Общество обзор За ширмой коронавируса – разбор недели

За ширмой коронавируса – разбор недели

Я обойдусь без салона красоты, без бани, проживу без похода в храм. Но, пожалуйста, верните мне прогулки и пробежки. Разрешите мне дышать.

Мы как бы закрылись ширмой коронавируса, окнами на самоизоляции да полулегальными для многих побегами в магазины, а за этой картинкой происходит много всего важного и интересного. Чего именно – читайте в субъективном обзоре событий недели от журналистов «Чита.Ру».

Андрей Затирко: Аппараты ИВЛ закупим, врачей – нет

За прошедшую неделю количество больных коронавирусом в Забайкальском крае выросло в 6 с лишним раз – с 7 до 48. Заболевания зарегистрированы в Чите и шести районах региона. Особняком стоит Могойтуйский район – на 17 апреля там числилось уже 17 заражённых.

Военные врачи вывозят больных коронавирусом из Могойтуйского района

Для лечения вируса в Забайкалье ещё с начала апреля начали готовить сеть моностационаров. В Чите на базе горбольницы №1 такой заработал почти сразу, ещё шесть планировалось открыть на базе центральных райбольниц.

На этапе переоборудования медучреждений начали вскрываться проблемы с их финансовой и материальной обеспеченностью. Главврач Борзинской ЦРБ попросил у бизнеса денег на переоборудование, так как долги в 35 миллионов рублей не позволяют этого сделать. Минздрав пообещал всё сделать самостоятельно уже к концу недели.

Обращение главврача Борзинской ЦРБ к бизнесу

Могойтуйская ЦРБ, на базе которой также разворачивают моностационар, после вспышки вируса в районе прямо на сайте администрации предложила населению пожертвовать ей денег. За первые два дня на счёт учреждения перевели 180 тысяч рублей.

Среди первых закупок оказались бахилы, бинты, лейкопластырь, одноразовые простыни, салфетки, вата. Несколько тревожно за то, что больница, выбранная для борьбы с коронавирусом сразу в семи районах, вынуждена закупать элементарные расходники на пожертвования.

Закупленное на пожертвования в Могойтуйскую ЦРБ

О проблемах Забайкалья с подготовкой к борьбе с новым вирусом заговорили уже на совещаниях с президентом Владимиром Путиным. Нас отметили в числе всего лишь трёх отстающих регионов страны вместе с Удмуртией и Иркутской областью.

Сразу после этого совещания стало известно о поставке в регион 109 аппаратов ИВЛ в мае-июне. Скорее всего, будут помогать нам и дальше, чтобы закрыть проблемные зоны к пику пандемии. В части материальной обеспеченности это, наверное, возможно, другое дело – кадровая.

Минздрав региона даже в официальных отчётах по моностационарам признаёт, что укомплектованность врачами составляет только 87%. И это только моностационары – шесть районных и одна городская больница. В целом же по краю, по данным минздрава на январь, не хватало 685 врачей и 1 299 медсестёр. На октябрь 2019 года в 53 сёлах региона медиков не было вовсе.

Врачи – не аппараты ИВЛ, их в Германии экстренно не закупишь. Они должны были быть всегда – всегда получать достойную зарплату и служебное жильё, всегда иметь у себя в кабинете всё необходимое от бинтов до аппаратов ИВЛ, всегда получать в своём регионе комфортные условия для жизни. Сейчас же, когда эпидемиологическая проблема стоит перед всей страной и всем миром, ни за какие деньги сиюминутно вопрос кадров не решить.

ФАП в Ленинске, 2015 год

Екатерина Шайтанова: Опять весна на белом свете

Глядя с балкона, как мирно и торжественно плывут в синеющем небе огоньки от победного салюта в прошлом году, я клятвенно пообещала себе в следующий раз уже точно запереться дома, слушать Окуджаву, никуда не ходить.

