СЕЙЧАС +4°С

Железобетонная меняющаяся Россия между Европой и Азией – в обзоре китайских СМИ

«У русских не осталось выбора, кроме как вновь скреплять «железобетоном» Европу и Азию. Если этого не сделать, то Россия распадётся…»

Тема президентских выборов в соседней с Китаем Россией находится под пристальным вниманием китайских средств массовой информации, которые отслеживают малейшие нюансы и тенденции в российской политической жизни.

8 апреля интернет-сайт «Чжунго Цзинжун Ван» опубликовал небольшую заметку о реалиях политического процесса в нашей стране под заголовком «Президент России открыто осуждает Путина, что очень опасно», проиллюстрированную карикатурой, изображающей президентское кресло, в котором сидит Дмитрий Медведев. С левой стороны к креслу прислонился Владимир Путин, произносящий реплику: «Всё еще сидишь? Дашь мне посидеть на следующий срок?»

В заметке говорится, что сейчас, когда до президентских выборов в России остаётся менее года, президент Дмитрий Медведев стал публично осуждать премьера Владимира Путина, что возможно создаёт большую опасность для политической жизни. Вне зависимости от того, являются ли эти действия классической кремлёвской хитро задуманной комбинацией или же внешним проявлением отчаянной попытки сохранить своё влияние, подобными действиями президент Медведев нарушил действующее более чем 10 лет табу на публичное осуждение действий нынешнего премьер-министра, что может вызвать гнев у яростных сторонников Владимира Путина, для которых он является олицетворением верховного вождя.

8 апреля обозреватель хайнаньской редакции газеты «Жэньминь Жибао» Ляо Сюнь опубликовал в региональном разделе интернет-сайта газеты полемическую статью под названием «Почему России невозможно отринуть Азию?»

Автор начинает напоминанием о том, что на гербе России изображен двуглавый орёл, который символизирует то, что страна распростёрлась на европейском и в азиатском континентах. До своего расцвета страна 240 лет находилась под гнётом монгольского владычества, во время которого будущие властители страны научились управлению огромными территориями обширной страны, обуздали свои междоусобные амбиции, и, наконец, наголову разбили своих угнетателей, создали независимое государство. После гибели Восточной Римской империи (Византии) Россия провозгласила себя преемницей Византийской империи, спасительницей православного мира, пыталась интегрироваться в Европу.

После того как Пётр Великий дал старт модернизации страны, не было такого времени, чтобы русские не вели бы войны с «восточными варварами», что показывает явную направленность их политики в сторону Азии. Почти 300 лет (монгольского ига) в истории страны оставили неизгладимый след, который так мешает влиться в столь любимую некоторыми «европейскую семью» - Европейский Союз. Сами же русские рассматриваются многими европейцами не иначе как «азиатские варвары».

Русские – самые настоящие люди белой расы, русские женщины славятся своей красотой по всему миру, за что их ценят и любят. Говорят, что некоторые женщины на Западе, завидуя красоте русских женщин, утверждают, что у русских кровь нечистая, долгое засилье монголов дало о себе знать в виде высоких «монгольских» скул на лице. Язык, культура, обычаи и привычки русских людей – всё это европейское, а не азиатское.

Русская воинская доблесть известна во всём мире. Достойные ученики Чингисхана, русские разбили Наполеона, разбили Гитлера, победили всех самых блестящих полководцев Европы, самые мощные европейские армии XIX века, самые сильнейшие европейские державы XX века. Русские первыми запустили в космос искусственный спутник Земли, успешно осуществляли полувековое ядерное противостояние в борьбе с гегемоном западного мира – Соединёнными Штатами Америки. Но для них (европейцев) это всё бесполезно, они чувствуют по отношению к русским только брезгливость, в их глазах русские слишком дикие, слишком жестокие, «слишком азиатские».

Конечно, не только одни русские страдают от неразделённой любви к Европе. Неразделённая любовь японцев к Европе ещё более трагична, что отчетливо проявилось в XIX веке, когда Юкити Фукидзава (Японский философ, писатель и переводчик, живший в 1835 – 1901 годах. Его мысли и идеи о государственном устройстве оказали большое влияние на становление новой Японии во второй половине XIX века в эпоху Мэйдзи) выдвинул лозунг «отринем Азию, идём в Европу».

С тех пор минуло полтора века. Очевидно, что японцы – люди жёлтой расы, которые, как и все остальные люди цветных рас, добились славы и почёта, находятся на равных с западными державами. Но японцы всё ещё боятся услышать от европейцев, что они «азиатские варвары».

