещенске? А видели вы сайт администрации Приморского края? Ради интереса раз в жизни можно было вложить смысл в любимую фразу некоторых наших чиновников про «мы изучили опыт соседних регионов», съездить в Благовещенск или Владивосток и спросить у коллег, как это они умудрились сделать региональную газету одним из ведущих региональных СМИ, а сайт органов власти – реально интересным для обычного интернет-пользователя ресурсом. Мне хочется иногда спросить чиновников на Чайковского, 8: вы свои собственные газеты давно читали? Давно вы видели свои издания около касс в супермаркете, где вы покупаете вечером продукты? Начинаете ли вы день с сайта своего, правительственного, СМИ или сначала идёте читать комментарии у частных ИА? Я знаю ответы на эти вопросы – первым делом чиновники среди газет читают «Вечорку», её же они видят в каждом супермаркете, а день они начинают с сайтов двух информационных агентств, которые принято называть «некоторыми СМИ».

Научитесь работать с теми СМИ, которые в регионе существуют. Не придумывайте, как мы работаем, а спросите нас – мы совершенно спокойно расскажем о принципах нашей работы. Я четыре года работаю в компании «Чита.Ру» - год руководителем ИА и три года директором, и ни разу ни один пресс-секретарь от власти не пришёл к нам, и не спросил, как у нас организована работа, какова наша аудитория, какова структура этой аудитории, что этой аудитории интересно, а что нет, как эта аудитория реагирует на ту или иную информацию. Это же интернет, тут можно замерить что угодно – в отличие от телевидения и радио. У нас 600 тысяч посетителей в месяц, мы в деталях знакомы с предпочтениями этой огромной массы пользователей, неужели вам не интересна такая аналитика? Как вы вообще без неё работаете?

Мне дискуссия вокруг «положительного имиджа» региона кажется совершенно бессмысленной. Влиять на эфемерный «положительный имидж» региона можно, но только изменением окружающей действительности к лучшему. Наведите порядок в городе. Займитесь работой с муниципальными районами. Реанимируйте кадровую политику по всем направлениям, ведь через 5-10 лет резервы времён Равиля Гениатулина окажутся окончательно исчерпанными. Настройте работу с ведущими региональными и федеральными СМИ. Раскачайте свои собственные издания, сделайте работу в них престижной и уважаемой. Прекратите попытки вмешиваться в редакционную политику редакций, к созданию которых вы не имеете ни малейшего отношения. Изучите, наконец, опыт других регионов не на словах, а на деле.

Это, конечно, гораздо сложнее, чем попросить журналистов закрывать глаза на творящийся вокруг бардак, но вместе с тем и в разы интереснее.

Самое время серьёзно об этом задуматься.

Андрей Затирко: Молчаливый рак

Полемика между представителями краевой власти и независимыми СМИ в Забайкалье активно продолжается весь январь. Начатый новой администрацией губернатора на встрече руководителей изданий с главой региона разговор переместился минувшей неделей на круглый стол при отделении Союза журналистов России. Краевые чиновники вновь тыкали журналистам плохой работой над имиджем региона и необъективностью, те вновь парировали бестактным отношением к ним чиновников, в том числе закрытием совещаний и не очень быстрой работой над оперативными запросами. Самую интересную, но не самую для себя оригинальную позицию в этом конфликте заняла администрация Читы – она просто молчит, поглядывая на всё происходящее сквозь щёлку в жалюзи из окна здания на Бутина, 39.

Население Читы вообще уже привыкло к такой администрации – молчаливой, себе на уме. В отличие от чиновников краевых у её верхушки уже выработался чёткий иммунитет на критику – в СМИ, в комментариях, на форумах и в соцсетях. Им абсолютно безразличны тексты про их отвратительную работу над благоустройством города, а уж чего там говорить про, например, негатив в ленте главного городского портала. Имидж Читы? Пфф… Пусть пишут, что хотят и про кого хотят.

Дошло до того, что мэрия вообще забила забыла про необходимость освещать свою деятельность, хотя там есть нанятые за наши налоги люди специально для этого. Из последних ярких примеров – перенос городской свалки из Ивановки в Атамановку и повышение стоимости проезда. О первом СМИ узнали совершенно случайно от представителей мусорного бизнеса, о втором – в документах на сайте администрации. В это же время на сайте мэрии в разделе "Новости" размещалась информация о танцах, ярмарках и соревнованиях – видимо, вот так выглядит жизнь города в глазах пресс-службы администрации и сити-менеджера Олега Кузнецова. Пресс-релизы на самые важные темы с начала года появились только после того, как СМИ разжевали их.

Я убеждён, что имидж региона и его столицы – это ответственность органов власти, и лежит она вообще не в плоскости работы СМИ. Чтобы журналисты писали о хорошем или «грамотно», с пояснением каждого действия со стороны власти, о плохом, власть должна сделать усилие со своей стороны. Какое? Об этом говорилось уже неоднократно – для начала она должна полностью открыться, сделать свою работу прозрачной. Полностью – это ключевое. Открыться не только пресс-секретарю губернатора или руководителю администрации края, а каждому члену правительства, каждому министру, всем муниципалитетам, в первую очередь, администрации Читы. В иной ситуации, то есть в сегодняшней, мы имеем классический пример лебедя, рака и щуки, где одни думают про имидж, а вторые на этот имидж харкают с высокой колокольни. Пока они все вместе не начнут тянуть край и город в правильном направлении, свободные СМИ не начнут писать об этом. И слава богу, ведь иначе читинцы и забайкальцы не узнавали бы ни о чём, кроме ярмарок, танцев и соревнований.

Екатерина Шайтанова: За моим окном 18 берёз, я их сам считал (с)

Если сейчас поехать вверх по Богомягкова, то между перекрёстками с Коханского и с Курнатовского найдёте девять вековых пней. На их месте ещё утром во вторник были сосны. Девять мощных красивых, как и весь лес в этом районе Читы, сосен спилили по предписанию ГИБДД, для обеспечения треугольника видимости. Такое понятие используется в градостроительстве, когда размеры сторон равнобедренного треугольника для условий «транспорт-транспорт» при скорости движения 40 и 60 км/ч должны быть соответственно не менее 25 и 40 метров.

Я не мерила шагами, быть может, сосны мог бы спасти знак ограничения скорости до 40 километров в час, но даже если мерили гаишники, и не мог, мне всё равно деревья жалко больше, чем автомобилистов.

«На участке часто происходят ДТП, его обследовали и выяснили, что видимость для водителей ограничена. Для ликвидации очага аварийности и обеспечения так называемого треугольника видимости и было решено спилить часть деревьев», - прокомментировал нам это событие заместитель начальника отдела ГИБДД УМВД России по Забайкальскому краю Дмитрий Никитин.

Курнатовского там главная, Богомягкова - второстепенная. Если ты стоишь вплотную перед перекрёстком, то сосны уже остались сзади и слева, и обзор они не закрывают. Если ты несёшься по Богомягкова вверх, то да, действительно, издалека Курнатовского видно не очень хорошо, но, может быть, просто не нестись?

У нас не мегаполис, где расширять дороги. Наш город не растёт в сторону Объездного шоссе. Там нет даже роддома и неотложки для того, чтобы из живых деревьев и скорости выбирать скорость вместе со спасением жизни. Зачем мы это делаем?

Не то чтобы я сомневалась в правильности действий ГИБДД и дорожных служб города, но меня физически воротит от простоты найденного решения. Это мой город, я в нём намерена долго жить, мне, наконец, нравится выскакивать в эти или соседние сосны в районе объездной с бутербродами и кофе. И да, мне иррационально их жалко. Потому что три раза по девять, это уже рощица, и главное, что никто не гарантирует, что это было последнее предписание ГИБДД.

Роман Шадрин: Троллейбусы и арифметика

15 января прошлого года цена поездки в читинском троллейбусе увеличилась с 16 до 18 рублей. Неизвестно, какие экономисты и какими подсчётами и соображениями вычислили именно такой тариф, но заголовки новостей, появившиеся в нашей ленте в течение следующего года, заставляют усомниться в их профпригодности. Весной полный оптимизма сити-менеджер Читы Владимир Забелин в телеэфире заявил: «Думаю, к сентябрю первый троллейбус пойдёт до Каштака». Мол, и столбы стоят, и Наталья Николаевна одобряет, и деньги будут. Однако в сентябре на территории Каштака ни одного троллейбуса замечено не было, а в октябре оказалось, что денег троллейбусному депо, мягко говоря, не хватает. Директор депо Виктор Ларичев 20 октября на заседании гордумы Читы прямо сказал о необходимости увеличения тарифа на перевозку, не уточнив, правда, на какую именно сумму. Но гадать долго не пришлось, на том же заседании аудитор Контрольно-счётной палаты города Елена Глущенко уточнила, что себестоимость разового проезда в троллейбусах Читы уже на тот момент составила 23 рубля - при действующем полном тарифе 18 рублей. За следующие три месяца кто-то что-то ещё раз подсчитал, и поездка на троллейбусе подорожала ещё на 2 рубля. Вопрос №1 - долго ли читинцы смогут ездить на троллейбусах за 20 рублей? Вопрос №2 - как городские власти планируют развивать троллейбусную сеть города, при условии что депо не только не зарабатывает, но и откровенно работает в убыток. Как известно, прибыль начинается там, где услуга или товар продаются дороже их себестоимости, а она у нас уже осенью составляла 23 рубля. Вопрос №3 - как там дела с Каштаком?

ИА "Чита.Ру"

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter