СЕЙЧАС +7°С

Элина Акулова: Не люблю глупых мужчин

Есть вещи, которые в понимании всех должны согласовываться 15 раз, но когда решение лежит на поверхности - я стараюсь принимать его сама.

Построит ли Забайкалье приюты для бездомных собак за 80 миллионов рублей, почему нельзя пить энергетики и зачем нужно менять работу каждые 5 лет – в интервью с депутатом, работавшем в минсельхозе и возглавлявшем госконюшню, Элиной Акуловой.

Федеральные деньги будут

Небольшой кабинет с огромным столом и аккуратно сложенными листами документов на нём. Элина Акулова несколько дней назад вернулась с сельскохозяйственной выставки в Москве, параллельно с которой прошли встречи с представителями правительства России. В Забайкалье депутат привезла новость о том, что федеральный бюджет согласен помогать региону строить овощехранилища и покупать новую технику, перечисляя 20 и 30 процентов их стоимости.

- Что это за 20 и 30 процентов помощи от федерального бюджета?

- Речь идёт об увеличении финансирования государственной программы. Но не об увеличении в целом по программе, а, в первую очередь, дополнительных мероприятий. Одно из мероприятий, которое давно уже обсуждалось на федеральном уровне, и мы неоднократно по этому поводу обращались, - субсидирование приобретаемой техники и оборудования. Причём федеральный бюджет сегодня готов поддерживать сельхозпроизводителя, перечисляя ему до 30% стоимости техники, которая в Забайкальском крае самортизирована практически на 100%.

Забайкальский край – один из немногих регионов, которые такую поддержку оказывают из регионального бюджета, перечисляя до 50% стоимости техники. К сожалению, мы пришли к тому, что сегодня задолженность по этому мероприятию господдержки даже за 2013 год не выплачена полностью. Региону сложно справляться одному. Если 30% средств будет идти из федерального бюджета, то это облегчит нагрузку на региональный бюджет, мы сможем уменьшить свою составляющую и тем самым просубсидировать большее число товаропроизводителей. Я говорю не только о тракторах, но и о комбайнах, отсутствие которых не позволяет сегодня нам в нормальные сроки убрать урожай.

Ещё одно мероприятие, о котором говорилось на выставке – это субсидирование затрат на строительство овощехранилищ. Причём акцент делается не только на хранение плодоовощной продукции, но и о субсидиовании предприятий пищевой промышленности. До недавнего времени мы не оказывали никакого влияния на развитие этого направления, потому что возможности бюджета были ограничены. Сегодня такая возможность появляется, мы прекрасно понимаем: переработка своей продукции позволит нам широко её использовать и обеспечить сбыт.

- Много ли у нас перерабатывающих предприятий в крае?

- У нас их достаточно, и они на слуху, особенно предприятия, которые производят колбасные изделия. Объёмы производства у них очень неплохие, сегодня их продукция поставляется и за пределы Забайкальского края. Есть предприятия, которые производят хлебобулочные изделия, здесь мы вообще на 100% обеспечиваем собственный регион. Вместе с тем такой вид продукции, как печенье, на территории края практически не производится. Если есть, то совершенно малые объёмы. Я с удивлением недавно узнала, что у нас появились намётки по производству собственного зефира. Я дегустировала эту продукцию, прекрасное качество.

- В условиях санкций мы говорим о том, что мы справимся с ситуацией со своим мясом и зерном. Не кажется вам, что это какой-то ложный оптимизм? Невозможно же на двух-трёх товарах «выехать».

- Конечно, мы на 100% обеспечить себя всем, даже той минимальной корзиной, которая сегодня нужна потребителю, не можем. Мы не производим сегодня чай, растительное масло, сахар, ещё какие-то виды товаров. Но основные продукты питания, мы способны производить у нас в регионе. Я не думаю, что здесь мы завышаем какие-то эти прогнозы. Другое дело – правильно организовать заготовку продукции. Сегодня даже личные подсобные хозяйства, если будут понимать, куда они эту продукцию реализуют, будут выращивать не два бычка, а больше. В организации заготовки и сбыта мы сегодня хромаем.

- Мы говорим о том, что правительство готово давать деньги на строительство овощехранилищ. В этом году урожай неплохой. Есть, где его хранить?

- К сожалению, очень мало возможностей для хранения. Сельхозтоваропроизводитель, занимающийся растениеводством, зернопроизводством, старается как можно скорее после уборки эту продукцию сбыть. А в это время как раз минимальные цены. Если бы мы сохранили урожай и могли бы реализовать его позже, это было бы достаточно серьёзным шансом. Но пока храним традиционно. Для этого у нас очень мало точек: Борзинский элеватор, ещё ряд небольших по мощностям предприятий, которые могут позволить себе складировать зерно на площадке.