Единственным исключением из тенденции стремления в Европу явилась Вторая мировая война, когда японцы воевали с людьми, живущими на Западе. Япония тогда вовсю громко распевала новые песни о «сфере взаимного процветания в Восточной Азии» (проект, созданный и продвигавшийся в 1940-1945 годах правительством и вооружёнными силами Японской империи в период правления императора Хирохито. Проект основывался на желании создать «блок азиатских народов, возглавляемый Японией, и свободный от западных держав». Как утверждала официальная пропаганда, целью Японии являлось «сопроцветание» и мир в Восточной Азии, в свободе от западного колониализма. В блок входили 11 стран, включая марионеточные образования – Маньчжоу-го, Мэнцзян, временное правительство Китайской Республики под руководством Ван Цзинвэя и Азад Хинд). После поражения Японии во Второй мировой войне вновь стала слышна заезженная пластинка с мелодией «отринем Азию, идём в Европу».

Европейцы могут признать, что Япония относится к западному лагерю, признать, что она является второй по величине экономикой мира, признать, что в этой стране существует схожая с западной политическая система. Но, несмотря на это, если даже русским заказан вход в Европу, то на что вы-то рассчитываете, «жёлтые обезьяны»? (так в оригинальном тексте)

Очень странно, пишет автор статьи, что Пётр Великий, будучи реформатором, выступая за модернизацию, пользуясь уважением в Европе, уничижительно относился к Азии.

Чаадаев высмеивал четыре великие китайские изобретения (изобретение компаса, пороха, бумаги и книгопечатания), говорил, что на протяжении веков китайцы так и не знали, как путешествовать по миру (дословная цитата Чаадаева: «И заметьте, что Китай, по-видимому, с незапамятных времен обладал тремя великими орудиями, которые, как говорят, наиболее ускорили среди нас движение вперед человеческого ума: компасом, печатным станком и порохом. И что же? На что они ему послужили? Объехали ли китайцы кругом земного шара? Открыли ли они новое полушарие? Есть ли у них литература, более обширная, чем та, которой мы обладали ранее изобретения книгопечатания? В злосчастном искусстве войны были ли у них Фридрихи и Бонапарты, как у нас»?)

Белинский сказал: «Пётр действовал совершенно в духе народном, сближая своё отечество с Европою и искореняя то, что внесли в него татары временно азиатского». Гоголь испытывал отвращение к китайскому архитектурному стилю. Гончаров, заявил после возвращения из Китая: «Есть китайцы, но нации нет». Горький очень симпатизировал китайской революции, но все недостатки в русском народе обобщенно называл «восточным типом».

Ленин, который на одну четверть был монголом (на самом деле – калмыком, представителем западномногольского (ойратского) народа), видя как пресса царской России совершает энергичные нападки на Китай, возмущенно заявлял: «китайский народ никогда не эксплуатировал русский народ»! (вот точная цитата из статьи В.И. Ленина «Китайская война»: «Пресмыкающиеся перед правительством и перед денежным мешком журналисты из кожи лезут вон, чтобы разжечь ненависть в народе к Китаю. Но китайский народ ничем и никогда не притеснял русского народа: китайский народ сам страдает от тех же зол, от которых изнемогает и русский, – от азиатского правительства, выколачивающего подати с голодающих крестьян и подавляющего военной силой всякое стремление к свободе, – от гнета капитала, пробравшегося и в Срединное царство».) Всякий раз, когда Ленин говорил об отсталости и дикости России, он употреблял определения «азиатский» и «восточный».

В 1991 году Советский Союз распался, в пяти центральноазиатских и трёх закавказских государствах, бывших ранее республиками в составе СССР и граничащих с Россией, пошли процессы «вхождения в Азию». Россия же, отбросив заимствованный на Западе марксизм, вернулась назад к западному капитализму, полностью приняв западную «общечеловеческую» систему ценностей, западную идеологию. В первые несколько лет внешняя политика новой России была односторонней, ориентированной только на Запад. Представитель «когорты младореформаторов» тогдашний министр иностранных дел Андрей Козырев откровенно говорил, а его слова приводятся в издании под редакцией Филиппова «Новейшая история России 1945–2006 гг.», «зачем нам своя внешняя политика, если в Вашингтоне её делают лучше»? Запад безжалостно издевался над Россией, обходился с ней в «Большой восьмёрке» как с развивающейся страной. После ухода Андрея Козырева с политической сцены Евгений Примаков, ставший новым министром иностранных дел, решительно выступил в пользу баланса внешней политики России между Востоком и Западом.

