Все новости
Все новости

«Кровь на снегу и собачьи следы». Свидетели трагедии в Домне, где загрызли девочку, продолжают давать показания в суде

Вечером 22 января на пустыре в селе Домна нашли тело девочки с укусами псов

Собаки загрызли ребенка в январе. Дело дошло до суда спустя 4 месяца

Собаки загрызли ребенка в январе. Дело дошло до суда спустя 4 месяца

Поделиться

Вечером 22 января на пустыре в селе Домна нашли тело пропавшей за несколько часов до этого 7-летней девочки, которая не дошла из музыкальной школы домой. На ее теле были следы нападения животных. Минздрав Забайкалья назвал травмы девочки несовместимыми с жизнью. Следователи возбудили уголовное дело по факту гибели ребенка. В конце мая заместитель генерального прокурора России Дмитрий Демешин утвердил обвинительное заключение по делу в отношении Татьяны Качеевой, чьи псы, по версии Генпрокуратуры России, загрызли девочку в Домне, женщина свою вину не признала.

Суд по делу Качеевой, которую обвиняют в причинении смерти по неосторожности, начался 27 июня, и заседания проходят почти каждый день. Мы продолжаем публиковать показания свидетелей по этому громкому делу.

Показания свидетелей, которые прозвучали на судебных заседаниях в первые два дня, можно прочитать здесь.

Учитель по вокалу 7-летней школьницы рассказал о дне, когда девочки не стало. По его словам, сначала она опоздала на урок, так как позвонили родители и сказали, что у нее занятия по шашкам. Позже девочка пришла, с урока учитель отпустил ее в 13:11, она ушла одна. После этого к учителю пришел другой ученик, а в начале четвертого в группе родителей учеников мама школьницы спросила, не видел ли кто-то девочку. Учитель ответил, что ученица была на занятиях, и написал, во сколько она ушла.

Девушка, которая обнаружила место трагедии, рассказала, что увидела разбросанные детские вещи, но не поняла сразу, что там лежит тело ребенка.

По словам девушки, она знала о том, что девочка пропала, и пошла на поиски. Свидетельница шла вместе со своим ребенком. Она услышала лай собак и поднялась на пригорок, внизу под которым были разбросаны детские вещи — куртка, шапка, похожие на те, в которых была девочка. При виде девушки собаки разбежались в стороны. Тела ребенка девушка сначала не увидела. Она позвонила своему мужу и сказала, что нашла вещи, в это время подъехал мужчина и сказал девушке с ребенком уходить.

Сослуживец отца погибшей девочки отметил, что на месте трагедии рядом с телом на расстоянии 1–1,5 метра были разбросаны вещи — сумка девочки, оторванный капюшон, шапка, ботинок. На месте были видны кровь и следы борьбы — снег и песок вперемешку, а на пригорке было много следов собак.

Еще один сослуживец отца девочки был одним из первых, кто обнаружил тело ребенка.

— Я искал на личной машине. Поехал туда, где ребенок должен был идти. Увидел собак, поднялся на пригорок, оттуда уходила женщина с ребенком. Я увидел растерзанное тело ребенка, похожего на описание потерявшейся девочки. Позвонил в часть, сказал, что нашел ребенка мертвым, — рассказал мужчина.

Он отметил, что находился на месте трагедии до глубокой ночи, пока тело девочки не увезли.

— Когда я подошел, две собаки были около тела, еще на пригорке не меньше пяти. Увидели меня и убежали к остальным, — добавил военнослужащий.

Супруг Татьяны Качеевой во время судебного заседания заявил, что их собаки всегда были сыты. Он рассказал, что три собаки сидели в одном вольере, еще три — во втором, а остальные свободно бегали по ограде. Пищей для животных были объедки, которые каждый день приносили местные жители, а также комбикорм, который мужчина периодически закупал. По его словам, около 20 тысяч рублей в месяц у них уходило на содержание животных при общем доходе семьи в 30 тысяч рублей.

Во время его показаний обвиняемая Татьяна Качеева заплакала, из-за чего судья объявила перерыв, чтобы дать время женщине успокоиться. Также она не сдержала эмоций, когда речь зашла о гибели некоторых животных.

Сын подсудимой Игорь Качеев на суде рассказал, что около 5 лет не живет с родителями, так как у них маленький дом. Проживает он у своего дяди в доме неподалеку. По его словам, хозяйкой собак была именно его мать, она содержала их, а отец просто ей помогал. Имен собак Игорь Качеев не знал, он сказал, что не знает, сколько их было.

— Долгое время я работал в питомнике, мне за это время собаки надоели, поэтому я к ним равнодушен, — сказал сын подсудимой.

По его словам, собаки не выбегали за пределы ограды, были неагрессивными, их хорошо кормили. На вопрос адвоката о том, использовались ли собаки для каких-то нужд, Качеев категорически ответил, что нет. Также он отметил, что в Домне до дня трагедии бегало много собак — около кочегарки, где он работал, например, обитала стая бродячих псов — около 20–25 особей.

Свидетель, который в момент трагедии был исполняющим обязанности замначальника ИК-3, начальника центра трудовой адаптации осужденных, рассказал об условиях содержания собак, которые загрызли девочку. После трагедии в приют привезли 10–14 собак, отловленных с места, где нашли погибшую девочку. После этого к ним в вольер других собак не подселяли, чтобы облегчить работу следователям.

Свидетель предположил, что эти собаки останутся в приюте на пожизненном содержании с учетом обстоятельств, при которых они были пойманы. Обычно в приюте пожизненно оставляют агрессивных собак, агрессивность определяет комиссия, в которую входят представитель администрации, ЖКХ, кинолог, ветврач.

Доказательства по делу будут разбирать 4 июля. Кроме этого, показания даст сама обвиняемая Татьяна Качеева. Мы обязательно об этом расскажем.