Ну, разве что, может, в «Бессмертный полк» утром. Но потом точно запереться, всё выключить и смотреть «Белорусский вокзал». Или вообще устроить генеральную уборку под «В бой идут одни старики» — их можно не смотреть, просто знать с любого места, вечером развесить выстиранные шторы, выдохнуть, взять бокал вина и так же выйти на балкон в бахающее залпами небо, слушать, чувствовать почти физически где-то внутри нарастающую гордость.

Но что-то пошло не так, и теперь мне не по себе от того, что этой весной всего привычного и важного не будет. Ни невероятной реки портретов на улице Ленина, в которой я так и не оказалась. Ни парада, на который всю жизнь надо вставать рано и который я так люблю. Этого мне больше всего жалко.

Так же почти, как того, что дед Руф не наденет китель с наградами и не накроет сам простой, но нарядный стол — исключительно сам, никого он никогда не подпускал к готовке — за которым после митинга и концерта в ДК на малой родине соберутся все в небольшой двушке. И всегда там стояла стопка с хлебом сверху, которой я боялась до жути. И никогда не было никаких разговоров о войне, а только о мире. Но этого и так нет уже много лет.

Я знаю, что так у всех. Что нет ни одного человека, у которого не отзываются эти строчки, где-то глубоко, а у кого-то и вовсе уже до совсем близких слёз.

Поэтому мы подумали и решили, что на «Чита.Ру» 9 Мая будет — каким было всегда. У нас будет «Бессмертный полк» на портале и других площадках «Чита.Ру» — готовьте, пожалуйста, портреты родных, с которыми вы хотели бы выйти в утро 9 Мая. Мы постараемся показать вам парад Победы — самый красивый, какой достанем. Потому что опять весна на белом свете, и потому что нет никакого другого дня лучше для Дня Победы.

Андрей Козлов: Чита блогеров

Московский блогер-урбанист Аркадий Гершман предложил открыть движение троллейбусов по центральной площади Читы, чтобы укоротить путь пассажиров, убрав крюк к вокзалу. «К площади с двух сторон подходят магистральные улицы. Можно было бы спрямить, пустить троллейбусы напрямую и укоротить путь пассажиров – это сделало бы общественный транспорт чуть лучше. Потому что не всем нужно делать крюк. Общественный транспорт у нас любят кидать зигзагом, но он должен ходить по максимально короткой траектории, чтобы люди не теряли время», - говорит блогер.

Предложение Гершмана выглядит для Читы революционным – площадь Ленина была такой с основания времён. Но обывателям, мне в том числе, довольно сложно оценить, насколько оно логично. Когда военные нагло и цинично отбирали у города часть улица Лермонтова – всё было понятно. Когда полиция перегородила Ангарскую уродливыми заборами, никто даже не удивился, и тоже всё было ясно.

С площадью Ленина сложнее, и проблема не в том, что предлагает Гершман или кто-то ещё. Проблема в том, что в городе и Забайкальском крае нет ни одного человека, который мог бы взять на себя ответственность за облик Читы. Поэтому у города облика нет, а выступления никому вообще неизвестного здесь «блогера-урбаниста» становятся не меньшим откровением, чем похождения по Чите другого блогера – Варламова. Эти люди отличаются от ответственных лиц в Чите хотя бы тем, что выражают свою точку зрения и не сомневаются в ней. В Чите точку зрения по поводу состояния города выражать просто некому.

Раньше в Чите был главный архитектор, но, кажется, он ничего не решал. Потом его, кажется, уволили, но кто новый главный архитектор – неизвестно. Есть какой-то связанный с архитектурой отдел в городской администрации, но его возглавляют какие-то странные люди. Есть какая-то архитектура в министерстве территориального развития, но теперь минтера нет, а в каком из осколков осталось это направление – без бутылки не разобраться.

Вообще-то, в Чите есть архитекторы, и они даже оскорблены чем-то, пишут губернатору письма, но в ответ их поливают нечистотами и публично, и в прогубернаторских телеграм-каналах хорошо всем известные чиновники — «анонимно». Архитекторов среди издевающейся над стариками молодёжи нет, но это никого не волнует – главное, чтобы было красиво и устраивало тех, кто даёт деньги хоть на что-то.

Для того чтобы что-то сдвинуть с места, в город необходимо привезти блогера Варламова, который ни в чём не разбирается, а просто стреляет из крупнокалиберного пулемёта в сторону изумлённых напором городских чиновников.

После этого власти год убирают мусор, который наползает на вычищенные зловонные площадки мгновенно после того, как с них съезжает бульдозер. Потом блогер Гершман предлагает открыть площадь Ленина. Кто-то предлагает снести танк с Горького. Открыть пешеходные маршруты в районе Селенгинской. Построить деловой центр на месте очистных сооружений (это избавит от запаха Селенгинскую). В это время в городе допиливают последние деревья и жгут остатки деревянной архитектуры начала XX века.

Блогеры – это отлично. Я сам блогер последние 20 лет, у меня пять блогов про всё на свете, и я тоже имею мнение. Мне кажется, что открывать проезд по площади имени Ленина не стоит, а лучше бы там посредине сделать съезды для великов и колясок. Ещё мне кажется, что надо убрать везде заборы. Ввести полный мораторий на выпиливание в городе деревьев и сделать на сайте городской администрации раздел, в котором выкладывать все разрешения на уничтожение растительности с указанием причин, по которым она разрешена.

Я бы разобрался с тем, где дизайн-код, за который заплатили 25 миллионов рублей. Разбил нормальные парки на ЗабВО и в Северном. Не строил бы краевую детскую клиническую больницу напротив «Академии Здоровья» — есть другие площадки в центре, и власти они хорошо известны.

Я много бы чего ещё делал, и я много чего думаю – на то я и блогер, журналист и просто мнение имею. Но все эти мнения остаются просто мнением обывателя, которое профессионалы от архитектуры могут принимать к сведению или не обращать никакого внимания. Облик города должны определять взявшие на себя в том числе публичную ответственность технократы, статус которых не вызывает ни у кого фундаментальных сомнений. Но как-то выходит так, что уже много лет этот облик определяет кто угодно – неграмотные злобные чиновники, коррупционеры, блогеры, какие-то электрики, предприниматели, врачи, просто проходимцы – но только не профессионалы.

Если власть полагает, что в городе не осталось архитекторов, которые могут взять на себя такую ответственность, а те, кто есть, дискредитированы, то надо искать других, а не сжигать десятки миллионов рублей на неработающие дизайн-коды и генпланы, которые годны только на потеху публике.

Можно сколько угодно плескаться в местечковом патриотизме – я сам первый в этом деле – но надо признаться, что за 20 лет Читу общими усилиями превратили в грязный непривлекательный заваленный мусором городишко, в котором деньги и власть важнее людей. В этой связи на площади Ленина можно сделать всё, что угодно – открыть проезд, построить самое короткое в мире метро или возвести второй туалет на 300 писсуаров, это глобально ничего не изменит.

Яна Сазонова: Оставьте площадь

Московский блогер-урбанист Аркадий Гершман побывал в Чите. И, как это завелось у блогеров, начал раздавать советы по улучшению города. Он предложил открыть движение троллейбусов по центральной площади Ленина для комфорта пассажиров.

При этом его второе предложение не позволит это сделать: он считает, что нужно избавиться от проезжей части в центре площади.

«Она воспринимается как дорога, и преодолевать её сложно. Если бы подняли её и замостили, а не положили асфальт, было бы лучше», - заявил Гершман.

Блогер совсем не проанализировал мнение жителей о комфорте, функционале этой «проезжей части». Прошёл, впечатлился и начал предлагать нововведения, как это часто делают, не выслушав население.

Какая москвичу разница, что на этой проезжей части в День Победы проходит парад и «Бессмертный полк», в День города идёт шествие трудовых коллективов, показательные выступления и шоу, и читинцы вполне к этому привыкли.

Какая ему разница, что в троллейбусе, который идёт через вокзал, многие едут именно на вокзал, и этот крюк был задуман как раз для удобства. Чтобы доставить жителей на поезда, автобусы, а кого-то прямо к храму.

Зачем менять то, что вдруг стало не удобно одному блогеру? Оставьте площадь в покое. Она и так пережила реконструкцию, после которой жители долго отходили и привыкали к новому. Сейчас вновь полюбили и просто ждут зелени и снятия режима самоизоляции, чтобы гулять в том числе и по «проезжей части».

Юлия Скорнякова: «Разве ж это по совести?»

- В аптеках масок нет, я в магазин «Хороший» пришла. А там одна одноразовая масочка 39 рублей 90 копеек! Это так пенсионеров берегут? – в трубке голос женщины из посёлка Забайкальск, которая просит звать её по имени, без отчества, потому что «и что, что на пенсии».

- В 112 звонили? – спрашиваю. По этому номеру просили звонить всех, кто заметит рост цен. На маски – особенно.

Через 5 минут звонившая снова разговаривает со мной. Сейчас – немного как с чиновником, который переслал её по неработающему телефону.

- Я набрала 112. Там сказали, что такие сообщения не принимают, дали номер круглосуточной линии Роспотребнадзора. А там сказали, что наценками на маски не занимаются, и мне нужно звонить в Росздравнадзор, дали номер прямой линии и ещё какие-то номера. Прямая линия молчит и не отвечает, по остальным номерам тоже ничего не сказали. Так куда нам звонить, если сейчас такое творится, а кто-то на тряпочках зарабатывает!

Молчу.

Перезваниваю на 112. Начинаю говорить про маски и цены, меня прерывают: «Это вам нужно перезвонить по другим телефонам». После рассказа про футбол молчат, как только что молчала я. Потом говорят, что всё запишут, но передадут в правительство края. «Пишите», — говорю.

Повторяю про обращение в редакцию, говорю свой адрес, возраст и телефон. Через несколько минут мне перезванивают и соединяют с министерством экономического развития, где говорят, что средняя цена на маски сейчас выше, но записывают и обещают куда-то передать.

Я молчу про среднюю цену. Если считать по одноразовой маске в день, то за месяц получится больше тысячи рублей. Могут ли такое пенсионеры выбрасывать в мусорку? Вопрос сложный.

Но вот тут не только цена заела. Два человека пытались сообщить о ней по всем номерам, которые знали на память. И мы не смогли. Что-то поломалось в мониторинге цен или он уже никому не интересен?

Роман Шадрин: Carthago delenda est

Власти края объявили о намерениях создать первый в регионе музейно-туристический квартал в Чите. Ну как, объявили... Просто наша редакция услышала тщательно маскируемые новые движения вокруг Музея декабристов и отправила запрос в министерство культуры — правда ли, что музею готовят новую экспозицию в новом здании. Правда. Готовят. Ещё и целый музейно-исторический квартал в этой части города появится.

Всё выглядит так, будто музей останется музеем, только станет больше — намного больше. И я бы радовался этому, если бы не знал всю историю взаимоотношений Музея декабристов с Читинской епархией.

Позиция епархии проста и безапелляционна — музей должен быть выдворен, в здании Церкви декабристов должны проходить службы. И этой позиции почти столько же лет, сколько самому музею. Доводы о том, что Церковь декабристов из храма давно, очень давно превратилась в символ Читы с мощнейшим мемориально-символическим содержанием, в памятник зодчества, не предназначенный для служб, не действуют. Каждый новый митрополит уверен — Carthago delenda est.

Если будет нужно, я заново соберу для нашей ленты всю историю этого противостояния, а пока приведу слова Почётного гражданина Читы, доктора исторических наук, профессора Михаила Константинова, сказанные 5 лет назад:

- Оказавшись в Чите, декабристы собрали средства на ремонт уже ветхой к тому времени церкви. Так они спасли это уникальное здание. Затем с церковью, которая находилась буквально в 100 метров от острога, связана вся история пребывания декабристов в Чите – здесь они венчались, крестили детей, молились и отмечали церковные праздники. В народе её так и стали называть – Церковью декабристов, и вполне разумно 30 лет назад в этом здании открыли музейную экспозицию.

Несмотря на относительно небольшие размеры, это один из лучших музеев нашей страны – по тематической наполненности экспозиции, наличию подлинных вещей. Будучи одним из немногих музеев по декабристской тематике, он должен охраняться и получать развитие.

Но к сожалению, в последнее время мы наблюдаем периодические атаки на музей со стороны первых лиц местной епархии. Я думаю, что церковь вряд ли заинтересована в ссоре с интеллигенцией, а то, что происходит – это неуважение к светской культуре, направленное против мнения большинства интеллигентов. В настоящее время в Забайкалье сделано многое для восстановления старых и постройки новых храмов, и эта маленькая церковь вряд ли существенно расширит возможности для отправления религиозной службы. И я скажу прямо – это здание нельзя использовать как церковное по условиям техники безопасности.

1 из 3

В нашей стране есть положительные примеры разрешения подобных конфликтов – обсуждение полной передачи Исаакиевского собора пресекла политическая воля, здание сохранило статус музея, а религиозные службы там проходят только в определённые дни и только с разрешения дирекции музея. Так же должно быть и у нас.

Ещё бытует совершенно неправильное представление о том, что эта церковь когда-то была казачьей. Специальное научное исследование Ларисы Храмовой, которому посвящена целая книга, показало, что эта церковь никогда не была казачьей. К великому нашему сожалению, большинство современных казаков не читали этой книги и плохо знают историю. Казаков нужно направить в позитивное, а не разрушительное русло.

В отношении Музея декабристов должны быть сопротивление со стороны интеллигенции и чёткая воля администрации – попустительство на этот счёт недопустимо, нельзя терять то, что у нас есть и чем мы можем гордиться. Если мы так много говорим о развитии туризма, то нужно не забывать, что Музей декабристов – это памятник №1 в Чите. Декабристский комплекс в Чите нужно развивать, сохраняя музей, сохраняя найденные недавно остатки Читинского острога.

В Чите обнаружен острожный тын, который сооружали сами декабристы. Это редчайшая для Сибири находка, которая тоже достойна того, чтобы стать музеем, но на этот счёт в Чите полнейший стопор. Мы не можем добиться элементарного – чтобы вокруг этого памятника археологии появился хотя бы забор, который оградит историческое место от свалки, постоянно там появляющейся.

Ни одна инстанция не делает и даже не задумывается о том, что мы, во-первых, можем отблагодарить декабристов за их вклад в историю города, а во-вторых, исходя из прагматических целей, создать дополнительные условия для развития туризма за очень малые деньги, но с очень большим результатом.

Екатерина Рахманова: Парадоксы самоизоляции или разрешите мне дышать

Три недели на самоизоляции аукаются головными болями от нехватки свежего воздуха и прогулок. Посиделки на балконе их не сильно компенсируют, а поход в магазин всегда в маске — воздуха тоже немного. Я не могу выйти вечером просто во двор ради игры в мяч, а моим родным приходится гулять с детьми на балконе. Между тем, пасхальная служба собирает горожан в храме. Их просят соблюдать дистанцию, но что значит эта просьба для десятков людей в помещении?

Не парадокс ли — чтобы выйти на улицу и сделать кружок вокруг дома с минимальной вероятностью столкнуться с десятками людей, мне нужно опасаться штрафа. А поход в храм после проезда через весь город наверняка в маршрутке или троллейбусе, чтобы потом стоять в верхней одежде, дышать в унисон с десятками таких же — законен.

Если есть послабления для второстепенных нужд, то почему бы не разрешить то, что действительно важно для моего здоровья? Я переживу эти дни без кафешек и походов в магазин за одеждой. Я обойдусь без салона красоты, без покупки наушников, без бани. Проживу без похода в храм. Но, пожалуйста, верните мне прогулки и пробежки. Разрешите мне дышать.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
25
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Люди должны знать про успехи». Главы районов Забайкалья собрались рассказать, что на селе — хорошо
Редакция «Чита.Ру»
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
Что случилось с Забайкальем после вхождения в состав ДФО? «Редколлегия» из района
Редакция «Чита.Ру»
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Рекомендуем
Объявления