«Энергетики даже не пробовала»

- Не могу обойти вниманием ваш так называемый «женский» вопрос об энергетиках (в заксобрании края законопроект был разработан депутатами-женщинами – ред.). Будет ли продолжение? Вы анализировали, как он работает?

- К сожалению, очень мало времени прошло, и говорить о полном анализе не приходится. Пока мы сами отслеживаем, каким образом он реализуется. Я думаю, мы вернёмся ещё к обсуждению необходимости и работы этого закона. Было очень много споров о его нужности, нам было предложено много разных заключений, в которых говорилось о том, что энергетик – это продукт, который можно употреблять, он если не полезен, то как минимум нейтрален для молодого подрастающего организма. В моём понимании это лобби определённых предприятий и сетей, потому что это один из товаров, который несёт определённую выгоду. Я тоже мама, и мне приходилось наблюдать, как спокойно эти энергетики употреблялись в том числе в школе, где учились мои дети. Я категорический противник их употребления и была четырьмя руками «за» подписание этого закона. То, что он нужен - просто не обсуждается.

- Вы энергетики пробовали?

- К счастью, нет. И как-то боязно (смеётся). Я примерно знаю состав, и мне жалко свой желудок. Мы же знаем, что очень многие водители-дальнобойщики за правило взяли употреблять энергетик как тот напиток, который помогает двигаться по трассе. Будучи в дальних командировках, я это часто наблюдала. Жутковато.

«У меня самостоятельные дети»

- Что вы запрещаете делать своим детям?

- Ну, слово «запрещаете», наверное, не совсем правильное, по энергетикам я тоже не запрещала. Я просто всё делала, чтобы было понимание: это не есть хорошо. Как-то мои дети пробовали меня привлечь к разного рода фастфудам. Мы пришли, попробовали, съедено было достаточно много, я поменьше, дети – побольше. Через это мой сын до сих пор говорит: «Я наелся». Прямые запреты я никогда не приводила, ведь я сама была молодой, достаточно самостоятельной, и, если бы со стороны родителей были запреты, любой нормальной реакцией подростка на тот момент было бы сделать ровно наоборот, быть может, сделав выводы позже. Но это не говорит о том, что я у своих детей буду поощрять какие-то чрезмерные вещи.

- Вы не строгая мать?

- Дети говорят, строгая. Они у меня самостоятельные по жизни, хотя советуются, конечно, со мной. Я всё делаю для того, чтобы их решения даже при моём участии оставались их решениями. Пока, слава богу, срабатывает, тревоги нет. Боюсь сглазить, но хотелось бы, чтобы всё ровно так продолжалось. Моей старшей дочери 26 лет, младшему – 17. Старшая дочь закончила институт, сейчас работает, есть определённые шаги по карьерной лестнице. Младший учится в кадетском корпусе. Не каждая мама своего сына, наверное, определит в казармы, но это было его решение, его выбор.

- Восемь лет разницы между детьми.

- У меня всё складывалось в жизни так, что всё приходило само собой. На тот момент времени именно через такую паузу временную получилось родить второго ребёнка. Конечно, были определённые вопросы, когда они начали расти, между ними были трения, но ведь это бывает и при трёх-четырёхлетней разнице. Зато сейчас у сына есть определённый тыл в виде старшей сестры. Повторюсь, она сама самостоятельный человек, достаточно харАктерный сын у меня, и сегодня ему проще, потому что у него есть сестра. Может в некоторых вопросах чаще к ней, чем ко мне, обратиться.

«Не мягкая женщина»

- Как вы оцениваете свой характер?

- Не мягкая, это точно. Сказать сильная… нет. Я не знаю (улыбается). Я, наверное, тот человек, который привык принимать решения сам, несмотря на то, что я весы по гороскопу. У меня присутствует необходимость взвешивать какие-то решения, а для того, чтобы их принимать, я прислушиваюсь к мнению окружающих - есть такое. Иногда просто сомневаюсь в каких-то вещах. Но решение окончательное остаётся всё равно, как мне кажется, за мной, особенно в семье. И на работе. Быть может, в ранней работе это даже какие-то даже сложности создавало. Есть вещи, которые в понимании всех должны согласовываться 15 раз, но когда это решение лежит на поверхности и требует сиюминутного принятия - я такие решения стараюсь принимать. В семье тоже получалось так, что я решения принимала, особенно такие серьёзные, как переезд в другой регион. Что касается женской составляющей… Мы все остаёмся женщинами. Мне хочется хорошо выглядеть, хочется цветы на праздник, здесь ничего страшного нет. Приятно, что у нас на новом месте работы достаточно адекватное окружение, нет такого безумного подхода по гендерному признаку, деления; есть уважение вне зависимости от принадлежности к полу. Приятно, потому что я не люблю глупых мужчин.

Карьера «по пять лет»

- Как вы пришли к работе в заксобрании, через какие решения складывалась карьера?

- У меня жизнь всегда складывалась и складывается так, что есть определённая веха или период, проходя который я начинаю искать что-то новое даже неосознанно. Ровно так, как я в своё время поменяла кресло руководителя конкретного предприятия и приехала в этот регион. Всё это в период где-то 5-6 лет. Через какое-то время я ушла на работу в министерство. Точно так же 5 лет – это минсельхоз. Казалось бы, уже система работы понятна была, но… наверное, тоже было интересно узнать, а как здесь, в законодательном собрании. Подтолкнула к этому, наверное, ситуация, которая сложилась к тому времени в министерстве.

- Как вы оцениваете работу таких руководителей министерства сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края, как Вертипрахов, Якимов?

- Я, наверное, не буду комментировать работу под началом Вертипрахова. Это очень короткий период времени, за который… У меня было определённое мнение, которое сложилось в отношении этого конкретного руководителя. Обсуждать сейчас не хочется, ситуация поменялась – и слава Богу.

Что касается новой команды, то Виктору Александровичу Якимову очень сложно на этом посту. Во-первых, уровень заместителя председателя правительства – достаточно высокий, он предъявляет достаточно высокие требования к министру как к личности, как к профессионалу и как к человеку. Это сама по себе ноша очень тяжёлая. Плюс такой огромный пласт как сельское хозяйство всегда был самым сложным, и минсельхоз, как правило, остаётся самым, не в обиду другим министерствам, живым и движущимся министерством, потому что по-другому здесь работать нельзя. В кабинете на телефонном аппарате в минсельхозе просто не посидишь, надо работать на местах, в районах, надо принимать решения, которые сегодня сдвинут вообще всю ситуацию. А в условиях нашего ограниченного бюджета, о которых не говорит только ленивый, принимать такие решения достаточно сложно: нужно чётко понимать, какие акценты расставить, по каким направлениям бить, чтобы не размазать те минимальные деньги, которые выделяются внутри региона. В этом плане очень сложно и министру, и его команде, потому что они все пришли на свои посты не с аналогичных должностей. Но есть определённый карт-бланш - период, после которого Виктор Александрович уже должен отчитаться о результатах работы и перспективе. Сейчас уже должна быть чётко понимаемая стратегия.

«У Константина были благие намерения»

- Самое громкое уголовное дело прошедших лет в сельском хозяйстве края – дело бывшего депутата заксобрания Константина Наместникова. Как вы считаете, адекватное ли вине наказание он получил ваш коллега?

- Отношение разное, если честно сказать, потому что сегодня в сельское хозяйство Забайкальского края инвесторы, мягко говоря, в очереди не стоят. Сегодня у нас крестьянско-фермерские хозяйства развиваются достаточно стабильно, но развиваются благодаря государственной поддержке, которую сегодня оказывают краевой и федеральный центр. Здесь, может быть, не совсем правильные решения были приняты Константином об использовании этих средств, хотя намерения изначально, когда он только заходил на сельскохозяйственный рынок, были самые благие.

Сегодня любое предприятие без собственной сырьевой базы, учитывая нашу сезонность, не может поступательно развиваться. Такое мощное мукомольное предприятие всегда испытывало перебои с сырьём, не могло развиваться. Изначальная идея объединить вокруг себя крупные сельхозпредприятия была абсолютно адекватной. А то, что там дальше получилось… Бюджетные средства – это бюджетные средства с чётко понимаемой целью. Вне зависимости от обстоятельств ни одна финансовая инспекция не будет делать скидку на ситуацию.

- Самый спорный законопроект последнего времени – о бездомных собаках. Как вы считаете, можно ли сегодня в таких сложных условиях заниматься собаками и, самое главное, как-то решить проблему?

- Это не можно, это нужно делать. Мы дожили до того, что, выходя из здания по Чайковского, 8, на площади за памятником Ленина мы видим своры этих собак. И они не холодные, они сытые, их много и они безбоязненно могут подходить к людям. Взрослый человек этой собаки не боится, а у детей может быть испуг. Я сама большой любитель животных - к сожалению, потеряла свою собаку недавно, - но, тем не менее, если случилось, что животное стало безнадзорным по какой-то причине, надо эту причину найти. Если это просто потеря, то пусть хозяин её заберёт, мы даём на это срок, положенный по Гражданскому кодексу – 6 месяцев. Если животное больное и опасное, мы тоже должны предпринимать какие-то действия. Ну а далее право принятия решения о дальнейшей судьбе остаётся за муниципалитетом, хотя не возбраняется частным приютам такую работу вести. К счастью, в этом мы нашли понимание с нашими общественными организациями.

- Легко ли шло обсуждение этого законопроекта в рабочей группе?

- Обсуждения в рабочей группе очень трудно начинались, там бои были вплоть до личных оскорблений. Казалось, что мы просто не найдём решения. К счастью, его нашли и сразу вынесли его на широкое обсуждение, чтобы это не было законом, рождённым в кулуарах власти. К сожалению, предложений-то практически нет. По всей видимости, законопроект устраивает всех. До 10 октября мы принимали все поправки в него, сейчас мы вносим его в установленном порядке в правительство на рассмотрение.

Единственное опасение – закон не дешёвый, и, может быть, правительство будет иметь какие-то возражения, но всё равно решение принимать надо. Мы надеемся, что заключение правительства будет такое, которое позволит нам его внести. В противном случае мы опять вернёмся в обсуждения.

- О какой сумме сейчас речь идёт?

- Нам дала свои расчёты ветеринарная служба, здесь в основу легли расчёты по отлову, по первичному содержанию, исследованию, обработке и по необходимой вакцинации. Это начало в общем-то недорогое, там около 20 миллионов на первом этапе. Но мы же говорим о комплексе мер, о том, что должны быть какие-то разовые вложения на строительство питомников и далее – средства на содержание. Будут ли это субсидии или просто прямое финансирование - это решение является прерогативой правительства. Окончательная сумма, я полагаю, будет не менее 80 миллионов рублей на первом этапе, далее – поменьше.

Путями запретов…

- В приграничных районах часто стали обнаруживать ящур. Говорит ли это о недостаточной работе ветеринарной службы на этих территориях?

- А, может быть, это говорит о хорошей работе ветеринаров по выявлению болезни? Ветслужбе сегодня приходится достаточно сложно, потому что уже настолько оптимизирована структура, настолько дефицит ветеринарных врачей на местах, что говорить о том, что они с нормальной, адекватной нагрузкой обслуживают территорию, не приходится. Нагрузка колоссальная, зарплаты минимальные. Ситуация архисложная в этом плане. Мы приграничная территория. К сожалению, приглашаемые специалисты, в том числе и с ведущих институтов подтверждают, что есть буферная приграничная зона, на которой чаще, чем в других местах, прогнозируются вспышки заболеваний. Эту проблему пытаются сегодня решить.

Есть понимание того, что наши личные подсобные хозяйства в первую очередь страдают, а чем жить-то людям? Когда их понуждают к уничтожению скота, они, возможно, где-то начинают скрывать такие случаи. Если бы мы сегодня могли позволить адекватное вознаграждение по возмещению, чтобы то же подсобное хозяйство могло приобрести себе в замен, может быть, лучшее по продуктивности животное, мы бы убили двух зайцев: и обеспечили личное подсобное хозяйство, и увеличили бы объём сельхозпродукции. Но это опять же вопрос к нашим возможностям.

- Общественная палата РФ решила запретить продавать детям газировку. Понятно, что направлен закон на такие напитки, как Fanta, Sprite, Cola, но под действие может попасть тот же «Буратино», который мы с детства пили. Как вам такой законопроект?

- Одно дело, когда мы говорим об энергетиках. Там есть определённый состав, который негативно влияет на детские и подростковые организмы. Что касается газировок, то, может быть, здесь пойти просто путями запрета. Нужно посмотреть состав напитков. Может быть, Роспортребнадзор при разрешении выпуска продукции на рынок какие-то требования к составу бы предъявил. Хотя мы прекрасно понимаем, что, как только это возникнет, тот же напиток Fanta может с рынка уйти. Тогда нужно его заменить, любой родитель будет «за» предложить своему ребёнку здоровую продукцию. Я с удовольствием и сама пью, и вижу, как пьют «Бабушкин компот». Хотя я прекрасно понимаю, что там тоже есть консерванты, но они присутствуют в определённых ограниченных количествах, что не меняет вкуса этого напитка.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter