Все новости
Все новости

Чего хочет Чита и что будет после Instagram (запрещённая в России экстремистская организация): разбор событий недели

«Чита хочет, чтобы администрация начала выполнять свои обязанности, а не мучилась хернёй. Всё».

Уже привычная волна ушедших из России брендов и маячащая блокировка Instagram (запрещённая в России экстремистская организация) — вот чем ознаменовалась неделя. Ещё в Чите спустя два года после установки заработали «умные» остановки, цены на всё подросли, а на выходных выпал весенний снежок. Об остальном — слово нашим журналистам.

Дарья Кливенкова: Сериал с Харагунским стационаром продолжается – в бою осталась прокуратура

Участковая больница в селе Харагун Хилокского района.

Участковая больница в селе Харагун Хилокского района.

Поделиться

Я уже несколько раз думала, что круглосуточный стационар в участковой больнице села Харагун Хилокского района закрыт бесповоротно. Даже успела написать колонку про обман 2021 года, выбрав это событие.

В январе 2022 года и. о. министра здравоохранения региона Оксана Немакина как будто бы поставила точку в вопросе, заявив, что круглосуточный стационар в Харагуне возвращён не будет, так как он там не нужен. Уверенность в безвозвратно потерянном во мне крепла.

Сразу же я опросила депутатов заксобрания региона по этой ситуации, и большинство тогда пообещали продолжить борьбу. После наступило затишье.

Если вы пропустили, напомню, как разворачивалась эта история: летом 2020 года минздрав региона решил оптимизировать участковую больницу в Харагуне. Её статус сменили на амбулаторию в начале января 2021 года, а круглосуточный стационар заменили дневным на 15 коек. Харагунцы активно воспротивились этому решению, их поддержали депутаты заксобрания. Скандал заставил бывшего министра здравоохранения края Анну Шангину уйти в отставку.

Прежний статус больнице вернули в феврале 2021 года, но правительство заявило, что возвращению круглосуточного режима работы стационара мешали проблемы с лицензией. Затем стали говорить, что ночью некого лечить.

На этой неделе появилось продолжение — на сцену вышла забайкальская прокуратура. Оказалось, что, вообще-то, она включилась с момента появления общественного резонанса, посчитав приказ главврача Хилокской центральной районной больницы о переводе харагунской больницы во врачебную амбулаторию незаконным.

Ведомство обратилось в суд с требованием возобновить работу круглосуточного стационара в Харагуне. Однако в этом отказали Хилокский районный и Забайкальский краевой суды. Прокуратуре пришлось обратиться в кассационный суд в Кемерово, который вернул-таки дело на новое рассмотрение в Хилок.

Оказалось, что решение о судьбе больницы по закону должно было приниматься на основании положительного заключения комиссии по оценке последствий с учётом мнения местных жителей, выраженного на общественных публичных слушаниях. А мы прекрасно знаем, что говорили жители на общих собраниях.

Я сейчас уверена в одном — жители Харагуна новостям даже не обрадуются, у них не дрогнет ни один мускул на разочарованных лицах. Одна отобранная победа у них уже была, трудно будет перенести вторую. Только когда в стационаре переночует первый пациент, можно будет перестать сомневаться, разрешить себе что-то чувствовать и благодарно обнимать сотрудников прокуратуры. Пока же надеяться опасно.

«Редколлегия»: Комик о счастье в Чите и планах за её пределами

Александру Ткачёву 22 года, он окончил школу в Акше, вуз во Владивостоке, а теперь развивает стендап в Чите. Ещё он ведёт интеллектуальные шоу, работает в баре «Молодость» и радуется жизни. В очередном выпуске проекта «Редколлегия», посвящённом современной молодёжи, Саша беседует с редактором «Чита.Ру» Андреем Козловым о целях, деньгах и том, чего не хватает в Чите.

Егор Захаров: Чего хочет Чита?

Администрация Читы 25 февраля запустила онлайн-платформу «Чего хочет Чита». В telegram-канале мэрия объяснила её цель: «Для сбора идей, как сделать жизнь в городе комфортнее и интереснее».

Мне кажется, что из этого предложения уже всё понятно, что хочет Чита — жить комфортнее, в первую очередь. Насчёт интереснее я бы поспорил — и так больно уж всё интересно в последнее время. Ну да ладно. Ещё мне кажется, что платформа создана, чтобы израсходовать некое количество бюджетных или внебюджетных средств, потому что для сбора предложений достаточно электронной почты, ну или раздела на официальном сайте администрации. Однако кто-то в Чите нестерпимо захотел онлайн-платформу. Ну да ладно.

На взгляд человека, живущего в районе «Океана», платформу можно закрывать, брать под козырёк и делать то, что написано вот тут:

Поделиться

Ну, для полного счастья ещё выполнить желание вот этого читинца:

Поделиться

Ну, может быть, ещё реализовать вот этот проект:

Поделиться

Хотя, судя по затянувшейся возне с «умными» остановками, проще полёта на Марс дождаться. И онлайн-платформа мне кажется таким же мертворождённым ребёнком, как эти несчастные остановки.

Потому что организаторы сбора предложений плюнули, как мне кажется, и на реальность замыслов, и на фильтрацию троллинга, и на подведомственность вопросов. Мели, читинец — твоя неделя.

А будет в итоге так: из всех идей будет выбран максимально идиотский проект, вроде коней на мемориале, его отдадут предпринимателю, намекающему на дружбу с президентом, и руками гастарбайтеров с нарушением сроков построят какую-нибудь недорогую ерунду. Потому что на дорогую нет денег.

Зато в городе останутся убитые тротуары, дрова на остановках, своры собак, оболваненные деревья и зелёные лужи на площади. Потому что искоренение этого бардака требует последовательной работы, а не сбора предложений. Чита хочет, чтобы администрация начала выполнять свои обязанности, а не мучилась хернёй. Всё. Платформу можно закрывать.

Варвара Лебедева: Когда-то и я судорожно скачивала архив соцсети, тогда это казалось важным

Одна прекрасная, как звезда, и остроумная читарушница Ксения Зимина сказала в сторис клонящегося к закату Instagram (запрещённая в России экстремистская организация): «Что вы тут панихиду развели, всё нормально будет».

Действительно, к кому ни зайдёшь — везде прощание. Обязательный QR-код с мордочкой посередине, ведущий на запасной аэродром. И вроде всех понимаешь — и тех, кто просто грустит по общению и архиву фото-видео-сторичек. И тех, у кого разом рухнет построенный на рекламе бизнес. Да и тех, кто фыркает и говорит, что проживём без этих ваших инстаграм (запрещённая в России экстремистская организация)ов.

Интересно, как волнами развивается жизнь соцсетей. «Одноклассники» давно и прочно ассоциируются с видео о рассаде, патриотизмом, кучей смешных подарочков и украшений на аватарку, открытками на каждый день — как и мессенджер Viber (16+).

Мем про открытки из Viber и «Одноклассников»

Мем про открытки из Viber и «Одноклассников»

Поделиться

«ВКонтакте», говорили, тоже умирает. Хотя мне, например, очень удобно там слушать музыку. Что же, шанс на возрождение получили сейчас эти соцсети. А Telegram (16+) чуть не каждые 15 минут показывает кого-то нового присоединившегося.

Конечно, таких масштабов раньше не было. Но помню как минимум две волны миграции из соцсети в соцсеть. Не так давно Роскомнадзор собрался замедлить Twitter (16+) за отказ удалять запрещённый контент. Твиттерское сообщество испугалось, что грядёт блокировка, и по приколу или полусерьёзно пошло создавать аккаунты в «Одноклассниках». Тогда пронесло, конечно.

А ещё раньше были у меня «Дайри». Вот это реально была соцсеть, которая для меня много значила. Однажды хозяин и создатель дайриков написал пост под названием «Последняя осень», где сказал, что содержание серверов убыточное, денег не хватает. И если не найдётся покупатель, который захочет сохранить всё, то дайрики закроются.

Тогда было для всех болезненно — и реклама ни при чём. Потому что дайровцам эта площадка давала возможность высказаться, найти единомышленников, ещё там проходили крупные творческие турниры, где появлялся дважды в год вал нового контента — рассказов, рисунков, шуток, мемов, обсуждений. Там можно было научиться вёрстке и основам веб-программирования, потому что без этого никак. Кто в «Дайри» верстал, тому никакая цмс не страшна.

Помню, народ бросился искать, где найтись, когда сервера отключат. И выкачивали архивы своих дайриков — это занимало не меньше недели. Многие перелезли в Instagram (запрещённая в России экстремистская организация) или Twitter. Были даже энтузиасты, которые хотели создать подобную блогосферу, только более современную. Я постепенно переехала в Twitter, а потом вообще перестала так много времени уделять соцсетям.

Сейчас везде информационный мусор и атака. Поэтому меня не слишком трогает блокировка Instagram (запрещённая в России экстремистская организация), я в нём и смотрела в основном, как готовит завтраки одна из читарушных копирайтеров Алёна Мальтина да как занимается йогой главред Екатерина Шайтанова.

Но я понимаю, очень понимаю тех, для кого в инсте была вся жизнь. Кому-то общение там помогло заработать, или пережить тяжёлое время (как для меня это сделали «Дайри»), или найти друзей. Хочу подбодрить всех: действительно важные люди никуда не денутся от вас. Заработок может просесть, но поднимется обратно на других платформах. Всё будет хорошо.

А таким же гикам, как я, посоветую обратить взоры на платформу Fediverse: там есть куча соцсетей, которые заменяют любую из существующих, плюс видеохостинг. И работает она по децентрализованному принципу, поэтому никто её не сможет заблокировать полностью.

Редакция «Чита.Ру»