Несчастные русские раз за разом пытались пробить стену на Запад, до тех пор, пока они, в конце концов, не пришли в себя и не стали организаторами учредительного саммита государств «БРИК» (Бразилия, Россия, Индия и Китай) в 2009 году.

В настоящее время всё большее количество русских начинают осознавать, что они неразрывно связаны с Азией. Сегодня Азия, особенно Восточная Азия, стала самым динамично развивающимся, самым перспективным с точки зрения экономики регионом мира. Китай и Япония являются второй и третьей экономиками в мире. Индия по темпам ростам ненамного уступает Китаю. Если же говорить о совокупной государственной мощи возглавляемых Южной Кореей «четырёх азиатских драконов», стран АСЕАН, то можно констатировать факт, что для ведения бизнеса открываются безграничные возможности. Все эти причины, в конце концов, позволят, как образно замечает автор, «русской девушке впервые за сотни лет неразделённой любви поменять свои симпатии».

Далее автор рассматривает политическую обстановку в нашей стране. В соответствии с теорией мировой геополитики, Европейский континент является «Хинтерландом» (от немецкого Hinterland – «задние земли», то есть территории, простирающиеся вглубь континента от береговых линий). Необъятная Восточно-Европейская (Русская) равнина и Великая Центрально-Азиатская степь с древних времён четыре раза становились для России полем кровопролитных сражений. Любая нация, если она не будет героически сражаться, если она не прольёт реки крови на полях сражений, не примет боевого крещения, может даже не мечтать о лучшей для себя доли. Если ты не будешь расширять свои границы вовне, то кто-то другой расширит извне свои границы за твой счёт. У русских не было естественных защитных преград, таких как Цинхай-Тибетское нагорье или пустыня Гоби. У них были только хорошие кони, острые сабли и горячая мужская кровь. Кто не смелый – тому конец, разве это не правильно?

Если вернуться назад к 240-летнему монгольскому правлению и задать себе вопрос: «А могла ли Россия построить мощное централизованное государство, не будь до этого монгольского правления?» Если бы не было монголов, перенявших у Китая систему административного управления, разве русские знали бы, как управлять такой обширной державой? Система регистрации по месту жительства, система военной службы, система налогообложения, почтовая система (система ямских станций), разве всё это не пришло к русским от «татарских варваров?» (так в оригинальном тексте) Вне зависимости от того, как бы шёл процесс европеизации, если бы не был заложен целый комплекс вышеприведённых систем, Россия не стала бы великой державой.

Монгольский деспотизм восточного типа и деспотизм восточного типа Византийской империи соединились в одно целое, в результате чего появилось великое государство российское, появилась единая многонациональная страна. Если бы не было православия как своего рода железобетона, скрепившего Европу и Азию, то огромная империя просто бы рассыпалась по частям. Во времена Советского Союза марксизм-ленинизм стал, как ранее православие, тем железобетоном, который крепил единство советского народа. Многонациональный народ страны был единым советским народом, общей мечтой которого было «освобождение всего человечества». Вскоре после Октябрьской революции вожди Советского Союза осознали, что время мировой ещё не пришло и стали строить социализм в одной отдельно взятой стране, затем расширять лагерь социализма и лишь после этого реализовать мечту о мировой революции.

После распада Советского Союза в 1991 году вновь произошла смена знамени, ушла марксистко-ленинская идеология. У русских не осталось выбора, кроме как вновь скреплять «железобетоном» Европу и Азию. Если этого не сделать, то Россия распадётся.

Автор заканчивает свою статью мыслями о том, что русским сегодня нужно обязательно развивать свои восточные окраины. Если этого не делать, то Чечню, Ингушетию, Калмыкию и Бурятию не удастся сохранить в составе России. Россия с самого начала своего существования является наполовину европейской и наполовину азиатской страной. Причем азиатская половина, на самом деле гораздо больше чем европейская часть. Больше по территории, больше по ресурсам, в азиатской части страны гораздо больше возможностей для долгосрочного успешного ведения дел, чем в Европе. И, наконец, самое последнее: герб страны, у которой орёл с одной головой – это ведь не Россия, не так ли?

В скобках курсивом - примечания переводчика

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter