СЕЙЧАС -26°С
Все новости
Все новости

«Пьяное» и «чумовое» село, остриженные перед казнью косы и плагиат - в обзоре районных газет

На требования покинуть подъезд одна светловолосая юная особа с размазанным макияжем, одетая в серую куртку, с бутылкой пива в руках вступила в перепалку. На наш вопрос, не стыдно ли школьницам распивать пиво, она беззастенчиво ответила: «Это сок!».

У наших коллег в «Ононской правде» запустили новую японскую печатную машину, что значительно облегчило выпуск газеты. Порадовало и то, что это чудесное событие журналист Светлана Саратова использовала как повод для чудесного рассказа о полиграфисте Анне Капустиной, пришедшей в редакцию в 1943 году. Если вам покажется скучной моя подводка, загляните всё-таки внутрь: «В помещении типографии стояли обычные печки, как дома. Бывало, придёшь на работу – холодно, кассы все смёрзшиеся. Пока печку растопишь, воду нагреешь, кипяточком буковки польёшь, оттаешь, потом только начинаешь работать. Мыли шрифты после печати тоже водой, керосина почти не давали. (…) Работала в типографии одна женщина. Как-то раз, видимо, от голодной жизни, украла она эти карточки, а её маленький сын случайно достал их из сумки прямо на глазах у редактора, тот и заявил на неё. Женщину посадили...». В копилке Анны Иннокентевны – 43 года работы, 10 сменившихся редакторов, пять дочерей, 14 внуков и 18 правнуков.

Публиковать доходы чиновников стало доброй традицией. Не отстала от остальных СМИ и «Рабочая трибуна». Госслужащие Хилокского района – масштабы не краевые, конечно, но даже у них интересно посчитать доходы в кошельке. «Глава районной администрации П.А. Дядин за прошедший год заработал 888 497,27 рубля, а его супруга – 61 277 рублей. Более чем на 100 тысяч рублей меньше доход по месту работы председателя районного Совета депутатов И.А. Корвякова – 73 1104, плюс ещё дополнительно 120 000 рублей. А вот его супруга, работающая заместителем директора в Линёвоозёрской школе, получила 558 153,77 рубля», - пишет Татьяна Колесникова.

Корреспондент газеты «Слава труду» Юлия Гневышева проделала колоссальную работу по сбору архивных данных, чтобы порадовать читателей сочной и подробной историей краснокаменского села Соктуй. Началось всё, конечно, с названия. И даже здесь уже интересно: «Существует несколько толкований значения названия «Соктуй-Милозан». По-бурятски «соктуй» - значит «пьяный», а называется так потому, что возле села протекает ручей, который виляет, как говорят сами буряты – «кидается» в разные стороны, точно пьяный! Слово «милозан» в переводе с бурятского означает «болезнь». Возле извилистого ручья как раз растет трава, от которой болели животные. Второе толкование названия местности связано с настоящим бедствием – жителей села несколько раз выкашивала чума. С монгольского языка оно дословно переводится как «шатающаяся походка». Именно так ходят люди, поражённые чумой». Есть даже рассказ о росте богатства села в цифрах. К примеру, в 1933 году появился тягловый скот – быки, которых отобрали у кулаков Зыряновых. «На быках пахали землю, сеяли пшеницу, сажали картофель. Урожай собирали серпами. В 1933 году в колхозе были свиноферма, птицеферма, 32 тысячи овец, 420 голов дойных коров, откормочный гурт КРС, козы, верблюды, 700 голов лошадей. Председателем колхоза в 1935 году был избран А.В. Федотов. С 1960 по 1970 годы в совхозе было 27 тысяч овец, в том числе 12 500 овцематок, 1300 голов крупного рогатого скота, 200 голов лошадей. Сельскохозяйственные угодья составляли 57 095 гектаров».

Грустный материал о чернышевской молодёжи можно найти в газете «Наше время». «Наши герои, потерявшие, в основном, работу из-за пристрастия к алкоголю, что же они не ищут выход из создавшейся ситуации, а продолжают «на голубом глазу» сидеть на шее у жены, родителей или престарелых бабушек и дедушек, коротая в сонном безделье день за днём, - начинает Любовь Шемелина и продолжает рассказывать о «собственном опыте». – ...Понесла недавно мусор, вижу: в контейнере с отходами энергично роется грязный молодой человек. Не удержалась от вопроса: «Не стыдно? Мог бы и заработать себе на пропитание, а не рыться в мусоре». На это незнакомец совершенно спокойно ответил: «Когда есть свободное время – колымлю». То есть, следуя его логике, когда он свободен от копания в грязи и мусоре, он иногда работает».

В «Нашем времени» же Любовь Шемелина рассказывает о многократном факте плагиата. «Двадцать второго февраля этого года на страницах нашей газеты были напечатаны два материала наших корреспондентов Надежды Дёминой и Ольги Казаковой. Первая присутствовала на встрече предпринимателей района с руководителем администрации MP «Чернышевский район» В.В. Наделяевым, представителем губернатора Забайкальского края в Чернышевском районе, работниками районной и поселковой администрации, ФСБ, прокуратурой района. Речь в статье шла о том, что авторы письма – предприниматели – просили руководство вышеперечисленных ведомств обратить внимание на рост преступности в районе и малоэффективную работу сотрудников правоохранительных органов. В своём небольшом материале другой наш корреспондент Ольга Казакова предостерегала одиноких пожилых жителей, пенсионеров не впускать в свой дом незнакомых людей, которые выдают себя за прихожан Православной церкви и просят внести посильную лепту на нужды церкви. Не стоило бы снова возвращаться к напечатанному, если бы не одно но. Дело в том, что какой-то неизвестный нам автор, назвав себя скромно, без указания своей фамилии, внештатным автором «Забмeдиа.Ру» опубликовал два названных материала, не спрашивая на это разрешения у настоящих авторов. Так же плагиатор поступил и с моей публикацией «Шаг в бессмертие», опубликованной в газете от 8 февраля нынешнего года», - выясняется из текста .

«... Шёл уже второй год войны, Украина была по-прежнему оккупирована, немцы вовсю бесчинствовали на её территории, расправляясь с мирным населением за любые признаки непокорности. Но пацаны, подобные Володе Танасюку, не думали, что им грозит. Неожиданность подстерегла подростка весенним солнечным днём, когда фашисты устроили облаву на молодёжь. Хватали всех подряд – парней и девчат, сопротивляющимся могли прикладом по голове дать. Володя попытался спрятаться под прилавком, но немец выволок паренька оттуда, всех затолкали в грузовик и повезли на железную дорогу. Без документов, без необходимой одежды, без узелка с продуктами, погрузили насмерть перепутанных подростков, кому из них 15, кому 17 лет, в так называемые «телятники» и повезли, как потом выяснилось, в Германию через Польшу. Через несколько дней украинские подростки попали в концлагерь, где жили в бараках, питались впроголодь баландой, дважды в день выстраивались на перекличку в окружении немцев и их овчарок. Потом Володе пришлось работать от темна до темна на кирпичном заводе, терпя все издевательства, унижения, ведь в любой момент могли расстрелять, искалечить. Тех, кто пытался бежать, расстреливали, травили собаками. Да и кто тебя приютит на чужой земле, к тому же не зная языка, не имея паспорта», - об узниках концлагерей, чья жизнь продолжилась в Забайкальском крае, в частности в Петровск-Забайкальском, как у Володи, пишет «Петровская новь». Есть ещё Ванечка Сёмкин, заработавшим три медали за труд в Петровске. И его история.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter