СЕЙЧАС +14°С

«Родом из Забайкалья»: Суши, суси, колобки

Когда я только изучала язык, всё время путала слова «велосипед» и «поезд». Они звучат похоже. Японцы спрашивают: «У вас такая большая страна. Как вы вообще передвигаетесь, на чём?» Я объясняю, что есть самолёты, поезда.

Если она сказала: «Да, могу говорить» - говорите скорей! Потому что ещё через минуту японовед, кандидат социологических наук Саяна Митупова нырнёт в суету московской улицы или махнёт в Японию на стажировку. Или зароется в бумажные дебри научных докладов. Или схватит на руки сынишку и бросится гоношить ужин, потому что супруг – доктор медицинских наук - вот-вот придёт с дежурства в Филатовской больнице… Неугомонная, тоненькая, летящая. Любовь – её крылья. Наука и семья – её жизнь.

Чита-Москва-Токио

- Отправной точкой был факультет иностранных языков ЗабГГПУ в 2000 году. А потом?

- После института я год проработала учителем английского языка в родной школе в Тынде (родители уехали туда строить БАМ). Будущий муж в это время учился в Москве в ординатуре. Зорикто коренной забайкалец, как и я. Родился и вырос в Краснокаменске. Окончил ЧГМИ. Через год мы вместе вернулись в Читу, поженились, а после отправились в Москву. Муж поступил в аспирантуру в Российский государственный медицинский университет (РГМУ). А я работала переводчиком – английский, немецкий. Но решила, что это не моё. Тянуло к преподаванию, науке. Устроилась на кафедру иностранных языков в университет, где учился муж. Он даже кандидатский минимум мне сдавал! Всё, как в фильме «Большая перемена» (смеётся).

Девять лет проработала на кафедре. Муж оперировал и параллельно занимался наукой. Я смотрела на него и тоже решилась: поступила в институт социально-политических исследований Российской академии наук. Засела за диссертацию. По Японии.

- Но почему именно Япония? Хокку, суши, кимоно – что привлекло?

- Меня зачаровывала японская культура… А когда я училась на третьем курсе, на ФИЯ появилась преподаватель японского – японка. Я пошла к ней на курсы японского. Английский с немецким давались легко. Восточный язык был мечтой — сбылась! Тогда я и ушла в Японию и до сих пор оттуда не вернулась! (смеётся)

Ещё одним поворотным моментом в жизни была встреча с профессором МГУ, доктором социологических наук, ведущим научным сотрудником ИСПИ РАН Култыгиным Владимиром Павловичем. Именно он взял меня под свою опеку. Благодаря ему в 2004 году я впервые уехала на международную конференцию в Саратов. Там Владимир Павлович познакомил меня с моим японским руководителем – профессором токийского университета Хитоцубаши Сюдзиро Язава. С этого и началась моя учеба в аспирантуре, параллельно с работой в университете. Я бегала и туда, и туда. А в 2005 году у нас родилась дочка Алина. И с её рождением у нас в семье началась волна замечательных событий. Муж защитил диссертацию. В 2006-м – защитилась я.

Изучала японский в МИРБИСе четыре года при РЭА имени Плеханова, затем в Японии в Осаке. Но должна сказать, что просто так мне ничего не даётся. Приходится уйму усилий приложить всегда, упорствовать... Раз пять я подавала на гранты, чтобы побывать на языковой стажировке в Японии – отказывали. Только на шестой раз, в 2008 году, пришёл положительный ответ. Я получила грант Японского фонда по изучению японского языка в регионе Кансай, городе Осака. Дочка была маленькая, и я выбрала самую короткую — трёхмесячную - стажировку. Родителям нашим спасибо огромное, что помогли.

Потом, когда я вернулась в Россию, то продолжила научную работу. Написала монографию «Японская социология: становление и развитие». Муж поступил в докторантуру. В 2010 году стал доктором, доцентом. Сегодня он практикующий врач, детский хирург, доктор медицинских наук, доцент кафедры.

К сожалению, в 2008 году Владимир Павлович Култыгин ушёл из жизни. А с профессором Язавой сотрудничаем по сей день. Встречаемся на международных конгрессах – в Швеции и Токио – в 2010-м, 2008-м, 2011-м... Везде – в Чите, Москве, Японии – мне очень везло с учителями. В 2010 году я уехала на вторую стажировку в Японию, в университет Сейдзе, по программе российско-японского молодёжного обмена молодыми учёными. Но стажировка прекратилась нежданно-негаданно. Когда случился взрыв АЭС. Ко мне должны были приехать муж с дочкой, уже были куплены билеты, я придумала культурную программу — что им покажу, куда свожу. Не вышло. Но думаю, у меня ещё будет возможность показать семье эту удивительную страну.

Дом - семья - работа

- Что в планах?

- Много всего – работа, публикации, путешествия... Одной наукой в России сыт не будешь. Поэтому совмещать приходится всё. Сейчас с коллегами участвую в российско-японских проектах на тему «Социальное доверие в российском и японском обществах» на базе университета Тюо (Токио) и МГУ. Продолжаю преподавать английский язык на международных курсах. Мечтаю и японский со временем тоже преподавать. Хочу получить опыт преподавания английского языка в странах Юго-Восточной Азии. В следующем году участвую в социологическом конгрессе в Йокогаме.

- И при этом вы мама двух детей. Как успеваете?

- Могу успевать, потому что мне муж очень помогает. Мы оба в науке. И понимаем, насколько это интересно и как это важно для нас. Родители выручают – мама прилетает из Читы, когда нужно подключиться, подхватить. Дочке сейчас 8 лет, сыну – 8 месяцев.

- Обычно в семье один «центр тяжести». А вы смогли выстроить отношения так, чтобы каждый мог расти в своей профессии.

- Нам обоим это нравится. Хотя она очень разная – деятельность наша. У него медицина, у меня социология. Я очень неугомонный человек. Даже сейчас, когда малыш ещё маленький, готовлюсь к конференциям. И так постоянно. Это уже образ жизни. Какие-то мероприятия, исследовательская работа… Дети с самого рождения приучены к такому ритму жизни (смеётся). Уже тоже не отстают!

Повторюсь, нашей семье так – комфортно. И мне, и Зорикто нравится научный туризм. Ты едешь в страну не просто как турист - берёшь путёвку и едешь. Ты едешь с какой-нибудь делегацией и не только узнаёшь страну – ты налаживаешь контакты с учёными разных стран. А это ещё интереснее.

- Такая неуёмность характера – это врождённая черта?

- Может быть, это было всегда, но проявляться начало, когда я оканчивала институт. Наверное, когда есть увлечённость настоящая, она всё равно пробьётся и найдёт выход. Не только в Москве, в любом месте. Несмотря ни на что. Даже в Тынде я находила возможность найти японцев. И работала с ними в качестве переводчика.

- У японцев с Забайкальем, наверное, такие… военизированные ассоциации? Сколько кладбищ военнопленных осталось тут. Это накладывает отпечаток на современные отношения с ними?

- Не думаю. Это очень открытый, толерантный народ. Очень вежливый и терпимый. Островитяне – это совершенно другой менталитет нежели у материкового населения. Почему они во многом схожи с англичанами, потому что те – тоже островной народ. Это накладывает отпечаток на характеры народов. Мои знакомые – японцы, они довольно часто туда ездят: Англия им очень близка по духу.

Поделиться

Поделиться

Япония

- Попытайтесь в двух словах передать колорит – какая она, Япония?

- Знаете, она очень разная. Она и современная, и очень самобытная. И это чувствуется даже в современных городах-мегаполисах, таких как Токио. Небоскрёбы, и в то же время где-то обязательно найдётся такой островок, где есть храмы, где тихо, спокойно. Где можно встретить на улице людей, одетых в кимоно, особенно в праздники.

- Одна из ваших стажировок в Японии совпала со взрывом атомной станции.

- Я была в Токио, когда всё случилось. Запомнилось - абсолютное поразительное спокойствие. Никакой паники, ничего такого не было совершенно. Как жизнь текла своим чередом, так всё и шло. Конечно, из магазинов исчезли сразу питьевая вода, вещи первой необходимости, но при этом не было давки, люди также кланялись друг другу, пропускали без очереди пожилых. Этим спокойствием я была просто поражена.

Иностранцам, да, было очень страшно. Больше негатива и страха шло извне – родные звонили, спрашивали, ну что там у вас, как. И это сеяло тревогу. Но глядя на окружающих, казалось: всё будет хорошо и не может быть иначе.

- Говорят, любимые всеми суши – у нас и у них – это разные вещи?

- Суши (вернее – суси!), наверное, больше популярны в России, чем в Японии (смеётся). Не знаю, почему у нас решили, что это – одно из самых популярных японских блюд. Там очень много других блюд, очень популярных. Очень люблю их картофельные колобки. Называются корокке. Знаете? Жаренные. Суси же – то, что у нас здесь продают и предлагают в ресторанчиках – даже близко не напоминает то, что на самом деле подразумевают под словом «суси» японцы. Даже в Москве. Как-то я приехала из Японии и решила сходить в ресторан. Только попробовала – ну просто земля и небо! И даже зелёный чай попробовала – совершенно другой вкус. Правда, есть в Москве всего несколько мест, куда сами японцы ходят.

- Накладывает свой отпечаток на японское ощущение стабильности жизни – любовь к императору? Мы-то своих на каждой кухне...

- Конечно. Императорская семья для них - святое. Император для японцев – бог. День рождения императора 21 декабря – самый любимый праздник. Но у учёных своё мнение на этот счёт. Мой научный руководитель, о котором я уже рассказывала, считает, что император в Японии — своеобразный артефакт. И что обходится он японскому обществу слишком уж дорого. Японская молодёжь сегодня уже более демократична, и для многих примерно одно и то же – сходить в Диснейлэнд и во дворец императора.

- Видите себя постоянной жительницей Японии?

- Раньше думала об этом. Но жить в Японии и быть там какое-то время — совершенно разные вещи. Многие россияне влились в японское общество, успешны. Но лично вижу себя там в краткосрочных поездках, на стажировках, конгрессах.

За Байкалом

- Стремление людей уехать из Забайкалья… Многие не рассматривают Читу как плацдарм для исполнения своих мечт. Что вам дал родной город?

- В первую очередь, очень хорошее образование. Горжусь тем, что окончила Забайкальский педагогический университет имени Чернышевского. Тепло всегда вспоминаю преподавателей, однокурсников. Уровень языка, который дают в нашем вузе, очень высок. Я в Москве со своим читинским образованием абсолютно не чувствовала себя ущербно по сравнению с выпускниками МГИМО, МГУ и так далее.

Как-то встречаю поезд из Читы на московском вокзале – родители передали нам гостинцы. Лет десять назад. И вдруг я вижу: стоит на перроне наша Ольга Викторовна Стельмак – наш любимый декан ФИЯ. Тут, в Москве, родное знакомое лицо! У меня дыхание перехватило. Подбегаю, ой-ай, чуть не обнимаю её. Она прямо опешила, потому что тоже не ожидала меня увидеть (смеётся).

- С японцами забавные случаи припомните, чтоб «улыбнуло»?

- О, так много было всего! Вся моя жизнь состоит из каких-то приключений. Один раз у меня в Японии украли велосипед. Я очень удивилась: как же так, такое цивилизованное общество! Пришлось в полиции описывать свои чаяния на японском. Оказалось, что в Японии часто крадут велосипеды и зонтики. Мы с одногруппником решили заняться поиском сами. Смотрим – лежит на дороге похожий велосипед, цепь оторвана. Притащили его в центр, где мы жили. На следующий день в дверях записка от администрации общежития: «Пожалуйста, не собирайте никакой мусор на обочинах. Его очень дорого утилизировать».

Когда я только изучала язык, всё время путала слово «велосипед» и слово «поезд». Они немножко одинаково звучат. Японцы спрашивают меня: «У вас такая большая страна. Как вы вообще передвигаетесь, на чём по стране?» Я объясняю, что есть самолёты, поезда. Чтобы добраться до Москвы от Владивостока, мы едем на велосипеде… - говорю я, имея ввиду поезд, – семь суток. «Как?» - у слушателей оторопь. – «Семь суток на велосипеде?! Какие же вы молодцы…» В конце беседы я поняла, что перепутала слова (смеётся).

- Да уж, если поезд велосипедом заменить, может, и правда, отток населения бы прекратился… Многих от переезда в мегаполис отворачивают пробки, дороговизна жилья, долго добираться до работы со съёмных квартир. Или у двух молодых учёных всё было как по маслу?

- Ну что вы. Десять лет мы прожили в общежитии. Ничего страшного. Оба получили за это время учёные степени. В общежитии родилась дочка. Так что бытовые трудности нам не были помехой абсолютно. Может быть, даже наоборот - трудности нас закалили.

В Японии ведь тоже в этом плане надо быть стоиком. В домах очень холодно, нет центрального отопления как в России. Поэтому когда я была на стажировке, спать приходится в одежде, оставалась в рабочем кабинете как можно дольше: дома-то надо было включать обогреватель или кондиционер, а это очень затратно. Но очень тёплые человеческие отношения. Люди доброжелательные, готовы прийти на помощь в любое время.

Что бы пожелали забайкальцам как человек, который знает, что можно добиться того-то и того-то, а для этого надо то-то и то-то…

- На самом деле, наверное, нет выхода в том, чтобы всем разбежаться кто куда. Разъедутся талантливые умные люди, и что тогда? Может быть, сплотившись, можно было бы сделать для Забайкалья что-то хорошее? Для молодёжи Москва, конечно, даёт возможность развиваться дальше, по крайней мере, для нас так было в плане научной работы. Сама Москва – такой «пересадочный» момент, который помогает реализовать свои идеи.

Если пошли - надо идти, ничего не бояться, не надо заранее настраивать себя: а вот, а если вот что-то… Современная жизнь предлагает очень много возможностей. Порой мы даже не подозреваем, насколько много. Естественно, для этого надо работать не только над поиском этих возможностей, но и над собой. Не лениться, заниматься самообразованием, учить языки. И жизнь надо прожить так интересно – узнавать отличных людей, путешествовать, добиваться намеченных целей – чтобы в старости сидеть потом и счастливо вспоминать (смеётся).

Желаю всем крепкого здоровья и удачи во всём. В Японии говорят: がんばってください!Гамбатте кудасай! Если дословно: делай много усилий, трудись! И всё получится.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter