20idei
СЕЙЧАС -20°С
Все новости
Все новости

Начало конца – избирательная кампания вышла на финишную прямую

Окружение Ильковского часто не очень понимает, что происходит с его рейтингами, не думает об этом или не имеет на руках данных качественных социологических исследований.

10 августа в Забайкальском крае начнётся финальная – третья по смыслу – часть кампании по выборам губернатора и депутатов законодательного собрания. С этого дня, в соответствии с федеральным законодательством, будет разрешена агитация кандидатов в средствах массовой информации, что, в теории, должно быть использовано претендентами для доведения до избирателей своих программ и намерений. Однако практика прохождения предыдущей дистанции говорит о том, что заниматься этим кандидаты вряд ли будут, сосредоточившись на решении более локальных задач, никак не связанных с будущим региона.

Окончательную конфигурацию обеих ключевых кампаний краевого уровня – по выборам губернатора и депутатов заксобрания – определили решения избиркома, который допустил до выборов четырёх кандидатов в губернаторы и 17 списков политических партий. В последнем случае с учётом одномандатников, в том числе самовыдвиженцев, за голоса жителей региона без малого будут бороться чуть меньше тысячи человек. Конкурс, таким образом, составляет 20 человек на место – как в хорошем федеральном вузе.

Губернаторская кампания – и сторожа станут сенаторами

В списке кандидатов в губернаторы ожидаемо оказались временно исполняющий обязанности губернатора Константин Ильковский, выдвинутый на пост главы региона «Справедливой Россией», коммунист Николай Мерзликин, лидер регионального отделения ЛДПР Василина Кулиева. Среди ожидаемых неожиданностей оказался выдвинутый «Гражданской силой» Руслан Балагур, которого в этой кампании принято считать спойлером, но который успешно смог пройти муниципальный фильтр.

Среди наиболее логичных неудачников оказался Сергей Пельменёв, которого выдвинули «Ветераны России», и который муниципальный фильтр пройти не смог. Комментаторы от властных структур утверждают, что причиной этого стала неизвестность Пельменёва в районах. Сам Пельменёв утверждает, что кандидаты, собиравшие подписи перед ним, выкосили всё муниципальное поле, не оставив шансов преследователям. Я склонен верить проигравшему. Особенно с учётом удручающей ставки на Балагура, который достаточно оскорбительно, по-моему, даже для своих кураторов включил в список потенциальных сенаторов от правительства края сторожа, нанятого на время пожароопасного сезона. Хотелось бы передать отдельный привет тем главам и депутатам, которые считают нормальным участие в клоунадах, хотя избирались людьми явно не для этого.

Алексей Кошелев, выдвинутый «Гражданской платформой», вряд ли мог претендовать даже на второй тур, но вполне мог внести в кампанию элемент скандальности и сделать её более интересной для избирателей. Понятно, что в регионе было в достатке сил, заинтересованных в снятии Кошелева с кампании, и сам Кошелев им все возможности для этого предоставил. Факт отказа в регистрации многими был подан как закручивание гаек и подавление конкуренции региональными властями, подобные оценки очень популярны на федеральном уровне. Я бы расценивал произошедшее лишь как элемент политической игры, в которой не чураются грязных технологий.

Чёртова дюжина пустоты

В выборах в заксобрание примут участие 17 партий, но реальная борьба за попадание в парламент развернётся между уже присутствующими там политическими партиями – «Единой Россией», «Справедливой Россией», КПРФ и ЛДПР. Вряд ли кто-то из оставшихся в чёртовой дюжине непарламентских игроков сможет добраться до 5%, хотя никакой внятной и доступной журналистам социологии по этим партиям не существует.

Отрыв «Единой России» выглядит глобальным не столько даже из-за партийных списков, сколько из-за одномандатников. Рейтинг партии после череды праймериз на стыке мая и июня рухнул почти на 15% - до 35,7% в середине июля (по данным независимой научно-аналитической службы Забайкальского государственного университета). Можно предположить, что к началу сентября партия сможет поднять его до 40% с лагом в несколько процентов. Это даст партии власти 10-12 мандатов из 25, распределяемых по результатам голосования по партийным спискам.

Немного по сравнению с 2008 годом, когда партия взяла 55%, но одномандатники дадут «Единой России» не меньше 12-13 мандатов из 25 мест в парламенте, распределяемых по результатам голосования в одномандатных округах. И это только те кандидаты, победа которых выглядит совершенно очевидной – в этих одномандатных округах у них просто нет конкурентов. Ещё в 3-5 округах с единороссами будут бороться сразу несколько сильных соперников, и их результаты будут зависеть от целого набора факторов – от действий конкурентов, до активности самой «Единой России». В остальных округах шансы партии власти неочевидны, но и в них многие могут рассчитывать на победу.

«Единая Россия» на выборах в погоне за привычным абсолютным большинством в заксобрании будет бороться в основном с самой собой: с отсутствием конструктивных, работающих идей и реального обновления внутри партии, с нежеланием менять стиль руководства и сонными имперскими замашками, с последствиями многолетней политики соглашательства и подстраивания под потребности исполнительной власти. Но даже на фоне этой стагнации внутри партийной организации, необходимо признать, что реальных конкурентов у «Единой России» в настоящее время в Забайкальском крае нет. Что ещё более печально, чем ситуация внутри «ЕР».

Проблем у основных соперников партии власти немало. «Справедливой России» пришлось отказаться почти от всех одномандатников, что не добавляет партии бонусов. Единственный одномандатник у эсеров – помощник Ильковского, депутат гордумы Читы Владимир Иванченко, который выставлен в Кенонском одномандатном избирательном округе №7. «Единая Россия» выставляла в этом округе директора Забайкальского государственного колледжа Ивана Любина, но в итоговых списках его нет, и можно предположить, что эсеры договорились с единороссами не отбирать голоса друг у друга. Но даже без Любина шансы на победу у Иванченко неочевидны. Те же «Зелёные» выставили здесь хорошо известного в городе директора Забайкальского института железнодорожного транспорта Николая Сигачёва.

У эсеров симпатичная «голова» списка – строитель Виктор Лопатин, хорошо знакомый в Чите и активно занимавшийся в первой половине года самопиаром предприниматель Андрей Жидков и неоднозначный, но запоминающийся всем, кто с ним сталкивался, депутат заксобрания Цырендоржи Дамдинов. Но это не решает проблем региональных групп, в которых у «Справедливой России» почти нет узнаваемых кандидатов, да и вряд эсеры смогут набрать такие проценты, которые позволят при распределении мандатов добраться до результатов голосования по округам.

ЛДПР, сыгравшая роковую роль в судьбе кандидата в губернаторы Алексея Кошелева, перед финишным рывком осталась с почти пустой краевой частью списка. Кроме председателя партии Владимира Жириновского, который возглавляет списки ЛДПР почти везде, где партия участвует в выборах, в «голове» осталась только кандидат в губернаторы Василина Кулиева. Депутат заксобрания Дмитрий Тюрюханов, заявленный третьим номером, по инициативе партии из списков был исключён без объяснения причин – ситуацию в ЛДПР толком не комментируют, не удалось получить комментарии и самого Тюрюханова, а избирком в этой ситуации выполняет демонстративно техническую функцию. Потеря эта больше репутационная, чем смысловая – Тюрюханов за пять лет работы в заксобрании почти ничем не запомнился, и вряд ли смог выступить паровозом в агитационный период.

Что в региональных группах, что в одномандатных округах у ЛДПР нет узнаваемых кандидатов, равно как у них нет шансов на победу. Так что в заксобрание, скорее всего, попадёт одна Василина Кулиева, а остальные один, два или три мандата будут распределены по желанию партии так, что спрогнозировать это сейчас практически невозможно – это может быть любой человек из числа зарегистрированных кандидатов. На итоговый результат ЛДПР в лучшую сторону сильно может повлиять, например, визит Жириновского в регион в первую календарную неделю сентября.

КПРФ, как и ЛДПР, свои проценты будет зарабатывать в основном на многолетней и достаточно стабильной работе партии, которая в современном российском политическом поле больше всего отвечает определению того, чем является партийная организация. В голове списка КПРФ кандидат в губернаторы Николай Мерзликин – человек в регионе знакомый, харизматичный и с чистой биографией, но вряд ли он сможет серьёзно повлиять на итоговый результат. Второй и третий номер списка – депутаты Сергей Белоногов и Сергей Сутурин – в регионе тоже хорошо известны, но гораздо чаще попадали в околополитические склоки и ещё с меньшей долей вероятности, чем Мерзликин, будут тянуть итоговые проценты вверх.

Сутурин вообще накануне выборов умудрился сорвать участие КПРФ в выборах по Читинскому одномандатному округу, не явившись для сдачи документов в окружную избирательную комиссию, прислав вместо себя своего представителя и допустив ещё пакет странных для столь опытного человека ошибок. Такое поведение было немедленно обжаловано соперниками и отменено краевым судом, после чего множество вопросов остаётся к самой комиссии, которая пропустила все эти нарушения законодательства.

Проблема ЛДПР ещё и в том, что при распределении позиций в избирательном бюллетене партия заняла 15-е из 17 мест – галочку за партию ставить будут только те, кто пришли голосовать именно за неё. Случайных избирателей у либерал-демократов не будет, и товарищей по этому несчастью у неё нет – остальные парламентские партии попали в первую часть бюллетеня, а КПРФ и «Единая Россия» вообще получили 3-е и 5-е место соответственно.

Что по КПРФ, что по ЛДПР видно, что партии склонны сами создавать себе проблемы. И связано это не столько с политикой партии, сколько с безалаберной работой с документами и серьёзными проблемами с кадрами.

Шансы остальных партий на попадание в парламент в настоящий момент достаточно сомнительны. Например, «Гражданская платформа», перед которой ставилась невыполнимая задача занять второе место, после снятия с губернаторской кампании Алексея Кошелева окончательно рассыпалась. Бывший вице-премьер остаётся первым номером списка партии, но его не видно и не слышно, равно как и второго с третьим номером списка. За какие-то проценты могли побиться несколько достаточно известных одномандатников, но борьбу продолжит только скандально известный предприниматель Александр Щебеньков. В Железнодорожном одномандатном округе Читы ему противостоит начальник центра охраны окружающей среды Александр Михайлов, выставленный «Зелёными», и депутат гордумы Вячеслав Ушаков – кандидат от «Единой России – соперники достаточно сильные. Тот же Ушаков, как и большинство кандидатов от партии власти, наверняка нацелен на победу и имеет на неё все шансы.

С позицией в бюллетене у «Гражданской платформы» вообще беда. Ей досталось счастливое, 13-е место, но проблема даже не в этом. Соседнее, 12-е место, слепой жребий отдал партии «Гражданская позиция», созданной, по моим ощущениям, специально для того, чтобы отбирать и без того немногие голоса у партии Михаила Прохорова.

Цифровые интриги без особого смысла

К концу первой декады августа кампания, расшатанная в июле скандалами с Кошелевым, окончательно успокоилась. Возможно, к этому приложил руку негласный координатор происходящего – главный федеральный инспектор Баир Жамсуев. Зачем власти региона сообщали об этом странном назначении – не понятно, и это одна из самых серьёзных ошибок избирательного штаба Константина Ильковского. Жамсуев занял привычную для него после 2008 года непубличную позицию, но не приходится сомневаться, что пресечение скандалов не обошлось без него. К тому же это единственный человек в регионе, который обладает и полномочиями, и статусом, и репутацией для того, чтобы иметь реальные рычаги влияния на столь непростую кампанию.

По сути, единственными интригами остались вопросы количества депутатов, которых проведут в заксобрание парламентские партии, и результат Константина Ильковского – победит ли он в первом туре, и с каким результатом.

Серьёзный процент потенциальных избирателей Ильковского отсутствует в городе, и прибудет на место к 1 сентября. Это и обеспеченные люди, занятые отпусками и обустройством закончивших школу детей в других городах, и бюджетники с сотрудниками крупных структур, проводящие летние отпуска за пределами региона. Настроение этих избирателей определит первая неделя сентября и подготовка к ней, на которую есть три недели августа.

Окружение Ильковского, по моим ощущениям, часто не очень понимает, что происходит с его рейтингами, не думает об этом или не имеет на руках данных качественных социологических исследований. Не занятые в кампании чиновники не всегда понимают, что всё равно являются частью информационного фонда вокруг лидера гонки, и не просчитывают последствия своих высказываний и действий. Если понимают и просчитывают, то это вдвойне странно.

Чего, например, стоит заявление о том, что средняя зарплата врачей в первом полугодии в Забайкальском крае составила 36,6 тысячи рублей, и вот-вот будет повышена до 41,4 тысячи рублей. Я никогда не советовал посетителям Читинского городского портала читать комментариев, но самое время сделать это под соответствующей новостью. Региональным чиновникам через год после публикации майских указов президента пора начать разделять статистические отчёты, которые они отправляют в Москву, с тем, что они говорят людям на местах.

Показатель в 36,6 тысячи рублей – это фантастически смелое заявление с учётом того, что даже в условиях жесточайшего тоталитаризма в современном здравоохранении врачи наравне с учителями остаются одними из самых влиятельных людей, хоть их порой и держат за дураков. Как выводится этот показатель – большая загадка, но у меня чёткое ощущение, что до 8 сентября надо продолжать набивать информационное пространство сообщениями о борьбе за миллиарды, которые пойдут на повышение зарплат, но не пытаться кормить людей эфемерными цифрами, которые в лучшем случае вызывают непонимание, а в худшем – открытое раздражение.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter